Как не разориться на ремонте

Вопреки распространенному мнению, покупка недвижимости - отнюдь не самое дорогостоящее дело. Последующие ремонты помещения оборачиваются гораздо большими тратами. Клей, утеплители, паркетная доска, плитка дорожают постоянно. О конкурентоспособности отечественных стройматериалов в эфире Pravda.Ru рассказал вице-президент компании "Технониколь" Евгений Войлов.

— Наша компания уже 22 года занимается в сфере изоляционных материалов, поэтому у нас есть и опыт, и некоторая экспертиза как раз в области изоляционных материалов. Мы общаемся с партнерами по рынку, входим в ассоциации, поэтому говорить можем не только от лица компании, но и от лица отрасли в целом.

— Евгений, какие стройматериалы используются на территории России? Импортные материалы, которые завозятся из-за рубежа, те, которые производятся на заводах, принадлежащих иностранным производителям, или чисто российского производства, например, ваш "Технониколь". Какова доля этих групп?

— У нас по различным направлениям, скажем, кровельные гидроизоляционные материалы, доля импорта составляет всего 0,2 процента, практически все — наше. И большинство предприятий являются российскими. Есть всего несколько игроков импортных, которые локализовали свои производства на территории РФ. В области теплоизоляционных материалов доля импорта колеблется от 2 процентов до 4 процентов по нашей оценке. Это экструзионный пенополистирол, это каменная вата. Я думаю, это более всего связано с тем, что доставка продукции из Европы очень дорога.

Поэтому они все локализованы здесь. У нас представлены все крупные мировые игроки в области теплоизоляции. В экструзионном пенополистироле есть два очень сильных российских игрока. Это — мы и предприятие, база которого находится в Петербурге. Они тоже имеют сеть по всей России, как и мы. Производителей каменной ваты несколько, наиболее крупные — "Технониколь" и "Роквол". Мы обе уже относимся к мировым компаниям, но с разными корнями.

— "Роквол" — это иностранная компания?

— Да, иностранная, которая локализовалась в РФ. По остальным направлениям у нас есть ПВХ-мембраны, например. Здесь доля отечественных производителей составляет порядка 70 процентов, два крупных предприятия — опять же мы и аналогичное предприятие с российскими корнями. 30 процентов этой продукции — чисто импортируется сюда представительствами, компании пока не локализовались. Мы предлагали им ставить здесь свои производства. Но они пока не готовы, не хотят.

— А вам выгодна такая конкуренция или вы предложили из патриотических соображений?

— Конечно, из патриотических соображений. Когда рынок развитый, конкуренция большая, то работать на этом рынке интереснее. Сложнее, но это развивает нас. Сейчас курс сильно изменился, и разница в цене существенна из-за курса евро. Поэтому акценты сместились в сторону российских производителей. Нам это на руку, но с другой стороны, разнообразная конкуренция снижается.

Хотя мы сторонники в этом вопросе больше не импортозамещения как такового (импортозамещение и так обеспечивается теми реалиями, в которых мы находимся и ценами), а экспортоориентированного производства. То есть здесь уже пора говорить о следующем шаге в развитии — ориентация российского производства на экспорт.

— Получается, ваша отрасль — в авангарде. Кроме сырьевых отраслей о выходе на зарубежные рынки у нас мало кто и мечтает.

— Возможно, это и так. Но почему важны акценты на экспорт, а не импортозамещение в нашей специфике — потому что если на законодательном уровне мы закроем ввоз импорта, то ответные меры предпримут страны, куда мы поставляем нашу продукцию, а мы ее уже поставляем в 40 стран. Поэтому этих мер мы бы не хотели, мы — за открытый рынок, давайте конкурировать качеством, сервисом, ценой. Мы в этом смысле открыты и хотели бы, чтобы нас так же хорошо воспринимали на западных и американских рынках, куда мы тоже очень хотим поставлять материал.

Кризис 2008 года нас очень многому научил, мы начали работать над производительностью труда и повысили эффективность труда в два раза. Она сейчас у нас равняется 12 миллионам рублей на человека, это в 4 раза выше, чем российский норматив высокопроизводительных рабочих мест.

Была проведена колоссальная внутренняя работа по совершенствованию бизнес-процессов, отладке сырьевых составляющих, с производством работали, много с чем. Это позволило нам высвободить ресурсы, научиться жить и работать за меньшие деньги, всю прибыль, соответственно, пуская на развитие новых производств.

Лучше всего это получается в тех областях, где плечо доставки существенно влияет на стоимость готовой продукции на месте. К примеру, у нас каменная вата имеет разумное плечо поставки — 500 километров, а возить продукцию из Европы будет очень накладно, она здесь будет очень дорогая. А перевозка отсюда на Дальний Восток?! Мы сейчас занимаемся локализацией производства по территории РФ равномерно, ближе к стройкам.

Сейчас идет активная работа на Дальнем Востоке. Мы вместе с министерством по развитию Дальнего Востока создаем производства. Цена будет там значительно ниже, чем при поставках издалека. Мы планируем на Дальнем Востоке создать комбинат, чтобы он был ближе не только ко многим стройкам дальневосточным, но и к экспорту в азиатские страны.

По технически более сложным продуктам, которые можно далеко возить без высокой наценки за доставку, скажем, полимерные мембраны, доля импорта еще 30 процентов. Поэтому здесь нам есть над чем работать, есть что замещать. Есть продукция, которая в России имеет очень низкую долю российского производства. Строительная химия, например, сложная химия, полиуретаны различные, эпоксидные смолы в основном пока возятся. Хотя это, в основном, продукты переработки нефтехимии, и по-хорошему, нам нужно, наоборот, концентрировать производство здесь и отсюда вывозить уже продукт с высокой добавленной стоимостью на объекты в Европу, Азию, по всему миру.

— В 2011 году минрегион принял стратегию развития промышленных стройматериалов до 2020 года. Чувствуете ли вы на себе благотворное государственное влияние?

— Сама по себе стратегия — это путь достижения какой-то цели. Цель нарисована, она достаточно амбициозная: 1 метр на человека — это 140 миллионов в год. Помощью являются какие-то конкретные прикладные шаги, которые делают региональные либо федеральные власти в этой части. Честно признаться, таких уж выделенных кластеров производства строительных материалов за эти годы в России я не видел. Но когда запустилась программа развития Дальнего Востока и появилось министерство по его развитию, тогда мы серьезно ощутили влияние федеральной власти на поддержку развития производств непосредственно на Дальнем Востоке, в частности, в Хабаровске.

У нас предприятия действительно ориентированы на спрос. Если мы видим, что в этом регионе в ближайшие 5-10 лет будет активно развиваться спрос и потребление нашей продукции, то долго ждать не будем, мы сами производство это поставим. Мы будем договариваться с местными органами власти, с губернатором, искать наиболее оптимальные решения с точки зрения логистики и условий размещения. Есть регионы, которые действительно настроены на привлечение инвесторов и дают очень хорошие условия. Например, Калужская область. Я сам родом оттуда и вижу, как там все меняется, но у нас там производств нет.

На местах важно, чтобы мы обеспечивали рабочие места, вкладывали инвестиции в развитие. Ведь от этого будет существенный приток налоговых поступлений в регион. Власти нам дают, как правило, период налоговых послаблений, которые позволяют развить производство и поскорее выйти на рентабельность. А дальше мы уже входим в нормальный режим работы, платим налоги, а налоги там приличные. Эти средства позволяют развивать социальную структуру, дороги и прочие вещи. Калужская область, может быть, одна из первых это почувствовала, поняла и стала внедрять.

У нас есть производства очень хорошие в Рязанской области, там тоже действительно комфортные условия для ведения бизнеса. Есть производства в Ульяновской области, республиках Татарстан и Башкирия. Здесь мы видим очень высокую активность. Кроме того, на Урале и в Сибири сейчас государство настроено очень позитивно в отношении инвесторов, и диалог идет очень конструктивный. Теперь уже — и до Дальнего Востока добрались.

Мы в Европе представлены уже достаточно давно, в разных странах имеем доли рынка от 15 до 80 процентов, в основном это восточная часть Европы, Скандинавия. Сейчас мы активно представлены и на территории Южной Европы. Очень много нашей продукции ввозится в Азию, Африку, США. У нас уже есть большой опыт по входу бизнеса в другие страны.

Цена на наш продукт обычно ниже, чем на местные. Мы проходим все сертификации, которые у них там имеются. Нашим материалам сейчас там доверяют, но для этого пришлось приложить немало усилий для убеждения потребителей и нормирующих органов в том, что российское — это не плохое, российское — не хуже, чем европейское.

— "Технониколь" совершенствует продукцию, разрабатывает новые материалы, занимается наукой? Порадуете народ какой-нибудь интересной новинкой?

— У нас по инновационным материалам — 5 научных центров, которые разрабатывают новые материалы и новые технологии. Появилась многослойная гибкая черепица, которой в России раньше не было. Она очень привлекательна эстетически и у нее хорошая стоимость.

Много качественных звукоизоляционных материалов, которые позволяют полностью изолироваться от шума. Сейчас внедряем зеленые крыши, как элемент декоративный и экологичный. Это — набор материалов, которые обеспечивают, что травка зеленеет на крыше, можно туда выйти в любой момент, очень комфортно и современно. Раньше это все ввозилось, поэтому было дорого. Теперь — абсолютно доступно.

Читайте также:

Квартира - подарок. А капремонт - грабеж?

Покупка недвижимости: не спешить и не затягивать

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Сколько стоит дом построить?

В субботу первый заместитель министра иностранных дел России Владимир Титов подтвердил в Москве журналистам приятную новость: в конце текущего года ожидается визит в столицу России главы МИД Великобритании Бориса Джонсона.

К визиту главы МИД Великобритании в РФ: почему  Лондон размораживает диалог с Москвой?
Комментарии
Названы сроки извержения супервулкана в Йеллоустоне
Судьба курильщиков: "Надо, чтобы стало не с кем бороться"
Названы сроки извержения супервулкана в Йеллоустоне
Операция "Преемник": за что Назарбаева назвали животным
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Топ стран мира, у которых долг за 300% к ВВП
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
С чистого листа: в 2018 году начнут продавать "пустые" пачки сигарет
Следователи: Серебренников знал, что "Седьмая студия" пилит бюджеты
С чистого листа: в 2018 году начнут продавать "пустые" пачки сигарет
Болевой приём: россияне платят за половину "бесплатных" медуслуг
Пассажирский самолет нового поколения MC-21 совершил полный рейс
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
Клинтон сравнила свое поражение с 11 сентября
Болевой приём: россияне платят за половину "бесплатных" медуслуг
Слишком опасно: правительство РФ отказалось от принудительной деофшоризации
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
Болевой приём: россияне платят за половину "бесплатных" медуслуг
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"