Мигранты: Чему ЕС мог бы поучиться у России

Европа переживает миграционный кризис, аналогов которому в России никогда не было. Означает ли это, что у нас ведется более правильная миграционная политика? И как обстоят дела с мигрантами в нашей стране на фоне последних мировых событий? Об этом Pravda. Ru рассказала заведующая отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ Александра Докучаева.

— Сейчас много говорят о ситуации в Европе, в частности, в Германии, куда рвутся мигранты из стран Ближнего Востока, что возмущает рядовых жителей. Но, тем не менее, мы видим, как Ангела Меркель ведет свою миграционную политику, говоря, что так и должно быть, что это будущее страны. То есть там, нравится нам это или нет, проводится определенная миграционная политика. А в России есть внятная миграционная политика? И каким документами она закреплена?

— Еще в 2012 году Президентом РФ В. В. Путиным была утверждена "Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года", в которой были сформулированы главные задачи. Ее призваны осуществлять все государственные органы. Прежде всего, нас интересуют наши соотечественники за рубежом. Там прямо сказано, что в государственных интересах надо создавать преференции для наших соотечественников за рубежом при миграции их в РФ. В частности, эти преференции осуществляются через реализацию государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, утвержденную в 2006 году.

Также в концепции миграционной политики сказано о привлечении трудовых ресурсов. Делается это для того, чтобы наполнить наш рынок труда. С начала 2015 года начал работать механизм, регламентирующий привлечение трудовых мигрантов из безвизовых стран.

В отличие от многих других стран, Россия имеет особенности, связанные с нашей недавней историей. Много республик бывшего СССР, ставшие независимыми государствами, остаются в безвизовом пространстве. Отношения с гражданами этих государств, в том числе и в области трудовой миграции, особенные. И в связи с этим и обычная миграция тоже имеет свои особенности, которых нет в Западной Европе.

— Можно ли сказать, сколько сейчас в России мигрантов, в том числе нелегальных?

— Сославшись на недавнее интервью руководителя ФМС Констатина Ромодановского, можно сказать, что сейчас на территории России находятся где-то десять миллионов иностранных граждан. Из них, как он сказал, наверное, миллиона два являются нелегальными, в том смысле, что въехали они легально, но, занимаясь трудовой деятельностью, не оформили должным образом свои отношения.

— А остальные восемь миллионов оформлены официально?

— Вы знаете, честно говоря, не сходятся цифры. Если посмотреть по тем же данным миграционной службы, то если десять миллионов находится, а два миллиона не оформили свои трудовые отношения, то получается слишком большой остаток, в который входят не трудовые мигранты. А если они не трудовые, значит, они находятся в гостях, или еще как-то. Но есть недавний отчет Москвы, и если по нему судить, то оказывается, что в 2015 году выросло число тех, кто находится в России, в Москве, и получил разрешение на работу и на учебу. А число лиц, которые приехали сюда в гости или с гуманитарной целью, резко уменьшилось.

— Но начиная с 2014 года у нас увеличился миграционный поток из Украины. Пишут, что приезжают достаточно квалифицированные люди, которые близки нам по менталитету, по культуре. Как они встраиваются в рынок?

— Всего граждан Украины, по последним данным миграционной службы, где-то два с половиной миллиона. Миллион сто или чуть поменьше — это те, кто вынужденно бежал с Юго-Востока Украины, а также из других районов по политическим причинам. То есть это политическая миграция. О них нужно сказать особо, потому что они приехали не прямо на работу, они все равно будут как-то обустраиваться.

В 64 регионах России, в первую очередь в 2014 году, когда только пошел этот поток, было развернуто около трехсот так называемых центров временного размещения. Такие центры появились в городах и поселках как в близких к Украине районах, так и дальше — на Урале, в Сибири. И в них проживает на сегодняшний день около 16 тысяч человек. В первую очередь это, конечно, совсем социально не защищенные люди: мамочки с маленькими детьми, старики. Восемьсот рублей в день — это была норма, выделяемая такими центрами на пропитание, проживание. Просто так деньги, конечно, никому в руки не давались, но это было минимальное обеспечение.

— То есть, в целом, политика по приему беженцев у нас организована достаточно хорошо?

— Да, и мы этим даже немножко похваляемся перед Европой, потому что надо сказать, что если прибавить этот миллион сто к населению всей России — это будет почти один процент. Если взять пятьсот миллионов населения Евросоюза, то они б могли пять миллионов беженцев принять, но у них там под миллион, а они криком кричат и имеют проблемы.

Конечно, за эти уже почти два года, по крайней мере, половина украинцев обратились за тем или иным статусом — за статусом временного убежища, у кого есть на это основание, за статусом разрешения на временное проживание, кто-то стал участником программ переселения. Кстати, именно в 2014-2015 году граждане Украины стали очень большой частью тех, кто участвует в программах переселения.

— А что дает эта программа?

— После того как человек получил удостоверение участника программы переселения, он, во-первых, получает право на работу наравне с гражданами России, безо всяких на то специальных разрешений, он получает право на медицинское обслуживание, его дети идут в школу без каких-либо там проблем. И самое важное, для тех, кто уже решил идти по программе переселения, они получают право на упрощенное приобретение российского гражданства. И именно участники программы переселения, я не буду говорить о других категориях соотечественников, имеют право за три месяца после подачи документов получить паспорт. Конечно же, это очень важно.

Именно поэтому очень многие беженцы с Украины идут через эту программу. Люди едут даже на Дальний Восток, потому что участники программы переселения, которые едут в регионы, имеющие особый статус в программе, получают 250 тысяч, каждый член семьи участника программы — еще по 125 тысяч. Это все-таки уже что-то, на что можно, может быть, арендовать или даже купить какое-то жилье. Все участники программы имеют право на получение компенсации, если они перевозят свой багаж в регион селения. Наличие этих подъемных многих привлекает.

— Существует устойчивое мнение у рядовых обывателей, что мигранты отбирают у нас хлеб, что из-за них зарплаты снижаются в каком-то секторе, рабочих мест становится меньше, что есть сферы, в которые не устроиться россиянину. Это обоснованное утверждение? Оказывают ли мигранты воздействие на рынок труда, или они идут в те области, в которых россияне категорически не хотят работать?

— Самый большой поток мигрантов идет в неквалифицированный сектор экономики, который для российских граждан не очень привлекателен. Поэтому трудно сказать, что они отбирают хлеб. Дело в том, что сейчас появилась новая тенденция, когда работодатель предпочитает даже российского гражданина принять на работу, потому что появился приток в связи с экономическим кризисом, российские внутренние трудовые ресурсы стали более подвижны. Другое дело, что инфраструктура в России вообще не готова к развитию внутреннего рынка труда.

— То есть мобильности нет?

— Да, мобильности нет, потому что у нас в принципе не развито то, что нужно для этой мобильности, — доступный рынок жилья, съемного или покупного. У нас даже недостаточно общежитий с туалетом хотя бы в коридоре, таких как хостелы. А человеку надо где-то жить. Это можно было бы развить через малый бизнес, чтобы предприниматели оборудовали небольшие гостинички, но, к сожалению, у нас только идут разговоры о развитии малого бизнеса.

— Мы пережили несколько миграционных волн. Одно время рынок занимали практически только украинцы и белорусы, позже из Средней Азии волна началась. Что прогнозируется на ближайшие пять лет? Каким будет поток мигрантов?

— Ученые говорят, что вообще в мире настает тот период, когда начнется очень жесткая конкуренция за трудовые ресурсы. Так вот, когда она начнется, то Россия может проигрывать в этом моменте. Мы можем начать проигрывать, потому что у нас нет хорошей инфраструктуры для развития рынка труда, наемного в том числе.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Мигранты: помощники или конкуренты?
Комментарии
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Спасибо Трампу: как Путин покорил Египет
На первых ролях: что вынудило Меркель признать силу России
На первых ролях: что вынудило Меркель признать силу России
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Россиян на Олимпиаде-2018 лишили массажистов и инвентаря
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Красное колесо: Солженицына увековечили не вовремя
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Курортный сбор под надзором полиции
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
На первых ролях: что вынудило Меркель признать силу России
Взрыв на Манхэттене устроил 27-летний выходец из Бангладеш
На первых ролях: что вынудило Меркель признать силу России
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры