Автор bratkov

Высший шик российской политики: Отнять у людей последнее, но остановить их в полушаге от взрыва

Отшумели акции протеста бюджетников, посветились в телеобъективах аналитики, профлидеры и депутаты. Оживленные дискуссии о социальных реформах плавно перетекли в решительные намерения реформировать сферу ЖКХ руками крупных корпораций. В правительстве, похоже, утвердилась мысль об окончательной ликвидации поста социального вице-премьера. Но стало ли рядовому россиянину лучше жить? Судя по отчетам министров — да. Судя по лицам людей на улицах — нет. Обо всем, об этом корреспондент "ПРАВДЫ.Ру" беседует с депутатом Государственной Думы, членом комитета по энергетике, транспорту и связи и Агропромышленной депутатской группы Сергеем Левченко .

- Недавно Госдума обсуждала проблему выплаты пособий детям и матерям-одиночкам. Как сегодня реально обстоит дело с этой и другими не менее серьезными социальными проблемами?
- Если честно, то ожидать улучшения социальной обстановки в стране при сегодняшнем составе правительства не приходится. Хотя средства, которые реально могли бы пойти на улучшение благосостояния большинства граждан, они в принципе в стране есть. Но они сосредоточены в наших природных ресурсах, а ресурсы — в частных руках.

Россия, а до этого и Советский Союз долгое время жили исключительно за счет эксплуатации природных ресурсов. Однако при этом постоянно, с помощью плановой экономики увеличивалось производство в перерабатывающих отраслях промышленности: черной металлургии, легкой промышленности. Специальные программы, которые десятки лет работали и выводили нас то по одному, то по другому виду продукции на первые места в мире.

Эти достижения давались не легко, но весь мир не уставал удивляться. Точно так же, как сегодня западные эксперты не верят глазам своим, взирая на китайское, корейское или японское чудо. В то время темпы роста именно Советского Союза удивляли весь мир. Сегодня, когда доля промышленной продукции в ВВП упала до 20-30% (и лишь в некоторых отраслях до 50%), рассчитывать на то, что мы сами себя обеспечим только за счет той налогооблагаемой базы, которую от щедрот уступает государству частный бизнес, было бы очень наивно.

- В распоряжении государства, вроде бы есть, все рычаги, чтобы регулировать этот процесс? В конце концов, нельзя вечно оставлять такую массу народа на грани физиологического выживания...
- Для того, чтобы каждый человек почувствовал, что в стране реально что-то происходит, развитие страны, отраслей, отдельных компаний нужно планировать. Ставить конкретные цели и добиваться их. Иметь профессиональные расчеты, сколько нужно построить жилых домов, школ, запустить предприятий. Таким образом, многое планировалось в советское время. И люди реально видели, что происходит. Сегодня конкретные вещи эксперты правительства переводят в национальный суррогат в виде валового внутреннего продукта (ВВП). Но никто же этот ВВП в своем кармане не ощущает.

- Недавно Владимир Путин именно за это критиковал правительство. Говорил, что люди должны чувствовать улучшение социально-экономического положения как раз по своему кошельку...
- Если бы президент или премьер хоть раз рискнули самостоятельно проехать по периферийным поселкам, например у нас по Иркутской области, то, возможно, они многое бы поняли. Может быть, после этого министры озаботились бы долгосрочным планирование развития страны. Но даже, Если бы сегодня руководство страны рискнуло бы что-нибудь запланировать, причем в конкретных цифрах, то только через несколько лет появилась бы возможность оценить, насколько реалистичны и выполнимы были эти планы.

Однако, совершенно очевидно — сегодняшняя власть откровенно боится планировать какие-то социальные, производственные и экономические вопросы, в понятных людям результатах. И правильно делает. Потому что после этого уже нельзя бы было заявлять, что "жить стало лучше, жить стало веселей" и трясти перед лицом народа своими экономическими отчетами. Поэтому, если говорить о жизни людей, то происходит реальное ухудшение условий существования. Особенно там, где люди зависят от успеха или неуспеха небольших предприятий. У таких людей жизнь ухудшается с каждым годом.

- Есть ли какие-то подвижки (хотя бы на уровне парламента) по соотношению прожиточного минимума, уровня зарплат и социальных выплат. В одном из телевыступлений Михаил Касьянов заявил, что приближение зарплаты бюджетника к прожиточному минимуму обрушит экономику страны. А как же этому бюджетнику, пенсионеру выжить?
- Выжить практически невозможно. Ведь, если сейчас пенсия 1600-1700 рублей (уже с апрельской прибавкой), а у нас в Иркутской области, только оплата за квартиру и коммунальные услуги трехкомнатной квартиры колеблется от 1500 до 2500 рублей. То есть если человек сумел заработать в свое время на квартиру, то сейчас ему не чем за нее платить. Абсурд.

- Вы сказали, что крупные монополии представлены в правительстве своими лоббистами, не могли бы вы их назвать?
- Я думаю, что в правительстве и в администрации президента все в той или иной мере зависят от крупных корпораций или финансово-промышленных групп. Это факт.

- В чем же причина того, что социальные реформы в стране буксуют? В нежелании властей и капитала эти реформы проводить?
- Сегодня политика наших крупнейших корпораций и правительства заключается в том, что народ России постоянно держат на грани социального взрыва. Высшим искусством нашей российской политики считается такое вот балансирование на грани бунта. С одной стороны, у народа максимально "отжимается" все, что только можно, но в то же самое время власти умудряются не допускать открытых социальных протестов. Не допускать можно разными способами — зомбировать через средства массовой информации, бросать разные подачки на пенсии. Когда возникают проблемы у работников бюджетной сферы, находят виновного — министра труда Починка, стараются управлять разными отраслями при помощи профсоюзов. То есть те же бюджетники получают свою нищую копеечку только тогда, когда не дать ее уже нельзя — просто все разбегутся.

- Несмотря на высокие цены на нефть, правительству все время не хватает денег. И уж на бюджетников не хватает всегда. В Думе знают, где можно взять деньги на социальные реформы?
- На сегодняшний день в нашей Конституции написано, что все природные ресурсы это общенародная собственность. Существует достаточно много вариантов, чтобы сделать так, чтобы природные ресурсы работали на народ. Можно в этом плане привести шведскую модель и арабскую модель, где каждый человек получает определенную ренту от добычи ресурсов, которые принадлежат населению, а не отдельным корпорациям. Мы остановились на самом плохом варианте, получать с сырьевых олигархов деньги в виде налогов. А как уходить от налогов наши специалисты, похоже, знают лучше всех в мире.

А кроме как из сферы природных ресурсов денег взять негде. Второй крупный источник — это промышленность, она сегодня находится в таком плачевном состоянии, что рассчитывать на нее как на источник средств не приходится. Наоборот нужно искать деньги, чтобы саму ее поднимать. Но даже если деньги найти, то даже при самом лучшем варианте должно пройти как минимум несколько лет. А с помощью природных ресурсов бюджет можно очень быстро увеличить почти в 10 раз.

- То есть вы предлагаете взять на вооружение модель Франции, где есть владельцы компаний, но акции самых крупных компаний находятся у государства?
- Мне лично больше нравится шведская модель. Там компании покупают природные ресурсы, и потом что хотят, то и делают, перерабатывают, продают в виде сырья. Даже в якобы капиталистической Швеции со всем их культом частной собственности уже поняли, что природные ресурсы должны принадлежать всему народу.

- Судя по тому, что многие социальные законы до сих пор не приняты, а те, что приняты, до неузнаваемости изуродованы поправками, кто-то в Госдуме против социальных реформ. Кто проваливал предложения, например, вашей депутатской группы?
- Большинство депутатов Государственной Думы — так называемые центристы, которые объединены в так называемую "большую четверку". "Регионы России", "Народный депутат", "Единство" и "Отечество" - они сегодня составляют большинство в Думе порядка 250 человек. Эта численность депутатов позволяет принять почти любой закон, кроме конституционного, где требуется 301 голос. А наша фракция и Агропромышленная группа, которая близка нам по позициям, остаются в меньшинстве, нас меньше одной трети. В нынешнем составе Думы мы не можем провести какой-то закон или хотя бы воспрепятствовать прохождению "плохого" закона.

- То же самое, судя по всему, произошло и с законами по реформе ЖКХ?
- Сегодня реформа ЖКХ — это новая, практически неприкрытая попытка ограбления. Сегодня большая часть населения ограблена, а это еще один, с позволения сказать, беспредельный грабеж. Тем не менее, в большинстве регионов России нарастает весьма серьезное сопротивление этой реформе. Потому что люди в этой реформе (причем совершенно справедливо) не видят никакого смысла. С одной стороны они чувствуют увеличение в несколько раз оплаты за жилье и коммунальные услуги, которые не соответствуют их уровню доходов, а с другой — не чувствуют, чтобы что-то поменялось в лучшую сторону.

Люди, которые задумывают реформы, докладывают президенту об успехах, существуют в пределах Садового кольца. Для них реальное состояние нашего коммунального хозяйства и экономики, реальные доходы населения — это только цифры. Они очень далеки от понимания того, как живут сегодня люди. Поэтому они витают в облаках и не понимают, что эту реформу им провести не удастся.

Когда Касьянов последний раз был у нас, он сказал, что требуется 300 млрд. рублей для того, чтобы привести в порядок коммунальное хозяйство страны. Могу сказать, что он сильно поскромничал. Я думаю, что для этого требуется, как минимум в пять раз больше.

- Ну, хорошо. В правительстве не понимают истинного масштаба задач, да и не стремятся его понять. Честным депутатам в парламенте не дают заботиться о народе. Разрабатывают и пытаются провести в жизнь реформы, которые только ухудшают положение народа. Но кто-то же должен от таких реформ выигрывать?
- А вы можете за последние 12 лет назвать в нашей стране хотя бы одну реформу, которая принесла бы людям добро? Нет. И это не случайно. Речь идет не о том, чтобы реформировать страну, а о том, чтобы при помощи так называемых реформ "отжать" на выплату внешних долгов, на содержание чиновников, да еще и себе в карман. Потому что с каждым годом количество того, что еще можно "отжать" уменьшается. Как шагреневая кожа.

- Анатолий Чубайс только что продавил реформу энергетики. А теперь взялся за ЖКХ. В помощниках у него крупнейшие монополии и частные компании. Значит, Чубайс все еще не потерял своего влияния на правительство, на власть в целом?
- Нет, дело не в этом. Просто во власть пришли другие люди. И они очень завидуют тому времени, когда Чубайс блистал и рулил. Тогда можно было "хапать" без ограничений, безнаказанно. И им хочется также. И они понимают, что времени и возможностей у них осталось совсем немного. Потому что такая политика — это прямая дорога к социальному взрыву. Кого мы кроме Чубайса знаем, которые нагрели руки на приватизации? Да никого практически. Олигархов? А в ней участвовали сотни тысяч чиновников, которые приватизации постоянно "колеса смазывали". Они потом все рассредоточились — кто-то купил себе завод, кто-то присосался к нефти, кто-то к газу и электроэнергии.

- Кто же это?
- Те же самые нефтяные, газовые, электрические корпорации, все кто связан с природными ресурсами, и их представители и лоббисты в правительстве. Если и есть там люди, государственного склада, то они не определяют.

- Пользуясь случаем, что бы вы хотели через прессу предложить правительству?
- Боюсь, у меня к этому правительству никаких пожеланий нет. Потому что все наши пожелания и требования — это глас вопиющего в пустыне. А вот приглашения есть. Любому министру, вицу-премьеру и премьер- министру приехать в Иркутскую область, чтобы вместе с ними пройтись по периферии области, проехать по поселкам и поговорить с людьми. После этого, возможно, и о предложениях поговорить можно будет.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Говядина с цезием: как распознать облученные продукты
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Спортивный юрист США: МОК совершил страшную ошибку
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры