Автор Правда.Ру

Жена Писателя

...Марья Семеновна Астафьева — это и сама доброта, и пример стойкости, несгибаемости в жизненных перипетиях.

Я восхищаюсь мужеством этой хрупкой женщины. После того, что пережила, перенесла, она остается в строю. Причем, невзирая на хвори, работает так, что за ней и молодому угнаться непросто. С утра до позднего вечера она с головой в архиве Виктора Петровича...

***

Если бы я не курил, этого бы не произошло. Заинтриговал? Ехал я в Красноярск поездом Москва — Чита. Перед Омском закончились сигареты. И я, накинув дубленку, выскочил на перрон. У киоска в очередь за мной встал мужчина лет 45, в кроличьей шапке. Сбоку подходил еще один, помоложе, в кепке. Вдруг стоящий за мною мужчина поскользнулся, падая, зацепил меня. И я, чтобы сохранить равновесие, замахал руками. Поднявшись, "кролик" с виноватой улыбкой стал любезно извиняться. "Ничего, с кем не бывает", — ответил я ему. А когда сунул руку в боковой карман, кошелька в нем уже не оказалось.

Скорее всего, "кепка" и "кролик" были подельниками. Об этом я рассуждал уже в вагоне, когда поезд отошел от Омска. Что я пережил, лишившись четырех тысяч рублей, читателю нетрудно представить. При этом ехал я в малознакомый город, в гости к Марье Семеновне Астафьевой, которую меньше всего хотелось беспокоить своими проблемами.

Первое письмо от Виктора Петровича я получил 10 лет назад, в январе 1993 года. И постепенно переписка с ним и с Марьей Семеновной стала неотъемлемой частью моей жизни. В феврале 1998 года я с Секлетиньей Савватеевной Опариной, няней детей Астафьевых в 50-х годах, гостил целую неделю в Академгородке. Это была незабываемая встреча. И еще один раз я повстречался с Виктором Петровичем незадолго до его смерти, в октябре 2001 года.

...Марья Семеновна встретила меня очень радушно и, пока не накормила с дороги, ни за что не дала распаковать сумки с подарками от земляков. За ужином порасспросила о житье-бытье на Урале, поинтересовалась, как "бегает" Секлета. А сама поведала, как ей живется без Виктора Петровича, как тяжело он умирал... Конечно, в одиночестве Марье Семеновне сложнее было бы переносить все лишения, выпавшие на ее долю. Но спасибо Сергею Киму, Валентине Ярошевской, всем друзьям семьи, не покинувшим в трудную минуту ее, перенесшую сложнейшие операции на сердце. "Сережа навещал меня и в больнице, после операции. Он все и устраивал".

После ужина принялись за подарки. "Ах, какие красивые сковородки стали в Лысьве делать! И утюг какой изящный, легонький!" Марья Семеновна искренне поблагодарила лысьвенцев за гостинцы. Затем оба принялись за работу. Марья Семеновна разбирала, сортировала фотографии Виктора Петровича, а я переписывал книги из его домашней библиотеки. Между делом Марья Семеновна поинтересовалась: "Ты, Гена, наверное, завтра за билетом поедешь? Гости хоть сколько, но билет лучше заранее купить". Тут мне и пришлось выложить начистоту все, что со мной произошло в Омске.

- Не переживай, Гена. Дам я тебе денег на дорогу, — успокоила Марья Семеновна.

А я долго не мог заснуть. Не мог забыть своей оплошности. Да и как сразу уснуть на кровати Виктора Петровича в его рабочем кабинете, рядом с письменным столом, на котором лежало завещание писателя, а рабочая чернильная ручка, казалось, все еще хранила тепло его ладони?..

На другой день съездил за билетом на вокзал: выручили Марья Семеновна и коллеги-журналисты из "Красноярского рабочего", куда заходил отметить командировку, а заодно поплакаться в жилетку. Коллеги посочувствовали, главный редактор Владимир Павловский без всяких разговоров дал необходимую сумму. И вообще красноярцы покорили меня своей доброжелательностью, отзывчивостью. Вот еще один пример.

Собрался в краевой краеведческий музей. Задумавшись, проехал лишнюю остановку. Но правду говорят: что ни делается — все к лучшему. Возвращаюсь обратно пешочком — и на мосту вижу рыбака. Как — зимой на спиннинг? С моста? Любопытство взяло. Подошел ближе. Смотрю, а мужик уже вытаскивает хариуса граммов на триста. Не выдержал я: "Дай хоть своими руками с крючка сниму. Я же нынче еще сезон не открывал". Разрешил. Тут мы и разговорились. Виктору Трушникову, так зовут рыбака, 62 года. Пенсионер, в прошлом железнодорожник. Большой поклонник творчества тезки-писателя Виктора Астафьева: "У меня все 15 томов его есть. Слышал, переписка его с кем-то (с Валентином Курбатовым. — Прим. авт.) вышла. Вот этой книги пока нет". А еще оказалось, что Виктор Трушников родился в селе Копально Чусовского района (Марья Семеновна родом из Чусового).

- Слушай, земляк,- хлопнул я его по плечу.- Продай пару харюзят для Марьи Семеновны. Очень она рыбу любит.

- Я и так дам. Бери. Че я, со своей землячки деньги буду брать, што ли?

Вечером я поджарил харюзков. И мы с Марьей Семеновной под рюмочку "Токая" (рыба посуху не ходит) с удовольствием отведали их, поминая добрым словом рыболова.

Про коренных ленинградцев, их доброту и внимание я наслышан, но по душевности сибиряки-красноярцы ни в чем не уступают жителям Питера. В день отъезда я еще раз убедился в этом. Или мне просто везло на хороших людей? Около 8 часов вечера подошел к конечной остановке Академгородка. Полез в карман за куревом. Батюшки! Я же ключ Марьи Семеновны от почтового ящика прихватил с собой. Идти обратно с двумя сумками? Эх, была не была. Затащил их в павильончик напротив остановки, попросил девушку-продавца присмотреть за ними. Рядом три паренька стояли, пиво потягивали. На бегу, задним числом подумал: "А не повторится ли здесь, как в Омске с кошельком?" Нет, все в целости осталось. Более того, в автобусе-"двойке" кондуктор, молодой человек лет двадцати пяти, подсказал, что мне лучше выйти на остановке "Красная площадь". И даже тяжелую сумку помог донести до дверей.

В поезде я познакомился с коренным красноярцем Олегом Легковым (мы с ним всю дорогу в шахматы играли) и Людмилой Дранишниковой из Лесосибирска. Симпатичные, сердечные люди, неравнодушные к произведениям Астафьева. Даже телефоны домашние дали: дескать, окажешься в нашем крае, так позвони, вдруг остановиться негде будет.

...Под равномерный перестук вагонных колес, лежа на полке, я долго размышлял над красноярским феноменом. Время нынче довольно жестокое, черствое. Люди сейчас в основном живут каждый сам по себе, заботясь лишь о своем благе и чреве. На улицах чаще попадаются затюканные бытом и повседневными заботами прохожие с хмурыми, а то и озлобленными лицами. И вдруг красноярцы нарушили этот стереотип. В чем дело? Ну, Марья Семеновна — понятно. Это и сама доброта, и пример стойкости, несгибаемости в жизненных перипетиях. Я восхищаюсь мужеством этой хрупкой женщины. После того, что пережила, перенесла, она остается в строю. Причем, невзирая на хвори, работает так, что за ней и молодому угнаться непросто. С утра до позднего вечера она с головой в архиве Виктора Петровича — раскладывает по папкам письма читателей, вклеивает в альбомы фотографии, пакует бандероли для госархивов Москвы, Санкт-Петербурга, Перми и т. п. Разве что оторвется от бумаг, глянет на меня, корчащегося на стремянке и переписывающего книги, улыбнется и пожалеет: "Гена, ты бы хоть перекурил".

Я до глубины души тронут ее поистине материнской заботой. В дорогу мне собрала такой "тормозок" с едой, что ее гостинцев хватило и моим домашним. Да, с Марьей Семеновной все ясно. Это исключительно чуткий, тактичный человек. Еще пять лет назад, в первый приезд в Академгородок, я убедился в этом. Но ведь и другие красноярцы, с кем я в этот раз общался, не разочаровали меня, заставили поверить в то, что в нынешнем мире, "чужом, злобном, порочном", добрых людей все же немало.

И с этой верой легче жить. Согласитесь, бездушия, лжи, равнодушия в нашей неуютной жизни хоть отбавляй. Но я-то в Красноярске, среди зимы ощутил тепло человеческих сердец. Елки зеленые, да все же просто! Наверняка красноярцев добрее душою сделал их замечательный земляк, писатель Виктор Астафьев, его выстраданные книги. Вспомните его проникновенные строки: "Ни Бог, ни природа не виноваты, что ты стал тем, чем стал. Ищи в себе виноватого, тогда не будет виноватых вокруг. Уверни тлеющий фитиль, погаси зло в себе, и оно погаснет в других, только так, только так и не иначе, — это самый легкий, но и самый сложный путь к людскому примирению".

Эти исповедальные мысли Виктора Астафьева с особой силой звучат сегодня. Прислушаться бы нам всем к этим словам мудрого писателя!

Геннадий Вершинин, Лысьва — Красноярск — Лысьва.

На фото: Виктор Петрович был душой любой компании.

Фото Валерия Бодряшкина.

"Красноярский рабочий"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Представитель группы либерал-демократов в Парламентской ассамблее Совета Европы датчанин Майкл Ааструп Йенсен потребовал от России выполнения условий, чтобы делегация нашей страны могла вернуться в ПАСЕ. При этом он обвинил Россию в шантаже.

Депутат ПАСЕ выдвинул России ультиматум
Комментарии
Почему Китай признает проигрыш НОАК армии России
Los Angeles Times: США списали Россию - это была большая ошибка
Британская студентка повергла в шок профессора, оправдав коммунизм
Женился? Не забудь снять кольцо!
Макаревич рассказал о еще одной катастрофе в России
Оренбургский министр переплюнул ульяновских курсантов клипом про "распил" бюджета
Названа причина массового недопуска спортсменов из России на Олимпиаду
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
Названа причина массового недопуска спортсменов из России на Олимпиаду
Страхи Киева: Россия предложит забрать из Крыма татар и украинцев
Названа причина массового недопуска спортсменов из России на Олимпиаду
Макаревич рассказал о еще одной катастрофе в России
Оренбургский министр переплюнул ульяновских курсантов клипом про "распил" бюджета
Оренбургский министр переплюнул ульяновских курсантов клипом про "распил" бюджета
Депутат ПАСЕ выдвинул России ультиматум
Названа причина массового недопуска спортсменов из России на Олимпиаду
Макаревич рассказал о еще одной катастрофе в России
Назван идеальный завтрак для похудения
На 65% дешевле: ФАС назвала честную цену бензина в России
Пермскую учительницу наградят боевой медалью "За отвагу"
В Латвии легендарный олимпийский чемпион получит пенсию 17 евро