Хватит крышевать малый бизнес

В развитых странах Европы и Азии вклад малого и среднего бизнеса в экономику составляет в среднем 50 процентов ВВП. В России — 21 процент. За пять лет число малых предприятий и занятых в них практически не растет. Эти тревожные цифры прозвучали на заседании госсовета при президенте. О планах развития этого важного сектора, о том, какие меры поддержки работают в настоящее время, а какие нуждаются в доработке, в эфире Pravda.Ru рассказал Дмитрий Сазонов, председатель комиссии по развитию малого и среднего бизнеса Общественной палаты.

— Прошел госсовет по проблемам малого и среднего бизнеса. Хотя в нулевые годы, как было озвучено, малый и средний бизнес вырос в два раза по сравнению с 90-ми. В кризис 2008 года он не просел и доля налоговых поступлений от него не снизилась, сильная безработица не наблюдалась. И после этого рост прекратился, как было озвучено. Сколько уже было всяких заседаний, а воз и ныне там или даже двигается в обратную сторону. Чем вы это объясняете?

— Я думаю, что здесь играет роль совокупность факторов, потому что макроэкономическая и микроэкономические системы по-разному реагируют на такие импульсы. Сам факт проведения госсовета по малому и среднему бизнесу — это уже знаменательное событие, поскольку предыдущее заседание состоялось около десяти лет назад.

Сейчас малый бизнес на острие потребностей страны. Наконец-то озвучено, что отношение к нему должно поменяться, что он должен стать драйвером экономики и отношение к этим людям должно быть уважительным в обществе. Потому что, действительно, в любой кризис малый бизнес — это как раз та самая подушка безопасности, которая принимает в себя высвобождающиеся кадры из государственных структур, из госкомпаний, у которых бывает, что дела в кризис идут гораздо хуже. Когда СССР распадался, все пошли заниматься малым и средним бизнесом, в том числе ученые и бывшие партработники…

— Но проблема имиджа малого бизнеса стояла даже острее. С годами что-то поменялось и меняется ли отношение к малому бизнесу в кризис?

— Президент свое выступление начал словами о том, что пора прекратить крышевать малый бизнес. Это понятие из 90-х, когда горели ларьки и все такое прочее. Это ведь последствия не восприятия даже самого общества, а как раз те самые механизмы выстраивания отношений.

Малый бизнес во всем мире людей трудоустраивает и большую часть ВВП дает, а у нас очень скромные показатели. Потому что конкурировать в последнее время было тяжело по уровню заработных плат. Люди предпочитают идти на государственную службу, потому что гораздо стабильнее, безопаснее и никаких рисков ты не несешь.

По отраслям малый бизнес - в первую очередь, торговля традиционная, 50 процентов малого бизнеса у нас до сих пор в торговле и сфере услуг. Все, что касается инновационных производственных отраслей, то здесь он у нас пока еще очень слабо все развито, хотя реальный потенциал роста имеется. В этом смысле сегодня взгляд обращен именно на малый бизнес, потому что все остальные отрасли свой потенциал роста исчерпали. А единственная сфера деятельности в экономике — это малый и средний бизнес. Здесь возможны прорывные вещи, повышение производительности труда, соответственно, повышение и уровня зарплат, модернизации производства и т.д.

— Сейчас чиновники много говорят об импортозамещении в разных отраслях. Это шанс для малого бизнеса или все-таки процесс долгий и пока еще больше проектов, чем реальных дел?

— Понятно, что процесс импортозамещения или даже производство конкурентоспособной продукции, которую можно выводить на мировые рынки, - это непростой процесс. Нужно стать конкурентоспособным во всех аспектах, в первую очередь в показателях производительности труда, которые включают в себя индивидуальную производительность, модернизацию оборудования, технологий. Это достаточно длительный процесс, он занимает период не меньше двух-трех лет на предприятии, но это возможно.

Есть вопросы, связанные с импортозамещением в государственном секторе либо в секторе компаний с государственным участием для малого бизнеса. Здесь, по большому счету, речь идет о доле участия в закупках компаний малого бизнеса в этих секторах. Государственные закупки регулируются 44-м федеральным законом. Здесь малому бизнесу есть шанс, и сегодня уже кое-что для этого сделано.

— Инициатива Общественной палаты и лично ваша привела к тому, что с 1 июля малый и средний бизнес получает квоту в 18 процентов при участии в госзакупках. Против этой инициативы выступали крупные монополисты. Они опасались злоупотреблений со стороны крупных компаний, которые могут раздробиться — создать свой якобы малый бизнес. В то же время малый бизнес тоже опасается, что крупные компании их особо не пустят. Насколько это реально и как с этим бороться?

— Да, такая инициатива была, и она реализована по поручению президента. Первое, с чем сталкивается малый бизнес при оказании таких услуг по госзакупкам и закупкам госкомпаний, - доля закупок у них достаточно низкая, то есть, в принципе, вход на этот рынок ограничен. Достаточно крупные игроки участвуют и обслуживают госкомпании и государственный заказ. В этом смысле предложения увеличить квоты - это рамочные вещи. Они должны ставить заказчика в определенные условия формирования технических заданий и подготовки технических заданий. Чтобы они соответствовали критериям допуска на этот рынок малого бизнеса.

Конечно же, там есть еще и поведенческие аспекты. Внутри контрактов, которые заключают заказчики с малым бизнесом, указываются разного рода схематические условия, когда тебе оплата идет постфактум по выполненным работам, затягиваются сроки оплаты до 90 дней, полгода. Понятно, что малый бизнес в этом проигрывает. Большое предприятие выдержит, а у малого бизнеса — сложности в возможностях получения со стороны финансовых средств.

Здесь же у нас механизмы возникают при предоставлении банковских гарантий. Когда идет такой заказ, как правило, заказчики требуют такие банковские гарантии. Сегодня несколько институтов по этому поводу создается, в том числе Агентство кредитных гарантий. Нужны такие инструменты и механизмы, которые бы действительно позволили малому бизнесу очень быстро работать с финансами, привлекать финансы для выполнения таких работ. Этого требуют заказчики, это им нужно для того, чтобы они тоже себя уверенно чувствовали.

Мне кажется, это один из основных аспектов, который необходимо решить при реализации этого закона. Надо собрать информацию, в том числе вести постоянный мониторинг. И сам малый бизнес в первую очередь должен реагировать на такие акты недружелюбного и агрессивного поведения к себе.

— А как реагировать?

— Делать эту информацию публичной, в первую очередь. Когда тебя обижают, нужно об этом говорить. Ведь малышу не устоять в битве с крупным бизнесом, если он будет молчать. Нужно консолидировать свои усилия.

Малый бизнес не имеет возможности защитить право собственности, хотя это конституционное право и оно является основой для занятия предпринимательством. Но исполнение законодательства пока вызывает большой вопрос. И на госсовете по этой теме пока прошли вскользь, поскольку в основном там обсуждались технические вещи: финансово-кредитные инструменты, другие технологические процедуры.

В вопросах, связанных с повышением эффективности законодательства в части его исполнения, еще большой пласт работы, которую предстоит делать. Есть общественные институты, которые консолидируют в себе сообщества малого бизнеса, когда они начинают выступать в защиту интересов большого круга лиц. "Деловая Россия", различного рода отраслевые союзы и объединения, организации. Современные условия таковы, что нужно объединяться всем вместе. Плюс есть институт уполномоченного по правам предпринимателей…

— Какие важнейшие вопросы обсуждались, какие решения, принятые на госсовете, наиболее значимы, а какие проблемы не получили широкого резонанса? Что еще предстоит решать?

— Первое, у власти должны быть определенные полномочия, с одной стороны, а с другой стороны - ответственность по стимулированию развития бизнеса на территории, как на уровне регионов, так и на уровне каждого муниципалитета. Сегодня эта практика достаточно ограничена, она имеет локальный характер, у муниципалитетов мало полномочий, даже у субъектов мало полномочий, в том числе и с точки зрения инициирования каких-то налоговых стимулов, и с точки зрения получения обратной связи.

Региональному аспекту, на мой взгляд, большое внимание было уделено на госсовете. Финансово-кредитные механизмы обсуждались. Малый бизнес как раз сталкивается с серьезным противоречием, противодействием со стороны финансовых органов. В первую очередь, по снижению налоговой нагрузки на малый бизнес. Мы добились тогда, что с шести процентов до одного был снижен по ОСН (общей системе налогообложения. - Ред.) порог, который теперь получили губернаторы. Но когда начинаем анализировать, таблицу по доходам, просто брать, сколько человек может иметь доходов, то люди, которые имеют в год до 300 тысяч рублей доходов, этой льготой практически не могут воспользоваться. А это самая большая масса людей. Скорее всего, они будут оставаться в теневых схемах.

Мне кажется, одна из самых главных задач, которые сегодня есть — это помочь тем самым самозанятым людям (которые, по сути, не занимаются предпринимательской деятельностью де-юре, но занимаются де-факто) выйти и легализоваться, причем легализоваться безболезненно. И речь шла о том, чтобы ввести патенты для самозанятых — простая процедура регистрации, все включено, пришел, купил этот документ, и можешь легально работать. Это, в первую очередь, сфера услуг, все надомные услуги. Это очень большое количество людей, которых мы бы могли легализовать.

Правительство в лице минтруда говорит, что у нас порядка 20 миллионов человек трудоспособного населения нелегально чем-то заняты, то есть это не бездельники, это работающие люди. Они работают, но их государство как налогоплательщиков не видит.

Правительство в лице социального блока заявляет о том, что все эти страховые платежи должны быть для всех одинаковыми. Да, это безусловно так, но человек у нас и так сегодня ничего не платит, и при условиях таких ставок он не будет и дальше платить, потому что эта плата ему не по силам, ему придется все отдать. Я в этом смысле абсолютно уверен, что государство в любом случае будет выплачивать пенсию людям, которые будут находиться на уровне прожиточного минимума. Но зачем сейчас их подталкивать к тому, чтобы они себя вели нелегально, когда можно все-таки ввести порог определенный по доходу в год и на него определить минимальное значение процентной ставки по платежу для того, чтобы хотя бы людей легализовать и приучить выстраивать цивилизованные отношения с государством?

Вот этот аспект на госсовете хоть и прозвучал, но все-таки не в той степени, в которой мы бы хотели его сегодня видеть. У нас судебная система все-таки должна показать определенную динамику в части справедливого отношения к деятельности предпринимателя. И самое главное, что административное давление продолжается, административные барьеры выстраиваются. Нужны надзорные каникулы, это та история, которую президент и в конце 14-го года озвучивал в поручении. Чтобы все-таки у нас нагрузка на бизнес и, главное, система штрафов и сборов были какие-то осмысленные и здравые.

Зачем вводить человека в критическое состояние? Письма к нам в комиссию приходят, где люди пишут конкретные цифры. Вот, штрафов насчитали на 800 тысяч. У него имущества на столько нет в принципе, он просто закончит свою деятельность, перестанет работать, уволит всех остальных людей, останется должен, будет должен объявить себя банкротом на основании закона о банкротстве, и все. На этом вся история его предпринимательской деятельности заканчивается.

Здесь нужны какие-то механизмы, которые позволили бы человека не доводить до этой крайности, не дожимать его до конца. Важно разобраться. Я понимаю, что это все предпринимательские риски и каждый, кто начинает этим заниматься, рискует в любом случае, но антикризисные меры, антикризисное управление таким предпринимателем должно применяться.

Прекрасно же понимаем, что мы находимся в условиях давления на нашу страну в целом со стороны других государств с учетом политических каких-то аспектов и нужно защищать своих граждан от такого давления, снижая эти риски.

Я могу привести конкретный пример. Это взаимодействие с тем же министерством по чрезвычайным ситуациям. Они придумали, с инициативы общественных организаций, ввести рисковый подход к субъектам малого и среднего бизнеса. Кстати, в Тюменской области было задекларировано, что они не пройдут ни одной проверки. При этом ничего не произошло страшного, никакого ухудшения ситуации по пожарной опасности нет. И по другим аспектам, которые они проверяют, также все нормально. Предприниматель декларативно заявляет, дальше он может обратиться в том числе за определенными разъяснениями, за консультациями, которые могут быть ему оказаны.

Нужен диалог, и применение этой рисковой модели позволяет исключить из этих проверок всех тех, кто не несет большой социальной опасности, снизить, грубо говоря, коррупционную составляющую. Нужно исключить из этого диалога коррупционный фактор, людей, которые на свое усмотрение могут оштрафовать или не оштрафовать. Еще нужно ввести минимальное пороговое значение штрафов, ввести принцип предупреждений, а не финансовых наказаний, потому что это сразу вносит дестабилизацию в деятельность.

Плюс количество проверок и одновременных проверок должно быть точно так же сокращено. Потому что малый бизнес можно дестабилизировать двумя-тремя-четырьмя людьми из разных органов, которые одновременно придут. Важно прокуратуре быстрее провести по поручению президента анализ тех внеплановых проверок и причин инициации этих внеплановых проверок. Надо разобраться, из-за чего они происходили, продолжается ли все-таки это давление на бизнес со стороны даже недобросовестных конкурентов, для того чтобы выбить с рынка какого-то хорошего игрока.

Читайте также:

На Севере можно хоть кенгуру выращивать

Десятью тысячами законов по ма-а-аленькому бизнесу

Алексей Кокорин: Бизнесу главное — не мешать

Прощай, производство! Привет, налоги!

Отношение россиян к бизнесу — и хочется и колется

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Малый бизнес станет большой проблемой?
Комментарии
Зачем боевые самолеты ВКС садились на шоссе под Ростовом
Зачем боевые самолеты ВКС садились на шоссе под Ростовом
Медики вычислили норму шагов в день для здоровья пожилых
ИноСМИ: в случае большой войны Россия сотрет Европу
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
СМИ сообщили о поездке Порошенко на Мальдивы под вымышленным именем
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
Мечта о самоубийстве: немцы объяснили, почему не стоит воевать с Россией
Кто следующий: "грязные танцы" раскачивают систему?
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
"Цветная революция": в Киеве избили британца с лиловыми волосами
В США предсказали скорый крах Роскосмоса
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
"Цветная революция": в Киеве избили британца с лиловыми волосами
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина