Санкции - оправдание для чиновника

Санкции - оправдание для чиновника. кризис в России, падение рубля, рецессия, прогноз на 2015 год

Согласно прогнозам министерства экономического развития, Россия скатывается в рецессию. ВВП в 2015 году существенно уменьшится. Надо ли вводить антикризисное управление и что оно из себя представляет, в прямом эфире Pravda.Ru рассказал руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

— Страна переживает непростые времена. Кризис неминуем? Что делать?

— Да, мы возвращаемся в состояние экономического кризиса. У нас уже было знакомство с этим кризисом, именно с этим кризисом. Оно состоялось в 20083-2009 годах, когда россияне сильно напугались, но в действительности серьезных потрясений не произошло. Просто было некоторое недолговременное падение цен на нефть. Уже в 2009 году цены на нефть выползли обратно вверх.

Было серьезное падение на рынке недвижимости, и некоторые люди смогли приобрести жилье, воспользовавшись этим кризисом. Было состояние шока и удивления, поскольку последний кризис, который запомнило наше общество, был в 1998 году, когда рухнула пирамида государственных краткосрочных обязательств и обесценился рубль.

Сейчас мы снова в состоянии кризиса. Нужно понимать, что это никакой не новый кризис, это вторая волна экономического кризиса, которую мы только сейчас почувствовали. А существует эта волна в российской экономике уже с 2011 года. Тогда крупные банки фиксировали убытки, уже в 2011 году были проблемы со спросом, такое брожение, которое вылилось в столичных протестах, которые потом приобрели характер чисто креативного движения, хотя вначале было возмущение простых трудящихся.

В первой половине 2012 года была запущена политика так называемого непреднамеренного кейнсианства, чтобы протесты не разрослись, выборы прошли хорошо, была реализована политика стимулирования спроса. Заморозили тарифы, сделали шаги по дальнейшей активизации, в результате наша экономика продержалась.

Уже в 2013 году рубль-то опускался, деловая активность снижалась, вывоз капитала увеличивался, спрос тоже был нестабилен, но держался благодаря кредитованию, в основном потребительскому, у банков накапливались портфели плохих долгов. И это все уже было признаками вхождения в кризис. Мы накопили примерно такой же пакет проблем, какой был у американцев в 2007 году, из-за чего они запустили этот глобальный кризис, просто упав. Не мы одни, конечно.

Наши чиновники любят об этом говорить: "Посмотрите, у всех стран БРИКС те же самые проблемы". Китай — колоссальный пузырь на рынке недвижимости. Бразилия — куча проблем. Индия — тоже. Южная Африка — гора проблем. У всех. Мы не одни, мы не одиноки, но здесь упускается только один факт, что ошибки допускались самими российскими властями: и ЦБ, и министрами экономического блока. И эти ошибки позволили кризису постепенно-постепенно вернуться и перейти в фазу ускорения. Вообще, в этом году было две фазы ускорения этого кризиса. Первую мы помним в начале года, когда рубль упал, хотя началась она, конечно, в конце прошлого года.

— Это с Украиной было связано?

— Нет. Это никак Украины не касается. С Украиной, конечно, наши проблемы связаны, потому что Украина своего рода динамичная 3D модель нашего кризиса, ведь модели российской и украинской экономик схожи. Украина вывозила сталь, зерно. Мы вывозили нефть, газ, сталь, зерно. В принципе, та же самая ориентация на внешние рынки. Экономическая политика в экономике, в сущности, неолиберальная, с консервативным вступлениями, которых у нас было больше.

Не мы одни вернулись в состояние кризиса, все экономики БРИКС стали хромать. Евросоюз из экономического кризиса не выходил. Мы периодически встречаем в новостях еврочиновников, которые говорят, что ЕЭС планировал что-то около 1,5-2 процентов роста ВВП на следующий год, Европа выходит из кризиса, положительная динамика.

Конечно, это все не так. Кризис долгое время был южной проблемой в еврозоне, сейчас это уже — проблема северная, он постепенно двигался с юга на север. Такой антиледник экономический. И Евросоюз просто был дополнен во всех своих проблемах экономиками БРИКС.

А ведь еще несколько лет назад достаточно прогрессивные экономисты говорили: равнение на БРИКС! Смотрите, как страны БРИКС делают. Все, что они делают в экономической политике, вы будете делать, и у вас тоже будет экономический рост и не будет никакого кризиса.

Конечно, еще одна особенность этого кризиса, что цены на нефть упали и, видимо, не поднимутся в ближайшее время. Возможно, они будут подниматься немного и снова падать, какие-то колебания возможны. Но все идет к тому, что цены на нефть будут опускаться еще и могут перейти уже в зону 40-60 долларов за баррель.

Это связано с тем, что США выходит из экономического кризиса. То есть все остальные в состояние экономического кризиса входят, а США выходит. И США выходит совершенно по-особому, они выходят не так как от них хотели и ждали, скажем, российские и китайские элиты.

Они хотели, чтобы Соединенные Штаты, как обычно, стали потреблять, разогнали свой спрос. Но Соединенные Штаты действуют совершенно обратным образом — они ориентируются на экспорт. Они стараются реализовать такую модель реиндустриализации. И у них кое-что получается.

Вот они в период высоких цен на нефть, создали условия: дешевый кредит, существенно понижена цена рабочей силы в США — примерно на 30-50 процентов по сравнению с докризисным периодом, дешевые энергоресурсы, которые дала на время сланцевая революция. Все условия для привлечения инвесторов в США были созданы. И они начали улучшать свои торгово-промышленные показатели. Сейчас отток капиталов и вывод капиталов в доллар идет во всей экономике, и этот доллар будет приземлятся в основном в американской экономике.

— Американцы еще политически действуют очень удачно. Создавая зону хаоса по всему миру, они создают условия, чтобы капиталы бежали именно к ним.

— Конечно. Но думаю, что они не в состоянии управлять этим хаосом длительное время. И не в состоянии предсказать даже последствия этого хаоса, потому что выход вырисовывается только один. Это создавать собственные крупные рынки и развивать их, проводя протекционистскую политику. То есть разрушить американскую модель свободной торговлей, в которой все открыты, кроме хозяев этого, так называемого, открытого рынка, Соединенных Штатов и Евросоюза, которые просто извлекают прибыль из этого.

А наш кризис вошел во вторую фазу, фазу ожидаемую, потому что летом была некая стабилизация, были оптимистические ожидания, которые с приходом осени рассыпались. И эта фаза кризиса — надолго, потому что на мировом рынке тоже полно проблем, и извне ожидать помощи не приходится. То есть заграница нам не поможет.

— И еще санкции.

— Плохая конъюнктура, да еще санкции. Конечно, санкции сами по себе никаких проблем у нас не вызвали. Санкции сами по себе не имеют ударной силы против России, если бы ЦБ своевременно проводил политику кредитования российской экономики, если бы у нас были внутренние источники кредитования, если бы у нас была самостоятельная, устойчивая, опирающаяся на собственную экономику банковская система, никакие финансовые санкции нам бы страшны не были. Санкции эффективны именно потому, что сейчас кризис и плохая внешнеэкономическая конъюнктура для России. И она не улучшится.

Есть желание у некоторых экономистов приписать все проблемы к санкциям. Это делают обычно либерально-оппозиционные политические экономисты, потому что им выгодно показать: посмотрите, какая беспомощная Россия, а какой могучий Запад, надо просто поднять лапы и сдаваться. С другой стороны, это выгодно чиновникам: они говорят, смотрите, мы ни в чем не виноваты, мы превосходно управляем этой экономикой, но, черт возьми, санкции, они нас подкосили. За два года мы не сделали ни одной ошибки, прекрасные решения принимали, инвестиционный климат улучшили, но вот санкции, к сожалению. И вот из-за санкций нефть и рубль, все попадало…

В действительности, санкции стали гораздо более ощутимы, чем весной, хотя их не стало больше. А причина в нашем внутреннем кризисе, потому что спрос падает в российской экономике, несмотря на обесценивание рубля, снижается потребительский спрос, потребительская активность. Это будет означать дальнейшее снижение деловой активности.

— Проблема нашей страны в том, что у нас несамостоятельная финансовая система, привязанная к американскому доллару. Почему Америка печатает бесчисленное количество долларов, хотя их долг растет, а мы не можем печатать рубли при больших золото-валютных резервах?

— Я вам другое скажу. Почему мы никогда не слышим о девальвации доллара в США? Почему в ответ на рост американского долга, которым нас сколько лет пугали, США не заявил о девальвации доллара? Потому что доллар обеспечен. Он обеспечен не золотом, не национальным достоянием США, не американской демократией, далеко не идеальной. Он обеспечен всеми товарами на мировом рынке, которые можно на него купить, потому что денежные знаки, которыми мы пользуемся, отличаются от денег классической эпохи капитализма, средневековья, античности. Они находятся по одну чашу весов, по другую — товар. И деньги стоят ровно столько, сколько на них можно купить товаров. Сколько товаров реально покупается.

Рубль падает, не потому что нефть упала, а потому что падает внутренний спрос, в первую очередь. Если внутри нашей экономики не растет количество российских товаров, проданных за рубли, то это означает, что масса денег не изменилась, а масса реализованных товаров уменьшилась.

Начинается застой на рынке недвижимости, падение продаж автомобилей, даже уменьшается продажа некоторых российских продуктов питания. Люди покупают меньше, берут дешевые продукты.

Спекулянты не занимаются спекуляциями где угодно, они занимаются спекуляцией там, где есть концентрация спроса. И доллар растет потому, и там спекуляции возможны потому, что там — концентрация спроса. Рубли просто выдавливаются из экономики. Продажи в российской экономике падают. Самый дорогой товар, который мы производим, — недвижимость, коммерческая и жилая, просто рухнули, не продаются. Это значит, что нет смысла делать инвестиции в эти компании, потому что там — лишние рабочие места по всей цепочке до производства строительных материалов и компонентов для них.

Значит, нужно деньги выводить. Деньги оттуда уходят. А уходят куда? Они уходят из реальной экономики на валютный рынок. Население покупает валюту, чтобы хоть как-то сохранить свои сбережения.

Бизнес покупает валюту с двумя целями. Первая — уйти из российской экономики в офшоры. Отток капитала, наверное, 150 миллиардов долларов составит в этом году, а может, и больше. Вторая цель — уход в валюту, чтобы сохранить свои оборотные средства, просто сохранить свои капиталы. И перейти в состояние ожидания. Они просто ждут, что будет. А им правительство говорит: сейчас мы прощаем убежавший капитал, возвращайтесь, пожалуйста, в российскую экономику.

Для тех, кто бежит из российской экономики, это никакой вообще не сигнал. Это не повлияет на валютный рынок, не повлияет на инвестиции в российскую экономику, потому что наш инвестиционный рейтинг в последние годы повышался. Правительство считает это большой своей заслугой, но инвестиции, простите, не увеличивались, экономический рост постепенно затухал, если вообще был уже в прошлом году.

Сейчас необходимо конструировать спрос, создавать реконструкцию экономики. Сделать так, чтобы у нас был растущий внутренний рынок. Государство должно создать огромное количество рабочих мест и обеспечить под них, под этот спрос отечественное производство. Чтобы этой огромной затратной политикой не воспользовались другие, нужно проводить протекционистскую политику. То есть нужно выходить из ВТО и повышать пошлины.

— Как технически занять людей и обеспечить спрос?

— Например, нанять огромное количество учителей в школы. Сделать классы не более 10 человек. Увеличить количество учителей, уменьшить рабочий день учителя и получить огромный, в социальном блоке класс наемных работников. Также — и в других отраслях. Это — спрос.

Джон Мейнард Кейс выписывал такую формулу: зачем нанимать двух, если можно нанять трех. Неолиберальная формула говорит: уволь двух, оставь одного, пусть работает круглые сутки, и получает зарплату как полтора человека, но экономия для компании будет огромная. Но спроса не будет, будет кризис. Нужно полностью изменить правила игры на рынке.

Неолиберальные экономисты, когда критикуют такую экономическую политику говорят: Вы предлагаете изолировать Россию, это — изоляционизм. Это, конечно, не так. Соединенные Штаты в XIX веке проводили протекционистскую политику, но были открыты для капиталов. А рынок гарантировано будет расти. Государство должно отвечать за экономический рост.

Беседовала Любовь Люлько

Читайте также:

Антон Сороко: На российской экономике рано ставить крест

ЦБ РФ обсудит с брокерами антикризисные меры

В попытках спасти банки ЦБ опрокинет экономику

Президент России назвал сроки выхода экономики из кризиса

Директор Института экономики РАН: Падение рубля остановят валютные ограничения

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Как управлять экономикой в кризис?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"