Как дорого обойдется России модернизация?

Вопрос о том, каким образом увести российскую экономику от рецессии в условиях западных санкций, является одним из самых ключевых на сегодняшний день. Легко ли реализовать решения, принятые в ходе экономического форума в Санкт-Петербурге о господдержке инвестпроектов и модернизации производств? На эти вопросы Pravda.Ru ответил экономист и политолог, руководитель направления "Финансы и экономика" ИНСОР Никита Масленников.

- Какие главные задачи в области экономической политики стоят перед российским руководством?  

- Прежде всего на сегодняшний день у нас главная задача в этой области - выработка мер, стимулирующих спрос. Потому что на сегодняшний день мы видим, что одна из причин рецессии, в которой мы сейчас находимся, в том, что мы уже несколько кварталов живем в условиях инвестиционного спада. Традиционный драйвер экономического роста в виде расширения потребления исчерпывает свой потенциал, и можно считать, что в этом году этот фактор не будет играть той роли, которую играл даже в 2013 году.

Внешний спрос по отношению к ВВП уже много лет носит нейтральный характер. Он не дает такого прироста, на который можно было бы рассчитывать, который мы наблюдали еще 5-6 лет тому назад. Важно понимать, что из кризиса все страны, в том числе и Россия, выходили через восстановительный рост. Мы начали это делать в конце 2010-2011 годов, к 2012 мы вышли на докризисные объемы, но тем не менее дальше это не продолжилось. Не включился мотор инвестиционного роста. По инерции ползло потребление, а на потреблении - потребительское кредитование, содержание военнослужащих, бюджетников и даже за этот счет было повышение пенсий в разгар кризиса. Но, тем не менее, мы не включили этот мотор инвестиционного роста.

Читайте также: Россия ищет причины рецессии

Вторая половина 2013 года показала, чем это грозит. И в этом году мы действительно попали в ситуацию технической рецессии, которая может смениться либо небольшим ростом ВВП до 1 процента, либо, к сожалению, спадом. Такой вариант нельзя исключать.

 - Как вы прокомментируете инициативу по стимулированию экономики с помощью финансирования инвестиций Центробанком, которую поддержал в ходе международного экономического форума в Санкт-Петербурге  Владимир Путин?

 - Я считаю, что стимулирование инвестиций - ключевой вопрос для экономического роста и для политики государства, которое нацелено на это. В ходе дискуссии первого дня на форуме в Санкт-Петербурге многие участники высказывались в том смысле, что самый главный фактор сегодня даже не санкции, не их ожидание, а неопределенность экономического и политического курса, разрыв между целями и действиями, торможение начатых структурных реформ, в том числе в рамках 11 дорожных карт в решении делового климата, которые утверждены правительством.

Этот фактор неопределенности является одним из самых существенных для демотивации инвесторов. Инвестор не слишком хорошо понимает, по каким правилам ему предстоит работать в ближайшие годы. А любой серьезный инвестиционный проект - это горизонт 5-7 лет. Поэтому важно было, чтобы президент поддержал инициативы Центробанка, которые некоторое время назад уже формулировались его руководством. Речь идет о предоставлении долгосрочной ликвидности со ставкой 6,5 процентов, что ниже текущей ключевой, банком, но под залог (это самое интересное) уже выданных кредитов на инвестиционные цели. Если банк собирает пуд таких кредитов и представляет его в Центробанк, то, естественно, ЦБ может его профинансировать вплоть до трех лет под ставку этого процента.

 - Не совсем понятно, как это будет осуществляться технически.

 - Банк будет должен под этот кредит выпустить соответствующую бумагу, это, скорее всего, будут облигации банка, либо еще какие-то ценные бумаги. Об этом сейчас идет чисто техническая дискуссия. Она не носит судьбоносного характера. Решение в любом случае должно быть найдено. Вопрос в том, какая это бумага. Это важно для того, как ее будут принимать. Если ЦБ может брать эти бумаги под залог и фондировать банки, а эти деньги будут предоставляться с оговоркой, что вы их будете давать на рефинансирование инвестиционных проектов, то это уже достаточно серьезный стимул. Кроме того, это дает возможность такие же позиции формировать для кредитов, выгодных малому и среднему бизнесу. Такого рода кредитование под залог кредитов на инвестиционные цели - само по себе достаточно серьезный стимул для разворота банковской системы России в сторону инвестиций. У нас у банков денег-то много, но деньги носят краткосрочный характер, а долгосрочной ликвидности - возможность оперировать этими суммами в течение трех лет - у банков практически нет. Этот вопрос носит принципиальное значение.

Читайте также: Бизнес-элита готовит щит от западных угроз

 - Некоторые экономисты выражают сомнения в эффективности данной меры в решении проблемы развития реального сектора. Вы согласны с ними?

 - Непосредственный эффект будет, но есть одно "но". Предоставление длинных кредитов с точки зрения предоставления техники даст очень мощный толчок развития рынка секьюритизации активов, когда можно выпускать производные ценные бумаги на определенный класс активов и тоже их использовать в качестве залоговой массы в межбанковских отношениях, между ними и ЦБ. Это очень важно для развития рынка ипотечного кредитования.

Рынок таких производных бумаг может составить до 10 триллионов рублей в ближайшие пару лет. Поскольку это расширяет возможности оперативной деятельности коммерческих банков и наполняет их ресурсную базу, то, естественно, расширяется объем средств, которые в банке могут использовать для кредитования инвестиционных проектов. На первый взгляд, это мелочи, оторванные от жизни, но без приведения в порядок всей этой техники мы, боюсь, не сдвинемся с мертвой точки в действиях ЦБ в отношении экономического роста.

Кроме того, это снимет с ЦБ груз давления со всех сторон в пользу того, чтобы немедленно ослабить денежную политику, снизить ключевую ставку. И тогда все само собой должно простимулировать экономический рост и так далее. Этого не будет, потому что, если мы сейчас резко начинаем в условиях тех прогнозов по инфляции и тех темпов роста, который мы сейчас имеем, понижать ключевую ставку, то, кроме разгона инфляции и удара по карману всех граждан России, мы ничего не получим. Поэтому здесь гораздо более гибкий инструмент. Есть ставка, благодаря которой мы можем и снижать инфляцию и, в то же время, поддерживать рубль, а мы видим на лицо определенную стабилизацию курса рубля в последний месяц-полтора и его заметное укрепление. Это все, в том числе, и благодаря драконовской ставке. И она должна быть оставлена до тех пор, пока у нас инфляция не перейдет свой пик.

 - Когда ожидается пик инфляции?

 - Одни говорят, что это произойдет в июне, другие - ближе к августу, поэтому пока нужно повременить, посмотреть, не торопиться. А вот с 1 июня включить механизм предоставления длинных кредитов под 6,5 процентов, которые могут начать разгонять экономический рост. А через квартал надо будет возвращаться к вопросу о ключевой ставке, но принять ее немедленно было бы несколько преждевременно. Потому что слишком много неясностей по тому, как будут себя вести цены в ближайшие месяцы.

 - И еще один важный вопрос касается модернизации производств в России. Как мы сможем выйти к заявленным показателям повышения производительности труда на 50 процентов к 2018 году?

 - Я думаю, что, в первую очередь, нам надо преодолевать свою инерцию и страхи, потому что мы очень часто миримся с тем, что мы видим. А это отсталые технологические предприятия, которые потому и не конкурентноспособны, и, обладая избыточной рабочей силой, естественно платят зарплату, не слишком достойную человека. Они не могут продать свою продукцию, потому что технологический уровень не позволяет. К сожалению, у нас таких очень много. Не модно ссылаться в последнее время на авторитеты Всемирного банка, но, тем не менее, еще на рубеже кризиса 2008 года они провели исследования по конкурентноспособности промышленных предприятий. Выяснилось, что около 40 процентов на ту пору были конкурентноспособны. То есть это тот массив, в котором нам нужно заниматься модернизацией, принуждая руководителей предприятий к этому. Либо ты модернизируешься, либо закрываешься.

Читайте также: Шесть причин угасания российской металлургии

 - А как же быть с высвободившейся рабочей силой в результате процесса модернизации?

 - Для этого нужно страховаться. Нужно иметь в виду, что такой решительный маневр по натиску модернизации требует еще очень существенной страховочной сети для людей, которые будут освобождаться от этого. А для этого должны быть предусмотрены инвестиции, для их переквалификации, продолжения образования, чтобы он мог оставаться в активной жизни. А это часто требует немало затрат. Кому-то надо будет куда-то переехать, это особенно касается моногородов, кому-то нужна практическая помощь по овладению производственными навыками, квалификацией. Один из всеобщих страхов перед натиском в сфере промышленной политики связан с тем, что у нас нет внятной страховочной сети. Поэтому боятся все: и люди, которые работают в качестве наемных сотрудников на этих предприятиях, и руководители, потому что их потом обвинят, что они умножают безработицу, и собственников, потому что не понятны правила игры. Где гарантии? Пока не начнете модернизацию, не покажете внятный инвестиционный проект, который пройдет независимую экспертизу, в том числе и общественную, пока не защитите его публично, скажем, на заседании законодательного собрания в регионе, пока вы это не сделаете, пока не принесете проект в банк по стандарту, мы этому банку не откроем финансирование под 6,5 процентов.

Таким образом, большая работа начинается. Как всегда, дело в деталях, нужно все стыковать, может, иногда даже вручную, но это необходимо делать, потому что иначе вся наша промышленная политика, о которой в последнее время говорят все, будет по-прежнему напоминать коробок рассыпанных спичек. И связи между ними понятно какие: либо случайные, либо вообще отсутствуют. Я считаю, что ни один инвестиционный проект не может приниматься без изменения в сфере человеческого капитала. Все, что есть, не потерять, а еще и приумножить.

Это не означает, что этот человек будет трудиться на одном рабочем месте модернизированном, но будет трудиться с новой компетенцией, квалификацией. Естественно, в зависимости от своего свободного выбора. Если мы с таким подходом начинаем смотреть на инвестиционные проекты, которые нам нужны, тогда на самых ранних ступенях появляется некое совмещение инвестиционной логики и логики формирования более высокого качества трудовых ресурсов.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Молодежь из регионов не хочет работать вбелую
Европеец приехал внедрять в российской провинции многоженство
Вакцинация не панацея, а золотое правило
Вакцинация не панацея, а золотое правило
Ученые: дети курильщиков могут стать тупыми пьяницами
Жёсюишарлизм: комедия о блокадном Ленинграде
Молодежь из регионов не хочет работать вбелую
NYT: убийцы Хашогги тесно связаны с саудовским принцем
Погибший в Су-27 начальник авиации бомбил Донбасс
Погибший в Су-27 начальник авиации бомбил Донбасс
Молодежь из регионов не хочет работать вбелую
Не предусмотрели: в США удивились влиянию санкций на Россию
Санкции: Эр-Рияд не будет брать пример с Москвы
На 3,5 тысячи рублей в месяц можно питаться не только макаронами
Прорыва не будет: по беднеющему народу бьют налоги и санкции
Google сломали: поисковик с цензурой создан для Китая... и России?
Математические школы объявили пережитком прошлого
В случае автокефалии УПЦ на Украину войдет армия РФ?
Погибший в Су-27 начальник авиации бомбил Донбасс
Жёсюишарлизм: комедия о блокадном Ленинграде
Погибший в Су-27 начальник авиации бомбил Донбасс