Мелкие жулики у газовой трубы

Рыночные отношения, да простят меня инакомыслящие, основаны на обмане, который является синонимом рынка. Ведь продавец товара всегда стремится любым путем, в том числе устранением конкурента, получить как можно большую прибыль. А прибыль — это некая денежная сумма, вымогаемая у покупателя сверх себестоимости приобретаемой им продукции. Но без прибыли, то есть без обмана, нет рынка. Альтернативы же ему пока не придумали. Поэтому в цивилизованных странах государство по возможности жестко регламентирует деятельность хозяйствующих субъектов, включая конкуренцию между ними. Делается это для того, чтобы вирусы обмана не превышали некой критической массы и не вызывали эпидемии криминализации общества. Вместе с тем государство там не на словах, а на деле защищает национальный внутренний рынок, частную собственность и соблюдение контрактного права.

К сожалению, наши либерал-реформаторы, внедрившись во власть, создали прекрасную питательную среду для криминализации страны и развала ее внутреннего рынка. Началом послужили «шоковая терапия» и воровская приватизация, за которыми последовали многочисленные переделы искусственно обесцененной собственности с отстрелами неуступчивых владельцев и силовыми захватами чужого имущества. Эти процессы усиливались благодаря деградации морали и этики как субъектов рынка, так и в целом российского общества, снижению уровня его культуры, образованности и профессионализма.

Естественный отбор сильнейших на российском криминализированном рыночном пространстве продолжается, охватывая и сферу среднего бизнеса. Но сейчас вместо отстрела владельцев приглянувшейся собственности чаще прибегают к организации их искусственного банкротства, жульническому перехвату контрактов и др. Благо законодательство способствует всему этому. И так как в борьбе за «лучшую жизнь», которая охватила все сферы хозяйственных и финансовых отношений, мерилом морали и этики для многих стали у. е., то в конфликты владельцев собственности, подменяя киллеров, втягивается немало другой публики — из среды чиновников, ученых, журналистов... Зарабатывают они при этом на масло к хлебу компрометацией физических и юридических лиц по заказам нанявших их хозяев. В результате нередко разваливаются контракты, прекращается работа предприятий, а потери несут не только оказавшиеся без вины виноватыми промышленники и предприниматели, но и казна — в нее перестают поступать соответствующие налоги. Об одной такой недавно происшедшей жульнической истории и рассказывается ниже. Она лишний раз подтверждает, что криминальный рынок сам по себе не может трансформироваться в цивилизованный. Для этого необходимы политическая воля властей предержащих и консолидация здоровых сил всего общества, включая представителей цивилизованного бизнеса. Ведь криминальный рынок в России выгоден определенным кругам как за рубежом, так и внутри страны с целью дальнейшего развала ее экономики, в частности естественных монополий, и продолжения передела собственности. Особенно привлекает «Газпром», весомый конкурент западных компаний. Для этого годятся все средства, включая дискредитацию того же газового монополиста. Описанную ниже историю как раз и использовали в качестве повода для очередной такой акции. Сначала было слово.

Начальнику управления по надзору
в нефтяной и газовой промышленности
Госгортехнадзора России
г-ну Мокроусову С. Н.

Копии: ОАО «Газпром», ЗАО «Ямалгазинвест», ПО «Спецнефтегаз»  

В период с 22 по 27 января 2003 года, находясь по приглашению в г. Новый Уренгой, я ознакомился со строительными работами по сооружению магистрального газопровода «Заполярное — Уренгой», в частности с его линейным участком в пойме реки Пур, IV резервная нитка. Заказчик объекта — ЗАО «Ямалгазинвест», Генеральный подрядчик — ЗАО «Газпромстройинжиниринг», Субподрядчик — ОАО «Межрегионтрубопроводстрой».
При визуальном осмотре стыков участка газопровода в пойме реки Пур мною было обращено внимание на большое количество допущенных дефектов, таких, как «подрезы», превышение размеров облицовочного шва, установленных нормативными документами, что, по моему мнению, может привести к преждевременному выходу магистрального газопровода из строя. Обследованные стыки были обработаны под нанесение изоляции и последующую укладку (труб) в траншею.
Вызывает удивление тот факт, что ОАО «Межрегионтрубопроводстрой», имея лицензию Госстроя РФ на право проведения строительных работ, не имеет аттестованных специалистов для выполнения сварочно-монтажных работ, что ставит под сомнение правомерность выдачи лицензии этой организации.
С учетом сказанного, считаю необходимым проведение дополнительного контроля за качеством работ, выполняемых ОАО «Межрегионтрубопроводстрой», поскольку качество выполняемых им работ не соответствует установленным требованиям, предъявляемым к сварочно-монтажным работам на важных народно-хозяйственных объектах, а возможные внештатные ситуации при их эксплуатации могут нанести серьезный ущерб экономической независимости России.
Вместе с тем при облете строящегося газопровода на вертолете были видны четкая организация работ и высокая культура производства другими организациями, ведущими строительство газопровода, из Санкт-Петербурга, Краснодара, Уренгоя, Надыма.

С уважением,
Эксперт научно-технической сферы
Министерства промышленности, науки и технологий
(свидетельство № 11313707.1332 от 25.04.01 г.),
Вице-президент Российского Научно-Технического Сварочного Общества,
Заведующий лабораторией импульсных технологий сварки и наплавки
Института физики прочности и материаловедения Сибирского отделения РАН,
доктор технических наук

г. Томск, 29.01.03 Сараев Ю. Н.   

Прочитавшие письмо «эксперта научно-технической сферы Минпромнауки» (само это словосочетание звучит наподобие «продавец торговой сферы Минторга») наверняка обратили внимание на его явно аномальные экстрасенсорные зрительные способности. Увидеть из кабины летящего вертолета «четкую организацию работ и высокую культуру производства других организаций, ведущих строительство газопровода, из Санкт-Петербурга, Краснодара, Уренгоя, Надыма» дано далеко не каждому. А увидел эксперт Сараев гораздо больше изложенного им в письме в Госгортехнадзор. Поэтому вскоре в прессе появилось несколько больших материалов с детальными техническими подробностями вредительской деятельности «Межрегионтрубопроводстроя».
Уже 12 февраля с. г. некто Константин Белан опубликовал статью под хлестким названием «Дело — труба. Нанесет ли газопровод “Заполярное — Уренгой” непоправимый ущерб России?» Не больше, не меньше. Хотя две линии его уже построены и по ним идет в страну голубое топливо. А длина газопровода всего 190 км. Но призвать к бдительности — благое дело.
Появилась статья одновременно на одном из интернет-сайтов и на первой странице правительственного официоза — «Российской газеты». В ней с гневом и возмущением не только повторяется содержимое письма Сараева, но и существенно расширена картина злоупотреблений, совершенных ОАО «Межрегионтрубопроводстрой». Причем, как оказалось, не только на строительстве уренгойского газопровода.
Необходимо отметить, «Российская газета» опубликовала статью, основанную на письме частного лица, т. е. письмо это не является официальным документом какой-либо организации. Вместе с тем, содержащиеся в статье сведения официально никем не подтверждены. А сам «эксперт научно-технической сферы» в беседе со мной категорически отрицал передачу им своего письма в СМИ. Таким образом, предав широкой публичной огласке многочисленные злоупотребления, якобы совершенные «Межрегионтрубопроводстроем», «Российская газета» тем самым взяла на себя всю ответственность за опубликованную ею информацию. Вплоть до судебной. Речь идет не только об ответственности за достоверность высказанных в статье обвинений во вредительстве, но и за все негативные последствия этих обвинений, в случае их надуманности, для обвиняемой компании, ее заказчика и государства.
По всей видимости, автор статьи и редакторы газеты были абсолютно уверены в своей компетентности, объективности и правоте. В противном случае в статье не утверждалось бы, что «факты, описанные в письме... способны шокировать даже тех, кто даже не представляет себе, как выглядит магистральный трубопровод». И далее: «Об объективности этого письма можно говорить смело: письмо было написано специально приглашенным экспертом научно-технической сферы Минпромнауки...».
Факты, изложенные в письме «эксперта» Сараева и существенно дополненные «Российской газетой», действительно шокировали специалистов, но...своей несостоятельностью. Что и было вскоре высказано по этому поводу в заключении Тюменского управления Госгортехнадзора России. И вина автора и редакторов газеты видится не в том, что они не сведущи в строительстве трубопроводов — это не их дело, а, мягко говоря, в непрофессиональном выполнении своих прямых обязанностей. Ведь они должны были, хотя бы согласно элементарным нормам морали и этики, до публикации статьи и предания тем анафеме вредителей обратиться за разъяснениями в Госгортехнадзор, куда адресовал свой донос Сараев. Там бы им растолковали, что в стране действует эффективная федеральная система многоуровнего контроля и приемки строящихся трубопроводов — начиная от каждого отдельного сваренного стыка труб до магистралей в целом, которая сводит к весьма незначительной вероятность возникновения в последующем аварий. И вершиной этой пирамиды контроля является государственный орган — Федеральный горный и промышленный надзор России (Госгортехнадзор).
Там бы автор и редакторы, обратись они туда, узнали также, что «большое количество дефектов», неизвестно где визуально обнаруженных Сараевым, заставила бы устранить приемочная комиссия, состоящая из представителей заказчика, генподрядчика, эксплуатирующей организации, субподрядчика и Госгортехнадзора в лице уполномоченной на то компании — в нашем случае ПО «Спецнефтегаз». Дефекты устранили бы еще до обязательной проверки качества сваренных стыков путем просвечивания их рентгеном и ультразвуком. Рентгеновские фотографии швов хранятся 30 лет (!). Так что виновного в браке, если случится авария, найдут всегда.
Кроме того, автору и редакторам объяснили бы, что антикоррозийное покрытие на сваренные стыки наносится после их фотографирования рентгеном. Затем под большим давлением проводятся многочасовые гидравлические испытания герметичности отдельных сваренных участков — плетей будущего трубопровода. Далее с помощью специального электроизмерительного устройства все та же комиссия проверяет качество антикоррозийного покрытия всех плетей, и их укладывают в траншею, сваривая соседние участки. После укладки газопровода он целиком подвергается испытаниям на герметичность, для чего в него закачивают газ под давлением больше рабочего. Проводит окончательные приемочные испытания всей трассы специальная комиссия.
Так что «эксперт научно-технической сферы» Сараев своим «сигналом», а вслед за ним «Российская газета» продемонстрировали полную некомпетентность в вопросах организации контроля и приемки строящихся трубопроводов. Что же касается утверждения Сараева, повторенного газетой, об отсутствии в «Межрегионтрубопроводстрое» аттестованных специалистов для выполнения сварочно-монтажных работ, то он сам же себя и опроверг, подтвердив наличие у этой компании лицензии Госстроя. Ведь такая бумага без штата специалистов и рабочих основных профессий, соответственно аттестованных, компании просто не выдается.
Завершается обращение Сараева, конечно же, озабоченностью, что «Межрегионтрубопроводстрой» своей вредительской деятельностью может нанести «серьезный ущерб экономической независимости России». В таком духе писались в 1937 году доносы на «врагов народа». Да еще на фоне, для контраста, «четкой организации работ и высокой культуры производства» на участках других компаний, которые «лицезрел» автор доноса из кабины вертолета.

Лицо, ну очень похожее на генерального прокурора
«Российская газета» в части опубликованных ею домыслов существенно перещеголяла письмо Сараева. Кто все это сочинил и рассказал автору статьи — неизвестно. Ведь Сараев, как отмечалось, отрицал обращение в газету. Если не лукавил.
Несуразица «новых» фактов должна была быть очевидна «даже для тех, кто не представляет себе как выглядит магистральный трубопровод». Вот в статье утверждается, что Сараева для проверки пригласили специально. Правда, не пояснено, кто пригласил, куда и с какой целью. Знакомство со строительством трубопровода в пойме реки Пур, а Сараева пригласили именно на этот участок, о чем несколько ниже, длилось с 22 по 27 января с. г. В те дни ртутный столбик термометра опускался в том районе ниже отметки –30°С. Тем не менее, газета в явном противоречии с уже сказанным утверждает, что Сараев совершенно случайно при осмотре строительных площадок газопровода наткнулся на участок, на котором работает «Межрегионтрубопроводстрой». Допустим, действительно оказался эксперт там случайно. Заблудился. Но далее, с ссылкой на того же Сараева, газета утверждает, что большая часть труб в пойме реки Пур находилась в воде. Любопытно, что это за вода такая, не замерзающая при морозе ниже –30°С? А если трубы находились в воде, то как «эксперт научно-технической сферы» подобрался к ним? Ведь их диаметр равен 1,42 м. Поэтому для осмотра труб изнутри Сараеву пришлось бы на морозе согнувшись погрузиться в воду. Судя по статье, «эксперт», пренебрегая опасностью превратиться в ледяную глыбу, залез в трубы, заполненные ледяной водой, и даже нырял в нее. Иначе как бы он увидел «огромное количество допущенных дефектов»? Трубы ведь круглые, и швы надо было осмотреть по всей их окружности. Однако вода наверняка была грязной и непрозрачной, так что дефекты, надо думать, определялись на ощупь. К тому же Сараев визуально измерил толщину стенок труб. Как он умудрился это сделать без специального прибора, автор статьи также не поведал. Но в статье утверждается, что толщина стенок была меньше установленной нормы. Замечу, трубы на трассе являются собственностью «Газпрома», закупил он их у известной и авторитетной немецкой компании, поставка брака которой исключена. Говорить о различной, сверх допуска, толщине стенок труб — просто смешно: технология их производства и приемо-сдаточный контроль исключают подобное. Придумать сам такое несведущий журналист явно не мог.
Однако самое удивительное можно прочесть в статье дальше: «Еще одним доказательством, мягко скажем, невысокого качества работ, выполняемых компанией “Межрегионтрубопроводстрой”, стала видеозапись, которую сделали сами рабочие этого предприятия, нанесения антикоррозийного покрытия на участке другого трубопровода... на берегу реки Кама в районе г. Сарапула. Кадры просто поражают: антикоррозийное покрытие наносилось... при сильном ветре и температуре воздуха около 0 градусов. А это строго запрещено техническими нормативами. Естественно, о качестве антикоррозийного покрытия говорить не приходится. Следующие кадры подтверждают это. На трех отводах трубопровода присутствуют очаги сплошной коррозии, каждый из которых имеет глубину 3—4 мм. Говоря человеческим языком (видимо, все выше сказано не человеческим.— Ред.), сама труба становится больше похожей на решето.
Еще одним нарушением... стал ремонт заводских сварных швов и тела трубы. Техническими нормативами строго запрещено хотя бы прикасаться (! — Ред.) к заводским швам потому, что качество этих швов гарантирует сам завод. На пленке отчетливо видно, что ремонт проводится уже после нанесения изоляционного покрытия. Для чего в истинно «советских» традициях было удалено покрытие с уже заизолированной трубы. Вместе с тем, зная о явных нарушениях, руководство ОАО «Межрегионтрубопроводстрой» не принимает ровным счетом никаких мер и продолжает сдавать объекты как на строительстве газопровода «Заполярное — Уренгой», так и на других объектах с явным браком, что представляет повышенную опасность. Потому что возможные ситуации (непонятно какие.— Ред.) при эксплуатации этих объектов могут нанести серьезные экономический и экологический ущербы России в целом» — конец цитаты.
Как учил д-р Геббельс, чем невероятнее ложь, тем больше в нее поверят. Мы все помним видеозапись банно-кроватных сцен с участием «лица, очень похожего на генерального прокурора». Мне было весьма любопытно узнать, каким образом по видеопленке автор статьи смог распознать сильный ветер и даже измерить температуру на заснятой местности. Складывается впечатление, что автор и редакторы описания видеокадров, ну очень похожих на сильный ветер и нулевую температуру, либо элементарно глупы, либо, следуя заветам д-ра Геббельса и рассчитывая на полную безнаказанность, выполняли чей-то заказ. Разумеется, из чистого альтруизма. Держа за глупцов своих читателей.
Высказанные предположения подтверждаются всем процитированным текстом. Совершенно очевидно, что очаги коррозии глубиной в 3—4 мм (до решета при этом далеко, так как толщина стенки трубы равна почти 19 мм) образуются не за один день и даже не за один год. А антикоррозийное покрытие наносит на новую трубу завод, ее изготовитель. Поэтому «видеокадры подтверждают» не плохую работу «Межрегионтрубопроводстроя», а проведение ремонта трубопровода. Если он находится на берегу Камы, как утверждается в газетной статье, то речь идет о газопроводе «Уренгой-Центр», построенном в 1984—85 гг. Тогда «Межрегионтрубопроводстрой» не существовал. Но в 2002 г. он на правом берегу Камы вел переукладку участка этого газопровода из-за возникшего там оползня. А поэтому, вопреки газетному обвинению, не виноват в образовании заснятых очагов сплошной коррозии. Ремонтировались же трубы спустя 17—18 лет после нанесения на них заводского изоляционного покрытия, которое и надо было предварительно, вопреки ерничеству газеты, удалить с поврежденных мест в истинно «советских» традициях. А также американских, немецких и прочих. При этом «прикасались» к заводским швам в местах повреждений — трубы были сварными, хотя в статье утверждается, что это якобы «техническими нормативами строго запрещено». Воистину, заставь дурака Богу молиться — лоб расшибет.
Мне удалось посмотреть «документальное видеодоказательство», столь «профессионально» прокомментированное «Российской газетой». Это 10-минутный ролик, из быстро мелькающих кадров которого невозможно что-либо понять, нет в них и намека ни на какую-либо реку, ни на речной берег, ни, тем более, на город Сарапул. Изображение почти все время «дергается» из-за неустойчивости положения оператора, снимавшего компромат. Наверное, при съемке дул тот самый сильный ветер, про который сказано в статье, или случилось землетрясение. Но в конце фильма все воздействия на оператора, видимо, прекратились, он перестал шататься, и минуту спокойно можно было на фоне снега лицезреть обрезок трубы, покрытой грязью, на поверхности которой виднелась неглубокая раковина размером со спичечный коробок, а на другой трубе — ободранная изоляция. Скорее всего то был металлолом. Зато звуковое сопровождение «видеодоказательства» включало в изобилии лексику, недавно запрещенную соответствующим федеральным законом к употреблению в общественных местах, а также в СМИ, если это не цитаты из художественного произведения. Ссылки на какое-либо художественное произведение в «видеодоказательстве» отсутствовали. Поэтому неустойчивое положение оператора, видимо, объяснялось более прозаической причиной.
Судя по видеокадрам, съемки проводились в начале весны 2002 г. изолировщиками, командированными в «Межрегионтрубопроводстрой». Из-за низкого качества выполненных ими работ от их услуг отказались, и «Межрегионтрубопроводстрою» пришлось почти все переделывать заново, понеся дополнительные затраты. Так что командированные изолировщики, приехали они из «Томскподводтрубопроводстроя», засняли собственную, забракованную работу и выдали ее за «компромат» из желания отомстить. А после появления статьи в «Российской газете», обличающей вредителей, эти люди уже через два дня, 14 февраля с. г., обратились к депутату Госдумы от Томска Максиму Леонидовичу Коробову, заместителю председателя думского комитета по энергетике, транспорту и связи. Ходоки рассказали своему избраннику о значительных нарушениях, якобы допущенных «Межрегионтрубопроводстроем» при строительстве в начале 2002 г. перехода... через Каму, и что якобы эта компания не имеет соответствующей лицензии, а ее работники — необходимой квалификации.
Возмущенный депутат ходокам безоговорочно поверил, земляки — его избиратели все же, и с ссылкой на «Российскую газету» немедленно отправил тревожные запросы в Генеральную прокуратуру и Госгортехнадзор, а также зачем-то министру промышленности, науки и технологий — видимо, в связи с «экспертом научно-технической сферы Минпромнауки», он тоже из Томска. Хотя, как известно, Минпромнауки никакие строительства не курирует.
Если бы уважаемый народный избранник, следуя принципу презумпции невиновности, обратился не в Генпрокуратуру, а для выяснения всех обстоятельств дела сначала только в Госгортехнадзор, то убедился бы, что оказался жертвой обманщиков и объектом их манипуляций. «Межрегионтрубопроводстрой» никакого перехода через Каму никогда не сооружал — ходоки-изолировщики, работавшие там, это прекрасно знали, а вел, как сказано выше, переукладку участка магистрального газопровода «Уренгой — Центр» на правом берегу реки из-за возникшего оползня. О чем депутату рассказали бы в Госгортехнадзоре. Напомню, от услуг упомянутых изолировщиков, пытавшихся сдать на этом камском участке свою бракованную работу и заснявших ее на видеопленку в качестве «компромата» на производителя работ, «Межрегионтрубопроводстрой» отказался. Что же касается наличия лицензии и квалификации работников оболганной компании, повторяться по этому поводу не стану.
Но и после депутатского запроса инициаторы травли «Межрегионтрубопроводстроя» не успокоились. 26 и 27 февраля с.г. на интернет-сайтах «Росбизнесконсалтинг» появились две статьи — «Как “Газпром” тратит западные деньги» и «Субподрядчик “Газпрома” ведет строительство без лицензии». В них некто Иван Трегубов вновь повторил уже прозвучавшие в «Российской газете» измышления опять же со ссылкой на «эксперта» Сараева. Источник, как видим, все тот же. Но Трегубов обнародовал еще один факт. Оказалось, цитирую — «в начале февраля с. г. на трубопроводе в районе Камы, построенном «Межрегионтрубопроводстроем», произошел взрыв. По одной из версий это могло случиться из-за грубого нарушения технологий строительства. Интересно, что взрыв позволил обнаружить очень существенный дефект. Взрывная волна «смахнула» снег, и оказалось, что труба даже не закопана (! — Ред.) в грунт». И далее: «В случае с газопроводом “Заполярное — Уренгой” подобные (какие “подобные”? — Ред.) нарушения могут привести к очень серьезным последствиям... теоретически (? — Ред.) — к экологической катастрофе в районе города Новый Уренгой». Из обеих статей следовало, что «Газпром» тратит заемные западные деньги на подготовку будущих техногенных катастроф.
3 февраля с. г. на участке 1851-го километра газопровода «Уренгой — Центр-2», что близ Камы, действительно произошел взрыв. Построили его в 1985 г., о чем сказано в акте технического расследования аварии, составленном комиссией Управления Западно-Уральского округа Госгортехнадзора России. Поэтому ни «Межрегионтрубопроводстрой», который тогда не существовал, ни его руководители к строительству этой магистрали и происшедшей аварии абсолютно никакого отношения не имели. По всей видимости, и журналистам «Росбизнесконсалтинга» важна была не истина. Иначе бы они не писали, в частности, о якобы торчащих из-под земли трубах действующего газопровода. Это же полная чушь.
«Межрегионтрубопроводстрой» — холдинговая компания, средняя по объемам выполняемых работ и численности — в ней около 800 работников. Создана она в 2000 г. и объединила ресурсы трех предприятий, до 1990 г. входивших в Министерство строительства нефтяной и газовой промышленности СССР, которые после акционирования и приватизации обслуживали и строили трубопроводы в Тюменской области, а также в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком национальных округах. Так что речь идет о коллективе с давними профессиональными традициями. Гендиректор холдинга Валерий Коликов человек авторитетный, в советские времена — с 1983-го по 1991 г. возглавлял трест «Сургутподводтрубопроводстрой» упомянутого министерства, а строит трубопроводы с 1968 г.— тогда в директора предприятий неучей обычно не назначали. Поэтому «Межрегионтрубопроводстрой» давно и успешно сотрудничает с «Газпромом».
Почему же против этого, мало известного за пределами профессионального сообщества газовиков и нефтяников, холдинга затеяли столь масштабную травлю?


Как ловили рыбку в мутной воде
Предприятия «Межрегионтрубопроводстроя» участвовали в строительстве первых двух ниток газопровода «Заполярное — Уренгой» с 1997 г., и никаких претензий к ним не было. Договор субподряда с «Межрегионтрубопроводстроем» (далее — Субподрядчик) на строительство участка между отметками трассы третьей нитки 113 км и 128 км, куда входит и четвертый (резервный) переход (дюкер) через реку Пур длиной 1,75 км с пойменной частью, был оформлен лишь 10 октября прошлого года. Трубы же Заказчик — ЗАО «Ямалгазинвест», «дочка» «Газпрома», завез еще летом. Для строительства переходов через Пур двух предыдущих ниток Субподрядчик нанимал ООО «Томскподводтрубопроводстрой». Напомню, это его изолировщики засняли «компромат» на «Межрегионтрубопроводстрой», выдав за него свою же забракованную работу. На строительство четвертого перехода через Пур вновь пригласили упомянутое томское ООО. Ему на хранение Субподрядчик передал летом необходимое для создания дюкера количество труб и по согласованию с Заказчиком и Генподрядчиком — ЗАО «Газпромстройинжиниринг» — разрешил начать их сварку. Чтобы зря не терять драгоценное время. Сам Субподрядчик также начал сварочные работы на остальной части участка, включая пойму реки.
После подписания договора субподряда «Межрегионтрубопроводстрой» попросил томских партнеров как можно скорее оформить с ним соответствующий договор на строительство дюкера с приложением необходимой исполнительной документации. Так и не дождавшись этих бумаг, Субподрядчик в декабре 2002 г. обратился в «Спецнефтегаз», осуществляющий контроль за качеством строительства газопровода, с просьбой вмешаться. Дело в том, что после подписания договора субподряда «Межрегионтрубопроводстрой» нес всю ответственность за строительство закрепленного за ним участка газопровода, включая дюкер. И томичи не имели права продолжать работы, не оформив соответствующий контракт. Поэтому «Спецнефтегаз» 21 января с. г. предписал прекратить работы на дюкере и представить по нему всю исполнительную документацию. Ведь трубы для перехода были уже сварены. После чего представители Генподрядчика и Заказчика в Новом Уренгое создали комиссию для обследования качества работ, выполненных томичами. И выяснилось нечто весьма странное.
«Томскподводтрубопроводстрой» представил комиссии полученное разрешение № 1 от 16.09.02 на проведение испытаний герметичности сваренного им участка протяженностью 1750 м. Это должно было означать, что приказом Заказчика, согласно правилам, создана комиссия, члены которой и подписали упомянутое разрешение. Тем самым они удостоверяли, что самолично, согласно тем же правилам, проверили весь сваренный участок трубопровода такой протяженности, прошли внутри него почти 2 км полусогнувшись, и гарантируют чистоту внутренней полости труб, отсутствие на сварочных швах изнутри и снаружи окалины, грязи, земли и прочего — об этом сказано в разрешении. Представлен был и соответствующий акт испытаний: трубопровод длиной 1750 м после сварки выдержал все положенные давления. Однако оказалось, что, согласно журналу сварочных работ, а это объективный документ учета, к 16 сентября прошлого года, когда выдали упомянутое разрешение № 1, сварили не указанные в нем 1750 м, а только 850 м. Все его плети были готовы лишь к 1 октября.
Когда это выяснилось, липовые документы каким-то образом таинственно исчезли. А вместо них появились разрешение № 2 с той же датой и соответствующий акт испытаний, где значилась уже «правильная» длина. Всего было представлено пять актов на пять плетей, но необходимые разрешения на производство их испытаний по всей длине отсутствовали. И еще отсутствовал обязательный приказ Заказчика о назначении комиссии для испытаний и приемки работ. Поэтому упомянутые разрешения и акты в любом случае были недействительными.
Попутно выяснилось еще одно обстоятельство. «Томскподводтрубопроводстрой» представил разрешение на строительство дюкера от 3 августа прошлого года, выданное ему все теми же представителями Заказчика и Генподрядчика в Новом Уренгое, но подписанное ими почему-то спустя месяц. А в уголке этого документа имеется виза, очевидно, его исполнителя (им оказался работник производственного отдела новоуренгойского филиала Заказчика, фамилия которого «Промышленным ведомостям» известна), и проставлена дата — 15.01.03 (!). Есть основания полагать, что это разрешение, как и таинственно исчезнувшее разрешение № 1 от 16.09.02 на проведение гидроиспытаний, и его дубликат — № 2 были выданы томичам задним числом — в январе текущего года. И вот почему.
Известно, без договора (контракта) на выполнение работ и речи не может быть об их приемке, так как за ней должна следовать оплата, которая возможна лишь на основании соответствующих документов. Договора такого с томичами не было, и они его, невзирая на неоднократные обращения, не пожелали подписать с Субподрядчиком. Именно не пожелали. Как выяснилось,
генеральный директор ООО «Томскподводтрубопроводстрой» Виктор Екимов дважды — в конце декабря прошлого года и 10 января нынешнего — обращался к Генподрядчику с предложением заключить с ним прямой договор субподряда, причем не только на строительство дюкера через Пур, но и ряда других, уже распределенных участков газопровода. Ко второму письму прилагались в том числе упомянутый выше фальсифицированный акт гидравлического испытания трубопровода, впоследствии тайно замененный на пять «правильных», и односторонний акт выполненных работ, в котором значится и укладка трубопровода в подводную траншею, что по сей день не сделано.
Эти документы должны были, видимо, по замыслу томского гендиректора Екимова убедить генподрядчика пойти с ним на сговор, т. е. в одностороннем порядке, вопреки законодательству, разорвать уже подписанный 10 октября 2002 г. субподрядный контракт с «Межрегионтрубопроводстроем». Мол, работа нами уже выполнена, к чему какой-то еще посредник. А чтобы придать некую видимость завершенности и легитимности приемки работ по строительству дюкера, новоуренгойские представители Заказчика и Генподрядчика, конечно же из чистого альтруизма, выдали томичам упомянутые выше незаконные разрешения на производство работ (от 3 августа 2002 г. с визой от 15 января 2003 г.) и фальсифицированное на проведение испытаний (от 16 сентября 2002 г.), замененное, как упоминалось, на «правильное» с пятью актами.
Повторяю, при отсутствии договора упомянутые разрешения нельзя было выдавать, так как без него исполнитель работ не несет никакой ответственности за последствия. А подписав акты гидравлических испытаний трубы дюкера, новоуренгойские представители Заказчика и Генподрядчика, в отсутствие договора с томичами, явно превысили свои полномочия и взяли всю ответственность за последствия на себя. К слову, 5 января с. г. опять же незаконно был подписан акт приемки траншеи на дне реки, в котором «Томскподводтрубопроводстрой» самолично указал себя субподрядчиком. Каковым не являлся, так как не было у него договора субподряда.
Субподрядчиком являлся «Межрегионтрубопроводстрой», отвечавший за строительство дюкера и выполнивший половину объема работ по прокладке траншеи. Поэтому без его участия в приемке траншеи никто по действующим правилам не имел никакого права подписывать акт. Между тем, представитель Генподрядчика в ЯНАО почему-то его подписал. Хотя, согласно правилам, для приемки траншеи Заказчик и Субподрядчик должны были за 10 дней до укладки в нее трубопровода (не позднее, чтобы не занесло ее песком) создать специальную комиссию. Чего тоже не было сделано. Скоро наступит половодье, траншею наверняка занесет, и ее прокладку придется вести заново. К слову, тем, кто станет проверять все упомянутые выше бумаги, для выяснения истины целесообразно сверить достоверность имеющихся на них подписей.
Однако вернемся к происходившим событиям. Вмешательство в них «Спецнефтегаза» спутало карты томского гендиректора Екимова в перехвате заказа. И он 21 января с. г. создал собственную комиссию «для проверки фактов, изложенных в предписании ПО «Спецнефтегаз». Назовем ее «первой» комиссией — Екимова, в отличие от упоминавшейся выше комиссии, образованной 23 января представителями заказчика и генподрядчика, которую назовем «второй». Замечу, в обе комиссии большей частью вошли одни и те же лица, в том числе новоуренгойские представители Заказчика и генподрядчика, чем во многом гарантировалась идентичность результатов обеих проверок. И чтобы эти люди смогли участвовать в комиссии Екимова, созданной, надо полагать, для опережающего получения «правильных» результатов, начало работы «второй», официальной комиссии отсрочили до 27 января. Сделали это руководители тех же упомянутых новоуренгойских представительств заказчика и генподрядчика.
Любопытно, на каком основании официальные лица дочерних предприятий «Газпрома» подчинились приказу руководителя чужой для них компании и вошли в ее комиссию фактически для незаконной приемки работы, выполненной этой компанией без контракта? Ведь даже при его наличии такую комиссию может создать только заказчик. И кто им оплатил работу на чужого дядю? Неужели брали отпуск без сохранения содержания? Все это сильно смахивало на сговор.
А теперь вспомним «эксперта научно-технической сферы Минпромнауки» г-на Сараева. Этот ученый муж из Томска является по совместительству официальным консультантом томского гендиректора Екимова, который и Сараева пригласил в свою комиссию. Тем не менее, в приказе о ее создании Сараев значился уже как «независимый эксперт научно-технической сферы Минпромнауки» и прочая (см. донос).
К 24 января с. г., фактически за два дня, комиссия Екимова, надо полагать, все осмотрела и проверила, прошлась снаружи и внутри трубы на полусогнутых ногах и даже провела выборочно гамма-контроль двух стыков. Видимо, все оказалось в порядке, так как составлен был соответствующий акт, всеми подписанный. После чего с чувством исполненного долга большая часть членов комиссии Екимова 27 января приступила уже во «второй», официальной комиссии к повторному обследованию качества тех же сварочно-монтажных работ на переходе через реку Пур. Однако намеченный было спектакль сорвался, так как обнаружились упомянутые выше фальсифицированные документы о гидравлических испытаниях трубопровода дюкера.
Казалось бы, председатель «второй» комиссии, а им являлся В. А. Гуркин, исполнявший обязанности директора Новоуренгойского филиала заказчика — ЗАО «Ямалгазинвест», должен был немедленно составить соответствующий акт о фальсификации испытаний и доложить обо всем в «Спецнефтегаз» и своему начальству. Но этого не случилось, и документы подменили. Тогда руководство «Межрегионтрубопроводстроя» обратилось непосредственно к заказчику с просьбой создать новую, объективную комиссию, каковую и организовали 7 февраля с. г.
Чтобы отвлечь внимание от происшедшего и замести следы, заинтересованные лица, а первое среди них, несомненно, томский кукловод — гендиректор Виктор Екимов, к слову, депутат областной Думы, решили дискредитировать «Межрегионтрубопроводстрой». И 29 января с. г. «эксперт научно-технической сферы Минпромнауки», конечно же как независимое лицо, направил свой донос, приведенный в начале этой публикации, в Госгортехнадзор, «Газпром», «Ямалгазинвест» и «Спецнефтегаз» с сигналами о вредительской деятельности «Межрегионтрубопроводстроя». После чего «процесс пошел». И пошел хорошо, о чем подробно рассказано выше.
Почему же вокруг довольно заурядной жульнической истории был поднят вселенский шум? Причем всего лишь на основании никем не проверенного письма мало кому известного «эксперта».

Очередной «полив» газового монополиста
Если вчитаться в заголовки и содержимое упомянутых выше публикаций «Российской газеты» и «Росбизнесконсалтинга», то бросаются в глаза ничем не обоснованные обвинения в адрес «Газпрома» в растрате средств на строительство некачественных трубопроводов, на что якобы уходят и западные деньги, и деньги государства. Причем места в статьях для описания, каким плохим является газовый монополист, отведено гораздо больше, чем для обвинений во вредительстве его «сообщника», чреватом, конечно же, экологическими катаклизмами с угрозой для всей России. Не больше, не меньше. Как будто речь идет не об участке «трубы» длиною 14,4 км, а о всей газотранспортной системе страны, будто бы лишенной автоматики, локализующей участки аварий. Поэтому сложилось впечатление, что жульнические проделки небольшого, мало кому известного ООО «Томскподводтрубопроводстрой» были использованы заинтересованными лицами в Москве для очередной дискредитации «Газпрома». Они и «раскрутили» письмо Сараева. Ведь на первую страницу правительственного официоза никому не известному человеку с периферии просто так не попасть.
Напомню, начиная с середины 90-х годов МВФ в качестве обязательной приправы под свои кредиты навязывал нам раздел на части российских естественных монополий под демагогическими лозунгами их демонополизации. На самом же деле преследовались цели окончательно обрушить экономику России и устранить российских конкурентов на мировом рынке. Речь в первую очередь шла о «Газпроме», на который зарились многие компании.
Активное наступление на газового монополиста началось после ухода из правительства Виктора Черномырдина. В 2000 г. выразитель интересов иностранных акционеров в совете директоров «Газпрома» небезызвестный Борис Федоров огульно обвинил его руководство в уводе на сторону активов компании, якобы главным образом в «ИТЕРУ». Кроме того, он стал добиваться отмены законодательного ограничения количества — 20% — акций компании, которыми могут владеть иностранцы. Это был один из намеченных плацдармов для ее последующего захвата. Тогда же измышления Бориса Федорова стали во множестве тиражироваться российской и зарубежной прессой, что свидетельствовало о скоординированности действий. Одна только влиятельная английская газета «Файнэншнл таймс», почему-то весьма озаботившаяся газовыми делами в России, лишь в ноябре 2000 г. опубликовала 15 (!) статей, разоблачавших «ИТЕРУ» в ограблении «Газпрома». Однако проверка Счетной палаты показала, что «ИТЕРА» не грабила своего партнера. Она работала на тех сегментах рынка, где великий монополист не мог с ней конкурировать.
Как видим, тактика нападок на «Газпром» заключалась в его дискредитации и попытках отделить от него партнеров по кооперации и исполнителей различных работ. Реализуется эта тактика и сегодня. СМИ полны «разоблачительных» публикаций о якобы скором банкротстве компании, что несомненно не только снижает ее инвестиционную привлекательность и, как следствие,— добычу газа, но и наносит ущерб бюджету страны. А в прошлом году была предпринята успешная массированная атака по вбиванию клина между «Газпромом» и компаниями, занимающимися строительством и ремонтом газопроводов, что в немалой степени повлияло на снижение объемов добычи и поставок газа. Продолжение этой атаки прослеживается и в «раскрутке» описанной выше жульнической истории.
Вызывает большое удивление, почему «Газпром», владеющий значительным сектором СМИ, а также весьма компетентными юридической и аналитическими службами, не дает отпора этим нападкам, наносящим ему громадный экономический и моральный ущерб. Вместе с тем, создается впечатление и о весьма низком профессиональном уровне пресс-службы «Газпрома», видимо очень далекой от понимания хозяйственно-экономических проблем своей компании и их решений, а потому в принципе неспособной заниматься их публичными разъяснениями и пропагандой.
Очевидно, в «Газпроме» не осознают, что такого рода пропаганда должна являться составной частью политики компании, вести которую могут только квалифицированные эксперты. Пока же пресс-службой «Газпрома» заведует бывший военный пропагандист, он же бывший пресс-секретарь Коха в Госкомимуществе, препятствовавший в свое время получению достоверной информации журналистами. Подобное наблюдается сегодня и в «Газпроме». Когда автор упомянутой выше статьи «Как “Газпром” тратит западные деньги» попытался выяснить у пресс-секретаря руководителя «Газпрома», располагает ли лицензией «Межрегионтрубопроводстрой», его отфутболили куда подальше. И спровоцировали тем самым на публикацию домыслов. Так сегодня действуют в пресс-службе «Газпрома». Как в «пятой колонне». А точнее — бездействуют, чем способствуют дискредитации не только своей компании, но и ее партнеров. И не только дискредитации.
Из-за описанных жульнических проделок по меньшей мере на один-два месяца задержится сдача трубопровода «Заполярное — Уренгой», чем будет нанесен материальный ущерб самому «Газпрому», так как продадут меньше, чем намечено, газа, а вложенные в новую газовую нитку деньги окажутся «замороженными» на это время. Такова политэкономия некомпетентности и халатности некоторых служб «Газпрома». Они могли и должны были пресечь описанную жульническую историю в самом зародыше и тем самым не дать сорвать выполнение сроков строительства газопровода. Не говоря уже о необходимости своевременного оформления договора субподряда. Ведь трубы завезли летом, а договор подписали только в октябре прошлого года, что во многом спровоцировало описанные выше нарушения в организации строительства, активно поддержанные, если не сказать больше, местными представителями «Газпрома».


Что в итоге?
Как отмечалось, «Межрегионтрубопроводстрой» участок свой в срок — к 1 сентября этого года — не сдаст. Сдаст, в лучшем случае, по прикидкам, на месяц-два позже, за что придется заплатить неустойку в сумме около 10 млн. рублей. Ведь траншею после предстоящего весеннего паводка надо будет почистить и заново ее подравнивать, на что придется дополнительно затратить 30 млн. рублей. Исправление дефектов трубы для дюкера и все ее повторные испытания обойдутся также примерно в 10 млн. рублей. Итого убытки составят не менее 50 млн. рублей, т. е. на такую сумму снизится прибыль компании. Следовательно, с этой суммы не будет выплачен в казну налог в 12 млн. рублей.
Но это не все. Публикации спровоцировали также многочисленные дознания, которые ведутся на местах по поручению Генпрокуратуры. Хотя уже три комиссии Госгортехнадзора России опровергли выдумки «эксперта» Сараева, «Российской газеты» и «Росбизнесконсалтинга». Работает сейчас соответствующая комиссия и в «Газпроме». Во что все это обойдется, в том числе казне, подсчитать трудно. А небольшая управленческая служба «Межрегионтрубопроводстроя» вот уже два месяца вынуждена отвлекаться от производственных дел, отвечая на многочисленные запросы многочисленных проверяющих, что нанесло дополнительный немалый ущерб компании. Кто его возместит?
Компании при таком на нее «наезде», видимо, придется еще долго доказывать свою невиновность. Поэтому проще будет подать в суд иск о клевете и защите своей деловой репутации с требованием взыскать с ответчиков компенсацию за нанесенный ими материальный и моральный ущерб. Ответчики — это «Российская газета» и «Росбизнесконсалтинг», но, возможно, без «эксперта научно-технической сферы Минпромнауки». Ведь получается с его слов, что эти СМИ и его оклеветали, приписав ему измышления о вредительской деятельности «Межрегионтрубопроводстроя», которых нет в его письме.
Свобода печати некоторыми журналистами отождествляется со вседозволенностью, и они нередко видят себя в одном лице следователями, судьями, прокурорами и палачами одновременно. Дабы как-то оградить общество от подобных толкователей права, представляется необходимым скорректировать законодательство таким образом, чтобы при удовлетворении судебных исков к СМИ о защите деловой репутации можно было взыскивать с ответчиков, в безусловном порядке, еще и дополнительно штраф в пользу неформального истца — государства. Сумма штрафа должна полностью компенсировать тот материальный ущерб, который казна несет в этих случаях из-за упущенной выгоды.
Прочитав все изложенное выше, читатель, надо полагать, уже не удивится, если теперь еще узнает, что Сараев не является экспертом Минпромнауки, за кого он себя выдает,— в этом федеральном органе вообще нет штатных или внештатных экспертов. И свидетельство о таком титуле у Сараева, конечно же, отсутствует.
Эксперт, как известно, это специалист, которого приглашают для исследования и разрешения отдельных вопросов в тех областях знания, в которых он сведущ. В 1997 г. по приказу главы тогдашнего министерства, ведавшего наукой и технологиями, был создан реестр экспертов научно-технической сферы, чтобы знать, кого можно привлекать для экспертизы научно-исследовательских работ, которые курировало тогда Миннауки, а сейчас — Минпромнауки. Ведет реестр, т. е. соответствующую базу данных, Государственное учреждение «Республиканский исследовательский научно-консультационный центр экспертизы» Минпромнауки и Минобразования (ГУ РИНКЦЭ). Внесенному в него специалисту ГУ РИНКЦЭ выдает свидетельство, где записано, что он зарегистрирован в реестре экспертов научно-технической сферы под соответствующим номером. И все. Поэтому выдача такого свидетельства означает не присвоение титула или назначение на должность эксперта, а лишь регистрацию данного лица в реестре. Таким образом из сказанного следует, что Сараев не является и экспертом научно-технической сферы. Таковых вообще не существует, так как эксперт, напомню, это специалист, сведущий в какой-то конкретной области знаний, а не в некой абстрактной сфере. Сараев — эксперт по импульсной сварке, каковым был и без регистрации в упомянутом реестре, но отнюдь не эксперт по строительству трубопроводов, о чем говорит его приведенное выше некомпетентное письмо в Госгортехнадзор России и другие организации. К слову, за все время пребывания в реестре Сараева через эту базу данных ни разу не востребовали.
Выдавать себя за «эксперта научно-технической сферы Минпромнауки», будучи специалистом по сварке,— свидетельство не только дефицита общей научной эрудиции, но и переизбытка дешевого, мелкого лукавства, рассчитанного на глупцов. Что подтверждается и явно аномальными экстрасенсорными зрительными способностями героя нашего времени, не постеснявшегося в упомянутом письме изложить сведущим специалистам «результаты» своего вертолетного инспектирования трассы газопровода «Заполярное—Уренгой».
Воистину: «О времена! О нравы!»

Моисей Гельман,
"Промышленные ведомости".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
За и против: названы варианты болезненного ответа России на санкции США
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Фотография чернокожей девочки "по поводке" взорвала американские соцсети
Российская стюардесса опровергла статью о сексе с пассажирами
На прогулку по Марсу землян приглашает NASA
Открытие астрономов: Млечный путь оказался шире, чем предполагалось
Трамп vs ЦРУ и ФБР: узнает ли мир о роли спецслужб в убийстве Кеннеди?
В Австралии сняли на видео погоню взбешенного крокодила за охотниками
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Трамп vs ЦРУ и ФБР: узнает ли мир о роли спецслужб в убийстве Кеннеди?
Правда, деньги и ракеты: что Путин показал Западу с "Валдая"
Кровь и крики: спецназ штурмует "Михомайдан" в Киеве
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Кто-то очень боится усиления русского народа
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
В Барселоне вышли на митинг почти 450 тысяч каталонцев