Валерий Шанцев: У нас есть все, кроме ананасов

Губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев дал эксклюзивное интервью Pravda. Ru. Главными темами беседы стало импортозамещение, продовольственная безопасность России, состояние дел в сельском хозяйстве и развитие села, привлечение в сельскую местность специалистов. Валерий Павлинович делится успешным опытом развития производства в своем регионе.

— Валерий Павлинович, Нижегородская область — не только промышленная, но и сельскохозяйственная. В связи с актуальностью вопроса продовольственной безопасности, импортозамещения, как сейчас обстоят дела в агропроме?

— Задачи по развитию сельского хозяйства, пищевой индустрии мы начали решать гораздо раньше последних событий. У нас был принят областной закон о продовольственной безопасности, с 2009 года работает программа "Покупай нижегородское!". Мы начинали эту программу, когда в наших магазинах было всего 20 процентов товаров собственного производства, сейчас — уже 60, и мы стремимся к 80. Конечно, ананасы, бананы, киви вряд ли у себя вырастим.

Мы сегодня полностью обеспечиваем себя зерном — и продовольственным, и фуражным, по картофелю даже имеем запас, и продаем его в Москву и Санкт-Петербург. Полностью обеспечиваем себя овощами в открытом грунте, в закрытом пока не получается, но в 2-3 года мы эту проблему решим, чтобы свои огурчики, помидорчики, зелень и зимой появлялись. По молоку и молочным продуктам уровень обеспеченности сегодня в районе 75 процентов собственного производства.

По мясу пока сложное положение — где-то в районе 50 процентов обеспечены собственным производством. Ну по каждому из этих направлений есть у нас своя программа. Мы вкладываем очень серьезные деньги в поддержку сельскохозяйственного производства, даем дотации на молоко и мясо, на строительство скотомест. Это все делается для того, чтобы поднять уровень рентабельности, чтобы хозяйства получили прибыль и сами потом развивались, просто сначала им на ноги надо встать. За последние несколько лет мы реконструировали и заново построили 500 новых животноводческих комплексов.

Темп набрали хороший, потому что понимаем, что продовольственная безопасность — это одно из основных направлений безопасности. И тем более сейчас, при эмбарго, условия для того, чтобы развивалось сельскохозяйственное производство стали лучше. Ведь для производителя самое главное, чтобы его продукцию потребляли. Нас сегодня пускают с нашей пищевой продукцией на рынки Москвы, Санкт-Петербурга и других регионов, предприятия будут иметь прибыль и развиваться.

— Кто в основном берет: магазины или торговые сети?

— Обычно начинается с сетей — федеральных и региональных. Конечно, с отдельными магазинами сложнее иметь дело крупным производителям. Если говорить о развитии самого села, то современные животноводческие комплексы уже трудно узнать. У нас появились интеллектуальные фермы, где компьютер полностью управляет всеми процессами, у каждой коровы датчик активности стоит и определяет, больная она или здоровая. Если она больная, то молоко идет в отдельный танк.

Нет даже доярок или операторов машинного доения. Это уже вчерашний день. Там один человек управляет автоматизированной системой, по сути дела, так же как на любом заводе, технологическом комплексе. Дойка полностью осуществляется через компьютер, автоматизировано все происходит. Мы в последние годы надои увеличили почти на 1000 килограммов за год на одну корову, сегодня они составляют 4800 килограмм.

В советские времена за надой 5000 килограмм на корову давали звание героя социалистического труда. Мы теперь ставим задачу к 2020 году иметь надои около 6,5 тысяч. Но например, в Финляндии — 10 тысяч надои, то есть нам есть куда стремиться. Для этого надо заниматься племенной работой, прежде всего, стадо обновлять. У нас сегодня — 37 племенных заводов, есть даже один центр генофонда. Поэтому мы имеем племенных животных в общем стаде 22,6 процентов, а по стране это — 9,6 процентов, значит мы занимаемся более интенсивно.

Это дело непростое. Чтобы объем производства мяса поднять, мы занялись производством и выращивание крупного рогатого скота мясного направления. Раньше мы мясо вместе с молоком делали, а теперь — только мясное направление. Мы в свое время закупили ангусов, герефордов, сегодня на тысячу ангусов уже получили 800 приплод за год. Это уже наш приплод. Люди работают грамотно. Приятно беседовать со специалистами, у которых глаза горят, которые говорят: да мы любую корову раздоим.

— Как вам удается привлекать специалистов на село? Ведь еще несколько лет назад средняя зарплата в российском сельском хозяйстве была всего 14 тысяч рублей, и это считалось хорошим уровнем. Мало кто за такие деньги пойдет работать на село. Но в вашей области действуют программы развития села, в том числе по привлечению молодых специалистов. Расскажите, об этом.

— 10 лет назад, в 2005 году, средняя зарплата по области (это с крупными промышленными предприятиями) была всего 6,5 тысяч. Но сегодня заработная плата 14 тысяч — это плохая оплата для уровня села, у нас сейчас средняя зарплата по области — 29 тысяч. На селе, конечно, несколько меньше, но там же есть подсобные хозяйства и другие преимущества. Многое делается для развития села…

У нас действительно работает программа по молодым специалистам сельского хозяйства. Дома им строятся, и подъемные серьезные дают, смотрят, чтобы заработная плата с самого начала не была низкой. Молодой специалист, конечно, начинает с низкой квалификации, но нельзя же его держать на голодном пайке. Второе — это надо создавать инфраструктуру. Потому что можно иметь успешное производство, хорошо работать и зарабатывать, но когда человек приходит домой, а у него там ничего нет, некуда пойти, то тогда встает вопрос, а что я здесь делаю? Лучше я поеду туда, где хорошо живут.

Поэтому нужны школы, поликлиники, больницы, объекты культуры и спорта, и многое другое. А для этого опять же нужны кадры. Мы программу по молодым специалистам на селе как раз с 2006 года реализовывали, и 4,5 тысячи людей привлекли туда. Мы строили дома с первых дней. С выпускникамивузовов заключали контракты на 10 лет. — Дом или квартиру им даем. И машину еще, чтобы они в селе не были отрешены от города. Так молодой специалист может и театры ходить, на выставки, дискотеки… Вот мы и создаем такие условия.

Реализовываем программу строительства спортивных комплексов, ведь на селе же вообще ничего не было. Мы построили уже 28 оздоровительных комплексов в районных центрах, у нас школьных автобусов достаточное количество, возят ребят круглый год. Они плавают — там два бассейна, катаются на коньках — там искусственный лед, играют во все игровые виды спорта — там большие залы. Таких физкультурно-оздоровительных комплексов нет не только в России, но даже в развитых странах.

К нам приезжали хоккеисты Ковалев и Овечкин, мы их отвезли в город Лысково. Там 25 тысяч население и такой огромный физкультурный центр. Они говорят: мы объехали всю Северную Америку и Канаду, в городах такого уровня таких комплексов нет. А у нас идеология такая, что богатый человек сразу должен делать хорошо. Главное — вперед бежать, пусть они нас догоняют.

Читайте также:

Сельское хозяйство с интеллектом. Что это?

Нижегородцы: триста лет особого статуса

Валерий Шанцев: все решают кадры и инвестиции

Шанцев: "Я хочу, чтобы люди мне доверяли"

Валерий Шанцев: "Мне лучше в Н. Новгороде"

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Чем полон "карман" России?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР