БРИКС появился потому, что идет война

В июле в Уфе пройдет саммит БРИКС. Как отмечают в МИД РФ, на этом саммите лидеры БРИКС смогут поднять объединение на новую высоту. Как сказал Pravda. Ru эксперт Роман Андреещев, в БРИКС, действительно, пока идет процесс притирки, а интересы у стран БРИКС зачастую разные. Это вызвано тем, что БРИКС не накладывает жестких ограничений на партнеров.

— Роман, что в объединение БРИКС входит Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. Страны БРИКС объединены одним признаком — это достаточно крупные страны, лидеры по развитию в своих регионах, и их экономики растут достаточно высокими темпами. Достаточно ли этого, чтобы говорить о союзе стран, насколько совпадают их интересы?

— Я бы сказал, что БРИКС- это не организация, это пока что форум, площадка для обсуждения различных мнений.

— Как сказал один зарубежный эксперт: "БРИКС- это состояние умов".

— Можно и так. Умы политиков и экономистов этих пяти стран думают пока что в одном направлении — это увеличение веса развивающихся государств, причем крупных развивающихся государств, в мировой экономике и, как следствие, в мировой политике.

— Заинтересованы ли эти страны в том, чтобы реально объединить усилия?

- Данный форум не накладывает жестких ограничений на партнеров по этому объединению. Возможно, БРИКС станет еще международной организацией, скорее всего, на мой взгляд, так и будет. Но пока идет процесс притирки, попытка установить какие-то более глубокие контакты, и в настоящее время, действительно, интересы у стран, как ни странно, но они разные.

С другой стороны, если мы посмотрим на экономическую составляющую интересов стран, то у нас очень много точек соприкосновения, которые мы готовы в одном ключе отстаивать на мировой арене.

— На предстоящем саммите ожидается окончательное оформление ключевых для этого объединения институтов, как пул условных валютных резервов и нового банка развития БРИКС. Есть мнение, что в какой-то степени это будет восточный аналог Всемирного банка и МВФ, которыми страны БРИКС не очень довольны. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этих институтах и об их перспективах, главным образом, для России, наверное.

— Сейчас, по большому счету, в мире идет передел политического поля влияния. Это мы видим по взаимоотношениям нашей страны с Западом. Мы столкнулись с этим первой из стран БРИКС, и это наглядно демонстрирует в настоящее время и всем другим странам, что свои усилия надо объединять, потому что по отдельности отстаивать свои интересы действительно достаточно проблематично.

Поэтому, конечно, Россия тоже, как и другие члены БРИКС, заинтересована в том, чтобы отстаивать совместные интересы на мировой арене. И в первую очередь, на экономической, потому что, как я уже говорил, если есть экономические силы, то и есть политический вес в мировой экономической и политической системе. Если этого веса нет, то, увы, влиять на мировую политику достаточно проблематично.

— Расскажите об этих новых институтах, которые планируется создать в рамках БРИКС.

— Институты только-только создаются. Работать нужно в этом направлении. Естественно, что просто так ничего не дается, тем более, что Запад, в первую очередь США, препятствуют этому. И банк должен заработать только с осени этого года.

— Роман, а каковы задачи этого банка и задачи пула валют?

- Задача пула валют состоит в том, чтобы выделять кредиты странам, которые нуждаются. В первую очередь, странам-членам, конечно же, для того, чтобы поддерживать стабильность валюты и стабильность валютных отношений между пятью государствами-членами данного объединения.

Суммы немаленькие, это многомиллиардные суммы, это не 1-2 миллиарда, это более двух десятков млрд долларов. На первое время этого действительно может хватить. К этому саммиту в свои права должен вступить уже полностью и директор этого учреждения.

Система под названием совместного банка уже имеет более широкий контекст. В первую очередь, это выделение инвестиций под конкретные проекты в странах-членах БРИКС.

Мы видим что, во-первых, выбивается площадка у доллара. Понятно, что США не очень довольны этим, потому что рынок не покрывается долларом и, естественно, когда США до этого печатали практически ничем не обеспеченные доллары спокойно, эти доллары теперь не нужны будут в этих расчетах.

— Нынешний год и председательство России в БРИКС ознаменовано рядом мероприятий, саммит — это не единственное. В частности, в мае состоялся Cедьмой академический форум БРИКС, на котором была выработана среднесрочная стратегия развития БРИКС. Какие там вопросы были поставлены во главу угла?

— Среднесрочная стратегия уже давно требовалась — объединение существует уже не первый год. Нужно на что-то ориентироваться, должна быть программа совместных действий. На длительный период времени загадывать, наверное, пока еще не стоит, но как двигаться дальше в ближайшие 5-8 лет — это очень и очень необходимо, потому что это дает понимание партнерам, в каком направлении все другие страны-члены этой организации будут развиваться.

Например, если мы посмотрим на МВФ, то увидим, что уже с 2009 года страны-члены БРИКС объединились для того, чтобы провести, скажем так, небольшую реформу в рамках МВФ. И мы действительно следуем этой стратегии.

Правда, не все с этим согласны, в первую очередь, США, и мы видим по прошлому году, что США являются большой дубиной в колесах мировой экономики. Им не хочется уступать своих позиций, хотя они ничего от этой микрореформы не теряют.

Процент своих голосов они при голосовании в рамках МВФ не потеряли бы. Но теряют их партнеры, и, в первую очередь, страны ЕС. Ну, а этого, естественно, США допустить не могут.

И Китай, и Россия, и Индия, и ряд других стран, которые не входят в БРИКС говорят о том, что надо выработать какой-то новый механизм, потому что всего одна страна препятствует развитию финансово-экономической системы мирового сообщества. Ведь мы знаем, что и Всемирный банк, и МВФ были созданы США, а теперь они отказываются играть по тем правилам, которые они же выработали.

— А скажите, пожалуйста, вот факт создания и развития институтов БРИКС — смогут ли они подвигнуть США на какое-то вот такое подобие торга?

- Я не слышал о таких попытках со стороны США. Как мне кажется, такие шаги могут последовать, но, как мне кажется, на такие посулы не пойдут страны БРИКС. Доверять голым словам, наверное, не стоит.

Тем более, что мы видим, какую мощь приобретают в совокупности страны-члены БРИКС, и сдавать свои позиции, я думаю, как раз тогда, когда Запад видит в этом себе угрозу, я думаю, не стоит. Договариваться по каким-то позициям можно, но вот так, чтобы взять и прекратить свое наступление, это, наверное, было бы нецелесообразным и ущербным для будущего развития экономики этих пяти государств.

— С целью переориентировать свою экономику, диверсифицировать, поставить на какие-то более рациональные рельсы, с этой целью Россия выдвинула перед странами БРИКС еще ряд предложений, в частности, учредить энергетическую ассоциацию БРИКС, создать на ее основе резервный банк топлива и институт энергетической политики. Как, по вашим прогнозам, может пойти сотрудничество в этой сфере? Не секрет, что в настоящее время страны БРИКС в российскую экономику инвестировать не торопятся.

— Как мне кажется, создание институтов, конечно же, не гарантирует привлечение инвестиций, потому что нужна сама среда, которая будет благоприятной для иностранного бизнеса. Понятно, что какие-то проекты будут, но весь вопрос в объеме инвестиций. Нашей стране нужно будет предлагать такие проекты, которые будут выгодны и для других членов БРИКС. Поэтому, конечно же, само создание финансовых и экономических институтов в рамках БРИКС не несет автоматического привлечения инвестиций в нашу страну.

На саммитах G-20 и АТЭС в прошлом году стоял такой вопрос, как привлечение инвестиций в строительство различных межгосударственных объектов инфраструктуры, то есть портов, железных дорог, аэропортов, крупных пересадочных узлов. Частный бизнес никогда не будет заниматься такими крупными проектами, это дело государства.

Приведу вам пример — это БАМ. Сколько бы мы не предлагали частным лицам, у них денег не хватит, потому что это действительно колоссальные затраты. И здесь выступает, как один из механизмов реализации таких крупных проектов, государственно-частное партнерство, когда государство выступает гарантом того, что данный проект будет доведен до конца.

Крупные инфраструктурные проекты действительно необходимы, и здесь могут принять решение по началу такого строительства только лидеры государств, потому что будут необходимы колоссальные затраты.

Создание же совместных институтов в рамках БРИКС — дает ли это основание думать, что за рамками этого объединения отдельно не могут действовать государства? Могут. Тот же самый Китай.

— Китай учредил Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, структуру очень масштабную, к которой, в отличие от банка развития БРИКС, проявляют интерес Израиль, Австралия, государства Ближнего Востока, и на сегодняшний момент этот банк развивается более чем успешно. Не может ли он быть альтернативой, которая помешает развиваться БРИКС?

— Я думаю, что помешать БРИКС это не сможет, потому что мир вариативен, проектов очень много, и говорить о том, что мы вот столкнемся на каком-то одном проекте, нет оснований.

Не надо скрывать, что Китай стремится обеспечить себя многими природными ископаемыми. И объединение БРИКС не говорит о том, что Китай должен забыть о своих интересах выхода к Каспийскому морю. Китай этих интересов не оставляет, и мы видим, что еще с 1997 года первый крупный трубопровод из Казахстана был брошен в Китай, Китай тогда потратил на этот трубопровод по тем деньгам чуть больше, чем 10 млрд долларов.

Ведь если мы посмотрим другие объединения, допустим, ШОС (мы туда входим вместе с Китаем) — там есть такой пунктик, очень интересный, на который РФ, к сожалению, пока что пойти не может. Это образование в будущем зоны свободной торговли. Но ведь мы не можем на это пойти в настоящее время, потому что если мы пойдем на это, то это коллапс нашей экономике будет, потому что мы по таким ценам не сможем предоставлять свой товар.

Поэтому, естественно, где-то мы сходимся, где есть общие точки соприкосновения, где-то действительно притормаживаем сами, потому что мы не готовы.

— На сегодняшний день из всех стран БРИКС только Россия находится в противостоянии с Западом. Такой ситуации сейчас нет ни у Индии, ни у Китая. Наши партнеры по БРИКС достаточно осторожны, когда речь идет об отношениях с Западом и особенно с США. Индия и Бразилия, например, открыто заявляют о заинтересованности в сохранении сильных экономических связей с Америкой, Канадой и ЕС. Китай тоже активно инвестирует в Европу.

Политическая составляющая представляется более запутанной. Как остальные страны относятся к введению Америкой антироссийских санкций и в принципе какую позицию занимают страны БРИКС по этому поводу? Есть ли надежда, что страны БРИКС выступят единым политическим фронтом?

— БРИКС — это площадка для обсуждения тех вопросов, в которых есть общие точки соприкосновения. На мой взгляд, пока рано говорить об общей политической составляющей данного проекта. Почему? Да потому, что нужно разобраться сначала с теми интересами, которые действительно нас связывают, по которым мы действительно будем долго идти вперед рука об руку, где наши партнеры нас действительно не подведут.

А это, в первую очередь, экономика. Ведь правильно говорят, что экономика идет впереди политики, когда политика идет впереди экономики — это плохо.

Мы видели распад СССР, почему? Да потому, что политика пошла вперед экономики. Если мы посмотрим, допустим, как проводили реформы в той же самой Южной Корее. Это сейчас Южная Корея — такая белая пушистая страна, на самом деле, однопартийная система в Южной Корее была отменена в 1985 году.

И когда была введена многопартийная система? Только тогда, когда страна в экономическом плане встала на ноги и она могла предъявить миру свою экономическую мощь.

Сейчас у наших политиков есть некоторая боязнь относительно того, что раз на Западе не признают, то надо взять и полностью страну переориентировать в другую сторону. Ну, во-первых, переориентировать так просто не получится, потому что, увы, но наша экономика ориентирована на Запад.

В прошлом году заявления были, что мы будем брать кредиты в Юго-Восточной Азии. И где эти кредиты? Кто нам их дал? Быстро ничего не получается, поэтому быстро переориентировать, развернуть экономику невозможно.

Это, конечно, требует долговременного периода, когда этот разворот должен произойти. Потому что взять и оторваться от Запада невозможно, к тому же зачем рвать те связи, которые есть? Если взять, допустим, те деньги, которые нам платит за нефть и газ Европа. Одна Германия за 2013 год нам только за газ заплатила 42 млрд евро. За газ только! Ну и зачем отказываться от таких проектов? Мне кажется, ни к чему.

Рушить связи, которые интересны всем, и разворачивать всю экономику из-за того, что нас обидели — наверное, это было бы бездумным. Да, нас обижают, но это ведь экономика. Мы видим, как Запад и США продавливают своих сателлитов в Европе. Вроде как бы Европа игрок самостоятельный, но мы видим, что это карликовый игрок, который подчиняется всем окликам из-за океана.

Хотя в Германии есть попытки играть какую-то свою политическую игру, но, к сожалению, в реальности они не играют этой своей политической роли.

И Китай, и Бразилия, и Индия видят, как Россия подвергается нападкам со стороны Запада. Конечно, никому не хочется попасть под такой же пресс, но опять же никому не хочется рушить свои наработанные связи.

Если мы посмотрим на взаимоотношения Китая и США, ведь кто торговый партнер №1 Китая? США. Если вы зайдете в магазины, увидите — "произведено в Китае". Но это действительно качественная продукция. Поэтому рушить эти связи никто не будет. Какие бы взаимоотношения не были между Китаем и США, мы видим, что каждый раз, если какие-то есть противоречия, то американские лидеры (пусть не самого высокого уровня), летают в Поднебесную и обсуждают различные вопросы.

Все хотят увидеть реальные результаты экономической деятельности. Если это интеграционное экономическое объединение, все хотят увидеть плюсы от экономического объединения. Когда есть плюсы, дальше проще и политические интересы продвигать, есть смысл, к чему стремиться. Ведь и объединение Европы тоже не с политики ведь начали, а с угля и стали. Поэтому и в БРИКС не надо бежать впереди паровоза.

Читайте также: 

Россия объединит Китай с Западом

Китай перезагрузил Латинскую Америку

БРИКС перевернет кредитную систему мира

Подготовил к публикации Владимир Беляев

Беседовала

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


БРИКС подвинет США?

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
США в сговоре с ИГИЛ: боевики Сирии хотят превратить Дейр-эз-Зор в неприступный бастион
Неуязвимые ракеты Кима
На учениях "Запад-2017" Россия применила реактивные танки
На учениях "Запад-2017" Россия применила реактивные танки
Три типа матерщинников: кто по-настоящему опасен?
Путин обратился к участникам и гостям фестиваля "Вся Россия-2017" с приветствием
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
На Мексику надвигается ураган "Пилар"
Провинциальной учительнице дали условный срок за совращение восьмиклассника
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
Почему президент Афганистана поет дифирамбы Дональду Трампу?
Дагестанец языком изнасиловал женщину
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Меркель объяснила, почему не хочет признавать присоединение Крыма к России
Лавров рассказал, почему США не станут бомбить КНДР
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"