Чем опасен для экономики протекционизм

Директор Института опережающих исследований имени Шифферса, профессор Британской школы социально-экономических исследований Юрий Громыко рассказал "Правде.Ру" об инфраструктурной революции в США. Кому уступает место клинтоновская элита финансовых глобалистов? Какие вызовы переход к "водородному стандарту" ставит перед Россией? Чем в современных условиях грозит нам привычка к сырьевой игле и на каких новых проектах необходимо сосредоточиться, чтобы не оказаться на экономической обочине?

Люди, которые лоббируют, в хорошем смысле, интерес к какой-то конкретной отрасли или представляют бизнес, всегда говорят, что если их отрасли дать преференции, избавить их от конкуренции с импортом и дать им еще денег, то 80-90 процентов внутреннего рынка России они закроют.

Но многие экономисты-теоретики считают, что это при нынешнем международном разделении труда просто невозможно, а главное — не нужно, потому что себестоимость будет выше. Где золотая середина? Если поддержать отечественного производителя, будет ли существенное наращивание выпуска продукции, улучшение качества и снижение цены? Что такое разумный протекционизм?

На мой взгляд, разумный протекционизм — очень важный вопрос. Это протекционизм, который должен привести и к выгоде населения, и к тому, чтобы не изолироваться, в том числе, от западных рынков. Попытки протекционизма в 50-80-е годы, например, в Бразилии и Аргентине привели к тому, что там возник отдельный острый вопрос финансовых методов. Аргентину стали называть кладбищем заводов.

Неудачный протекционизм, создание преференций для отечественной промышленности этих стран при отсутствии конкуренции на внешних рынках привели к изоляции, потере технологического первенства. Дальше просто промышленность грохнулась, что привело, в том числе, к смене режимов. Пришли люди, которые ориентированы на Штаты, и резко началась приватизация. Предприятия, которые существовали под защитой государства, оказались очень накладны для бюджета, они были неконкурентоспособны.

Совсем другая история — Юго-Восточная Азия: Тайвань, Китай, Корея, где сразу очень жестко ставились условия, что мы для вас создаем условия, преференции, протекционизм, например, китайский. Это вообще отдельные особые дебри. Потому что, помимо специальных тарифов, существует огромное количество срытого госрегулирования — в виде лицензий, особых местных условий, определения квот, сколько должно покупаться продукции… В принципе, это всё разумно, действительно, очень полезно…

Это огромные составляющие одной схемы в масштабах стран или больших регионов, всё нужно тщательно спланировать. Как все это работает?

Очень интересный момент, как китайцы вступали в ВТО. Они фактически пять лет за каждый пункт дрались не на жизнь, а на смерть, четко вычисляя все коридоры, по которым китайская промышленность может выскочить на внешние рынки. Что касается возможности поддержки российских производителей, то здесь есть несколько аспектов.

Один момент — нужно, чтобы товары производились в стране и наполняли наш внутренний рынок. Действительно, просто безобразие, когда одежда у нас уже вся китайская, причем часто плохого качества. Хотя сейчас качество китайских товаров быстро растет, это тоже было одним из условий. Если вы придете на китайский блошиный рынок, то можете увидеть часы "Сейко", которые просто подделка и стоят 50 юаней, и часы "Сейко", которые уже приближаются к настоящим "Сейко".

Основная мысль в Китае заключалась в том, что нужно сочетание двух моментов. Это, конечно, было связано со сверхдешевым китайским трудом. Этот параметр опять изменился, китайский труд резко дорожает. С другой стороны, есть такая немножко развязная песня Слепакова "Купи дерьмо". Вот не хотелось бы, чтобы протекционизм привел к тому, чтобы отечественный покупатель был вынужден покупать просто дрянь.

А при этом мы бы говорили: ну, зато это вот мы сделали, это сделано нами и т. д. Но здесь с каждым таким товаропроизводителем надо разбираться отдельно. По одним вопросам его надо просто мучить, а по каким-то иногда бить смертным боем. И, конечно, изначально производителя можно поддерживать, если у него уже есть инновационные заделы.

Что вы понимаете под инновационными заделами?

Возьмем, например, сферу, из-за отсутствия которой произошел полный развал и обезлюживание нечерноземья, — это лён. Сейчас во всем мире огромный рост спроса на льняную продукцию. Потому что выяснилась одна простая вещь. Солдаты морской пехоты США носят нижнее белье из льна.

И оказалось, что во время иракских кампаний, где использовались микроядерные заряды, у европейского контингента огромное количество раковых опухолей, а американцев, участвующих в этой кампании, так сказать, Господь спас. Но, на самом деле, их спас не Господь — а лён!

Ничего себе!

Да, но у нас сейчас — полный провал и разлом льняного производства. В Костроме, где самый высокий уровень мужской смертности, были огромные льняные поля. Важнейший вопрос — какова семенная селекционная база. И дальше возникает основной вопрос — как делать этот лён?

Потому что есть уже новые технологии, есть наши люди, которые эти технологии взяли, в частности французские так называемые "технологии котонизации", которые делают льняную пряжу неразличимой с хлопком. Хлопок сейчас очень дорогой в связи с ростом доллара. Представляете, какая выгода, если мы начнем производить лён, который даже по покрасочным эффектам не отличается от хлопка.

Лён при особой обработке, с вплетением в него синтетику, дает материал нового типа, который идет на всякие покрытия, брезенты и т. д. Технологии есть. С другой стороны, Китай готов нашу даже не котонизированную пряжу просто всю забирать. Потому что Китай сейчас борется с США, чтобы занять первое место на рынке по льну.

Китай, вообще, во всех ключевых сферах сейчас старается стать монополистом. Потому что монополист дальше начинает диктовать свои условия всем остальным. И с этой точки зрения важнейший вопрос — развитие льняной промышленности, в том числе и наноматериалов, материалов с новыми свойствами из льна. Поэтому можно дать какие-то преференции. Но все боятся связываться с сельским хозяйством, что совершенно неправильно. Банки с трудом дают кредиты…

С одной стороны, боятся, но с другой стороны, все говорят, что в рамках импортозамещения именно сельское хозяйство поднялось…

Ну да, оно поднялось, но это только начало тяжелейшего пути. Здесь, кстати, опять, если обсуждать протекционизм, такой пример. У меня есть друг — итальянец, он в Риме вел "Фуд Организейшн" (это мировая организация, которая занимается анализом производства пищи и регулирует поставки). И он однажды столкнулся с тем, что зерно, зерновые продукты, включая маис, в страны Африки в основном поставляют США.

И он сказал: "А почему США-то? Давайте это будет Италия, там лучше это все: и зерно, и кукуруза". Его буквально через три дня уволили из этой организации. Потому что, на самом деле, это базовая структура, которую защищают всеми силами США. Это как раз агропроизводитель, фермер, на котором до сих пор все держится там. Это та самая деревенщина, в союзе с которой выиграл Трамп. А вспомним ножки Буша — курицу, куда загнаны гормоны роста.

И это все находится под жесточайшей охраной, потому что это вопросы государственные, вопросы пищевой безопасности. Мы — то, что мы едим. Кстати, одна из драм, которая сейчас развертывается, — введение США таможенных пошлин на продукты питания из Европейского союза. Потому что в свое время Европейский союз высказался против закупки американского мяса из-за гормонов роста. Есть показатели, что эти самые гормоны приводят к формированию онкологии.

И сейчас Трамп дает этот ответ — огромные заградительные пошлины, 500 процентов против китайского холодного проката. Наши товарищи металлурги туда прошли, потому что для них очень маленькая пошлина. А в свое время "Северсталь" конкурировала с Новолипецким металлургическим комбинатом, но выйти на американский рынок проката мешали протекционистские пошлины.

Тогда Новолипецкий комбинат завел дружбу с американским сенатором и для него была специальная поправка сделана, а "Северсталь" была вынуждена покупать там предприятие Rouge Industries и гнать слябы, а уже их потом раскатывали в прокат. Поэтому, на самом деле, именно вокруг протекционизма, поддержки своего производства, отечественных производителей завязаны, на мой взгляд, все основные узлы.

Беседовала Лейла Мамедова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Пострадавшие от глобализации берут реванш

США и Китай — партнеры, соперники, но не враги

Бизнесу не нужен протекционизм

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Преобразования Трампа – к чему готовиться России?
Комментарии
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Ошибка президента: Януковичу объяснили, как вернуть власть
СМИ: Западу пора признать — на Украине сделан неправильный выбор
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Отчим победы: зачем Трампу лавры Путина
Литва придумала новый повод для давления на Россию
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
За что большевики отобрали у крестьян паспорта?
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Кравчук: Советский Союз развалили украинцы
СМИ: Западу пора признать — на Украине сделан неправильный выбор
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
Канада готова поставлять Украине летальное оружие
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
В Петербурге задушили старейшую сотрудницу Мариинки
Будут платить налоги: оказывающих платные услуги взяли "на карандаш"
К ногтю: "теневиков" поймают на маникюре и ремонте

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры