Автор Правда.Ру

Труба надежды нашей

Национализация нефтепроводов может лишить Мурманскую область главной перспективы

Частных нефте- и газопроводов в России не будет — все они (включая и будущий трубопровод Западная Сибирь — Мурманск) останутся в собственности государства. Соответствующее заявление премьер-министра РФ Михаила Касьянова, которое он сделал во время недавнего визита в столицу Заполярья, уже наделало много шуму в офисах нефтяных компаний, и не только в них. Растоптанные мечты нефтяников, которые в последние годы создали несколько серьезных посылов для разрушения государственной монополии на владение трубопроводными системами, смело можно считать главным итогом мурманского визита Михаила Касьянова.
Несмотря на некую "абстрактность" этой темы (Мурманской области вроде бы все равно, какой трубопровод — государственный или частный — пройдет по ее территории), она, как выясняется, весьма актуальна не только для частных нефтяных компаний, но и для нашего региона. Дело в том, что, по мнению экспертов, обозначенная выше государственная монополия может самым естественным образом поставить под вопрос, а то и перечеркнуть строительство трубопровода Западная Сибирь — Мурманск.

Труба для "частника"

Эксперты считают, что Михаил Касьянов отнюдь не случайно сделал свое громкое заявление не где-нибудь, а именно в Мурманске. Столица Заполярья в прошлом году была провозглашена ключевым узлом будущего грандиозного трубопровода и нового экспортного направления транспортировки нефти. Причем четыре монстра российского нефтяного бизнеса — "ЮКОС", "ЛУКОЙЛ", Тюменская нефтяная компания (ТНК) и "Сибнефть", заявившие в ноябре о совместном строительстве нефтепровода Западная Сибирь — Мурманск, поспешили назвать этот проект первым частным нефтепроводом в России и создать прецедент, дающий право на нерегулируемые объемы прокачки, тарифы и состав участников проекта.

Чем, видимо, и спровоцировали Правительство РФ на адекватный ответ.

Сегодня все магистральные нефтепроводы в России принадлежат компании "Транснефть", которая является уполномоченным государства в сложном деле перекачки нефти и регулирует свои отношения с нефтедобывающими компаниями с помощью льготных тарифов на эту самую перекачку. Предполагается, что именно "Транснефть" будет владеть и новыми трубопроводами, включая и транснациональную магистраль Западная Сибирь — Мурманск. А крамольная затея четырех нефтяных компаний, договорившихся с губернатором Юрием Евдокимовым, означает начало наступления на позиции государственной "Транснефти".

Правительство РФ совершенно не заинтересовано терять эту монополию. Во-первых, на транснациональных проектах оно может зарабатывать большие деньги за счет привлеченных инвестиций. Во-вторых, чиновники никогда сами по себе не откажутся от "разруливания" возможных конфликтов между нефтяными магнатами, участвующими в подобных многомиллионных проектах — роль судьи здесь тоже дорогого стоит. Наконец, под каждый будущий нефтепровод правительство будет утверждать инвестиционную программу для развития естественной монополии, коей является "Транснефть", а здесь тоже кроются немалые рычаги влияния на нефтяных олигархов.

Понятно, что такой расклад не устраивал нефтяные компании. По словам высокопоставленного сотрудника одной из нефтяных компаний, только за прошлый год транспортные затраты нефтяников выросли на 40 процентов (в первую очередь — за счет роста тарифов "Транснефти" и МПС). Именно поэтому "нефтяные генералы" пытались по-тихому "перекроить" ситуацию. К примеру, "ЮКОС" в последние четыре года вел переговоры о строительстве частной нефтяной магистрали в Китай по маршруту Ангарск — Дацин (сухопутный проект) стоимостью около 1,7 миллиарда долларов и пропускной способностью до 30 миллионов тонн нефти в год. Строительство нефтепровода предусматривает прокладку ветки протяженностью 2400 км в обход Монголии. Предполагается, что в России маршрут пройдет в основном по территории Бурятского автономного округа. Ввести нефтепровод в строй предполагалось в 2005 году.

Недавно, правда, нефтяники стали обсуждать альтернативный "восточносибирский" проект — строительство тихоокеанского нефтепровода из Ангарска в Находку для экспорта нефти в Японию. Он, кстати, был разработан не "частниками", а государственной "Транснефтью", а значит, изначально имеет определенные преимущества перед конкурентом. Эффективность трубопровода должна составить не менее 50 миллионов тонн прокачки в год. "Транснефть" предполагает провести новый нефтепровод по территории Иркутской, Читинской, Амурской областей, Еврейской автономной области, Хабаровского и Приморского краев и Бурятии. Предполагается соорудить линейную часть нефтепровода диаметром 1020-1200 мм, резервуарный парк — общим объемом около 400 миллионов кубических метров, выносные причальные устройства для приема танкеров — дедвейтом до 300 тысяч тонн. При этом общая протяженность трассы нефтепровода Ангарск — Хабаровск — Находка составит 3765 км.

Два дня назад вице-премьер РФ Виктор Христенко сообщил, что правительство России в марте определит, какой из проектов строительства нефтепровода — Ангарск — Дацин или Ангарск — Находка — является приоритетным. По словам вице-премьера, оба проекта отличаются экономическими параметрами, и в данном случае "ресурсная база — ключевой фактор в определении приоритетности проекта".

В настоящий момент Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) является вторым в мире после Северной Америки по уровню потребления нефти, на его долю приходится 27,8 процента мирового потребления. Ожидается, что до 2020 года объем потребления будет расти примерно на 9 процентов ежегодно, а добыча сократится. К 2020 году объем импорта в страны АТР возрастет по сравнению с 2000 годом более чем на 800 миллионов тонн в год. В качестве основной ресурсной базы для проектируемого нефтепровода планируется использовать месторождения Восточной Сибири.

Нефтепровод Западная Сибирь — Мурманск стал другим крупным частным проектом. Напомним, что речь в данном случае идет о трубопроводе мощностью до 80 миллионов тонн нефти в год, строительство которого обойдется в сумму от 3,4 до 4,5 миллиарда долларов — в зависимости от маршрута, выбранного для прокладки трубы. В настоящее время инвесторы рассматривают два варианта маршрута трубопровода: Западная Сибирь — Ухта — Мурманск протяженностью 3,6 тысячи километров и Западная Сибирь — Уса — Мурманск (через Белое море) протяженностью 2,5 тысячи километров. После подготовки декларации о намерениях, которая должна появиться на свет в апреле нынешнего года, нефтяные компании собирались принять решение о дальнейшем проектировании, выбрать оптимальный маршрут и подготовить детальный график реализации проекта. А заодно окончательно решить все коммерческие вопросы — вид и объем гарантий на перекачку нефти, бюджет и схемы финансирования, долевое распределение акционерного капитала... Строительство трубопровода запланировано на 2004-2007 годы, ввод в действие — в 2007 году.

Компании, вошедшие в "мурманский" проект, однозначно дали понять, что хотели бы самостоятельно устанавливать тарифы на прокачку нефти и регулировать доступ к трубопроводу. Но Правительство РФ с этим не согласилось, о чем и сообщил в Мурманске Михаил Касьянов. Он, по сути, предложил прежнюю схему взаимоотношений: степень участия инвесторов будет учитываться при формировании тарифов на прокачку нефти. И только.

Рычаги "земельного" воздействия

Пока мурманское заявление Михаила Касьянова вызвало больше вопросов и недоумения, нежели какой-то ясности, — высказал свое мнение "Курьеру" один из экспертов, советник комитета по промышленности, строительству и наукоемким технологиям Государственной Думы РФ Александр Курский. — Нефтяные компании высказываются в том духе, что, мол, если государство хочет сделать все нефтепроводы своими — ради Бога, пусть их строит "Транснефть". С помощью каких средств — это уже дело самой "Транснефти". Совершенно неясна будущая концепция "Транснефти", касающаяся строительства новых трубопроводов. Есть определенные сомнения и по поводу действенности тарифов, с помощью которых государство намерено регулировать свои отношения с частными компаниями. Многие нефтяные компании, насколько мне известно, считают их завышенными. Следует отметить, что заявление премьер-министра вызвало немало критики в среде юристов. Дело в том, что нигде в действующем федеральном законодательстве нет запрета для частных компаний на строительство и эксплуатацию трубопроводов. Нет у нас по сей день и федерального закона о трубопроводном транспорте. Так что юридически заявление Михаила Касьянова ничем пока не подтверждено и выглядит как минимум преждевременным...

Впрочем, по мнению большинства наблюдателей, та или иная принадлежность нефтепровода Западная Сибирь — Мурманск не будет иметь для нашей области большого значения. При любом решении трубопровод, скорее всего, получит статус объекта федерального значения, и его строительство и эксплуатация будут производиться в соответствии с конкретными федеральными законами. Так что Мурманская область не потеряет перспектив получить неплохие дивиденды от прокачки нефти по ее территории. Правда, для этого потребуется приложить немало усилий.

"Курьер" в свое время подробно рассказывал об этой проблеме (см. публикацию "Дело — труба", "Норд-Весть Курьер" № 40 от 14-20 ноября 2002 года). В ситуации со строительством нефтепровода областная администрация должна будет согласовать его трассу, а органы местного самоуправления — предоставить под него земельные отводы. По федеральному законодательству земли под магистральными трубопроводами, находящимися в федеральной собственности (или признанными объектами федерального транспорта), должны и сами перейти в собственность федерального центра. Но если соответствующие участки земли находятся в собственности области или ее муниципалитетов, то их нельзя отчуждать в федеральную собственность без равноценного возмещения.

Иными словами, у администрации Мурманской области как у собственника земли есть рычаги воздействия на будущего владельца трубопровода, связанные с корректировкой земельного отвода, скажем, в интересах экологии региона. Есть они и у мурманских депутатов. Прокладка трубы затрагивает земельные отношения, вопросы недропользования, природопользования и экологии. Поскольку законодательство в этих сферах относится к совместному ведению федерального центра и области, сегодня ничто не мешает Мурманской областной Думе принять свой закон, который мог бы регулировать строительство трубопроводов, идущих через территорию области. Тогда при проектировании нефтепровода его заказчики и владельцы вынуждены будут учитывать интересы нашего региона.

Заложники монополии

Единственная видимая проблема, которая может возникнуть с нефтепроводом Западная Сибирь — Мурманск в связи с его "национализацией", — это... отсутствие самого нефтепровода. Ряд экспертов считает, что проект в данном случае может стать заложником государственной монополии на владение трубопроводами.

На сегодняшний день у "Транснефти" (а значит, у государства) есть три, так сказать, нефтепроводные перспективы. Одна из них ведет из Западной Сибири в Мурманск, две другие (о них шла речь выше) — из Восточной Сибири в Азию: в Китай либо Японию. "Транснефть", несомненно, способна привлечь многомиллионные кредиты под гарантии российского правительства, но многие (в том числе и сами нефтяные компании) сомневаются, что ее ресурсов хватит на то, чтобы построить за короткий срок три или хотя бы два транснациональных нефтепровода.

- На все эти проекты средств у государства однозначно не хватит, — сказал "Курьеру" Александр Курский. — Речь идет о миллиардах долларов, и тут может не хватить не только кредитов "Транснефти", но и совокупных инвестиций российских нефтяных компаний. В этой ситуации перед государством вполне может встать дилемма, какое из экспортных направлений развивать — восточное или западное. Так или иначе, один из инвестиционных проектов будет признан более целесообразным и получит приоритет. Остальным же проектам придется ждать своей очереди, если их вообще не прикроют. На мой взгляд, трубопровод Западная Сибирь — Мурманск выглядит более привлекательным. Он короче, чем его конкуренты, и может принять в себя не только нефть Западной Сибири, но и запасы уже разведанного Тимано-Печорского нефтяного месторождения. Однако у кабинета министров могут быть свои резоны в оценке ситуации...

Действительно, сегодня никто не сможет предсказать, какую инвестиционную программу для "Транснефти" предпочтет Правительство РФ, если ему придется выбирать между Востоком и Западом. Достаточно вспомнить такой факт: пока Михаил Касьянов говорил в Мурманске о важности здешнего узла транспортировки нефти, Президент России Владимир Путин обсуждал в Москве перспективы будущего сотрудничества с японским премьер-министром Дзюитиро Коидзуми. Причем одной из главных тем московской встречи стало строительство нефтепровода Ангарск — Находка.

По сообщению информагентств, в декабре японский кабинет министров уведомил российское правительство, что Япония готова импортировать до 1 миллиона баррелей российской нефти в день (50 миллионов тонн в год) в случае строительства трубы до Находки. Японские министры заверили своих российских коллег, что Страна восходящего солнца готова предоставить на строительство трубопровода долгосрочные кредиты государственного Банка международного сотрудничества и гарантии Японского экспортно-импортного страхового агентства. По сведениям газеты "Ведомости", в Москве Коидзуми подтвердил Путину, что Япония заинтересована в строительстве нефтепровода Ангарск — Находка и готова участвовать в реализации этого проекта поставками оборудования и предоставлением кредитов. По словам высокопоставленного источника в правительстве, Япония готова предоставить России до 5 миллиардов долларов, необходимых для реализации проекта, в виде несвязанных кредитов...

Этот проект может обеспечить первый солидный выход для российских энергоносителей на рынки Восточной Азии и в дальнейшем на Западное побережье США. Это помогло бы снизить зависимость Восточной Азии и, возможно, также США от Ближнего Востока. Япония же рассматривает трубопровод как имеющий стратегическую важность для своего снабжения энергоносителями в долгосрочном плане.

Остается добавить, что сегодня никто не даст гарантий по поводу непременного участия в сугубо государственном проекте главных "строителей" трубопровода Западная Сибирь — Мурманск: "ЮКОСа", "ЛУКОЙЛа", ТНК и "Сибнефти". Мурманское заявление Михаила Касьянова внесло определенный разлад между потенциальными инвесторами проекта. Часть из них готова играть по правилам Правительства РФ и договариваться с "Транснефтью", остальные высказывают "глубокое разочарование" и говорят о том, что вряд ли станут вкладывать деньги в такой проект. Недовольных не удовлетворяет предложенная правительством система тарифных "скидок", они предпочли бы иметь как минимум твердые гарантии возврата инвестиций.

Рентабельности проекта угрожает и конъюнктура цен на нефть. В случае ударов по Ираку стоимость нефти, по прогнозам аналитиков, снизится с 22-28 долларов за баррель (нефтяной "коридор" ОПЕК) до 12-13 долларов, а это грозит "омертвлением" инвестиций. Большинство экспертов считают, что при стоимости нефти менее 18 долларов за баррель отправлять сырье в США станет попросту нерентабельно.

Игорь Жевелюк,
Мурманск

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Почему человечество может остаться без мороженого
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рабочий зарезал троих на заводе "ГАЗ"
Дипломаты США послали россиян подальше
Флот США к ядерному удару готов
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Штаты собираются оккупировать энергетический рынок Европы — Рустам ТАНКАЕВ
Экс-депутат Рады сравнил курорты Крыма и Херсонщины
Дипломаты США послали россиян подальше
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Кинокритики выбрали лучшую кинокомедию человечества
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Россия и Израиль дружат против терроризма
Как эмбарго ударит по холодильникам россиян