Автор Правда.Ру

Администрация филиала Минатома «СевРАО» выгоняет облученных работников

Администрация филиала “СевРАО” в Гремихе уволила трех из двенадцати работников, облученных во время радиационной аварии в июле. Тогда работники разбирали нештатное хранилище радиоактивных отходов (РАО), оставленных в поселке Северным флотом. Как мы уже сообщали ранее, на медицинское обследование облученные были отправлены лишь спустя месяц после инцидента.
По данным источника “Беллоны” в Гремихе, уволиться с предприятия было предложено ещё нескольким из облученных. Между тем, некоторые из них в настоящее время проходят уже третье по счету медицинское обследование. Информацию об увольнении трех работников филиала подтвердил вчера в телефонном интервью корреспонденту “Беллона Веб” главный инженер “СевРАО” Анатолий Григорьев. Он пообещал, что работники будут восстановлены в должности в ближайшее время.

— Я считаю, что это увольнение — грубейшее нарушение закона. Лично я не хотел бы оказаться в положении этих работников. Решение об увольнении директор нашего филиала в Гремихе принимал, не посоветовавшись с нами, — сказал А.Григорьев. По данным “Беллоны”, законностью увольнения облученных работников уже заинтересовалась Мурманская областная прокуратура. Директор филиала “СевРАО” в Гремихе Павел Регунов сказал сегодня корреспонденту “Беллона Веб”, что “не хочет комментировать” увольнение работников филиала. Заместитель пресс-секретаря Минатома Виталий Насонов признался, что не владеет информацией об увольнениях.

Предлог увольнения
Трех облученных работников уволили, проведя после радиационной аварии врачебную комиссию, которая нашла у них противопоказания к работе с радиоактивными веществами (РВ), не связанные с инцидентом (установлены врачом-дерматологом). Между тем, как признал главный инженер “СевРАО” А.Григорьев, по закону облученных работников должны перевести на хозяйственные работы, не связанные с РВ, где они должны проработать до истечения срока реабилитации после несанкционированного облучения (с сохранением прежней зарплаты). И только потом, при заключении нового контракта, новое медицинское обследование может решить вопрос об их увольнении.

— Это обычная практика. Думаю, что администрация филиала с помощью увольнения попыталась свалить вину на работников, тем более, что руководство могло озлобиться на них за то, что они, пусть и на условиях анонимности, встречались с журналистами, — прокомментировал сегодня сообщения об увольнениях глава организации “Беллона-Мурманск”, специалист-радиолог Сергей Жаворонкин.

— Их решили уволить, потому что они портили всю картину руководству филиала. С одной стороны, они все равно не могли быть заняты на работах с радиоактивными веществами, с другой — об их здоровье нужно было бы всё время отчитываться, эти облученные работники — предмет внимания любой комиссии. Такова логика руководства на многих объектах Минатома, — считает эксперт “Беллоны” Сергей Харитонов, в прошлом оператор реакторного цеха Ленинградской АЭС (ЛАЭС), уволенный со станции за общественную активность. Харитонов заметил, что в такой ситуации работников могли уволить и не по медицинским показаниям, а напрямую обвинив в “грубом нарушении правил работ”. Рабочий часто действует по принципу “мне приказали, я иду исполняю”, забывая о том, что в случае нештатных ситуаций и любого конфликта с руководством во всем могут обвинить его самого. По мнению Харитонова, суды часто недостаточно независимы, а судебные процессы слишком длительны, чтобы их перспектива удерживала руководство филиала от совершения действий, сомнительных с точки зрения закона.

— Слава Богу, что центральный офис “СевРАО” заявляет об их восстановлении. Будем надеяться, что будет проведено расследование. Ведь дерматолог, возможно, совершил должностной подлог. А отсутствие нормального дозиметрического контроля, повлекшее неконтролируемое облучение людей, — это уже уголовное преступление, ст. 247 УК РФ, — говорит Сергей Харитонов.

— Произошел неординарный случай, и руководство на месте не смогло его соответствующим образом оценить. Руководство филиала будет привлечено к административной ответственности, кроме того, по вопросу халатности возбуждено уголовное дело, — заявил главный инженер “СевРАО” А.Григорьев.

Проблемы СевРАО
Бывшая база ВМФ Гремиха находится на восточном побережье Кольского полуострова и служит хранилищем РАО и отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), а также самым большим пунктом отстоя атомных подводных лодок (АПЛ), выведенных из состава Северного флота. Именно здесь провела 14 лет выведенная из состава флота АПЛ К-159, затонувшая 30 августа во время буксировки по Баренцеву морю, унеся жизни девяти моряков. База, расположенная приблизительно в 350 км от входа в Кольский залив, не имеет сухопутных транспортных коммуникаций. Связь с “большой землей” осуществляется только по воздуху или морем. В 2001 году база была передана от ВМФ РФ в ведение “СевРАО”, созданного в 1998 году для обеспечения создания инфраструктуры по утилизации АПЛ, обращению с РАО и ОЯТ и реабилитации радиационно опасных объектов в северном регионе страны.

— Мы уже три года занимаемся очисткой мест, где находятся радиоактивные отходы, накопленные в 60-х—90-х годах, а это даже более сложно и ответственно, чем утилизация, но пока таких случаев у нас не было, — сказал корреспонденту “Беллона Веб” А.Григорьев. — Нужно не допустить подобных случаев в дальнейшем. Есть ещё несколько точек, где нет сведений, что конкретно там лежит. Для безопасной работы на них, длятого чтобы делать это дистанционно, необходима робототехника. А самый дешевый робот стоит около 20 миллионов рублей, западные аналоги — от одного до пяти миллионов долларов. На базе хранится около 800 облученных тепловыделяющих сборок, в которых содержится примерно 1,4 тонн топливной композиции, а также шесть активных зон ядерных реакторов с жидкометаллическим теплоносителем с АПЛ проекта 705 (класс “Альфа”). Кроме того, у причалов базы на начало года находилось около 19 АПЛ, в реакторах которых было невыгруженное облученное ядерное топливо. “СевРАО” получает международную помощь со стороны Норвегии и Швеции на работы по радиационной безопасности. О своем участии в подобных программах заявили также Великобритания, Германия, Франция и США. Госатомнадзор, отстраненный от контроля за утилизацией АПЛ в 1999 году постановлением правительства № 1007, доступа на объекты “СевРАО” не имеет. Контроль за деятельностью “СевРАО” осуществляет сам Минатом. В среду в Гремиху прибыл теплоход с представителями Курчатовского института. Специалисты будут выяснять, какова мощность источника излучения, послужившего причиной облучения работников “СевРАО” (ранее этим уже занимались специалисты из Обнинска).

К вопросу о компенсациях
30 сентября представитель правительства Мурманской области Александр Рузанкин на встрече с журналистами заявил, что “двенадцать специалистов “СевРАО”, получивших годовую дозу облучения во время июльского происшествия, вернулись на свои рабочие места”. Как сообщил тогда Рузанкин, “до истечения необходимого для реабилитации срока они будут задействованы только в операциях, не связанных с радиационно опасными объектами”. По его словам, все они, “согласно закону, по-прежнему будут получать доплату к зарплате, связанную с работой на радиационно опасных объектах”. Однако, по данным “Беллоны”, 29 сентября двое из облученных были направлены на повторное обследование в медсанчасть в Снежногорск. Уже поэтому говорить об их возвращении на рабочие места в такой ситуации было явно некорректно. Кроме того, “Беллона” подчеркивает, что, согласно закону (Гражданский кодекс РФ), облученные в результате радиационной аварии должны получать не только доплаты за риск, но и компенсации за имевшее место облучение сверх установленных норм. К сожалению, даже теперь, когда об аварии, информация о которой была скрыта в структуре Минатома, после сообщений “Беллоны” наконец заговорили, всё ещё не ясно, получат ли облученные все законодательно установленные компенсации. Между тем, первое же обследование в Снежногорске выявило у некоторых из облученных наличие тяжелых металлов в организме и увеличение щитовидной железы. По признанию Рузанкина, в ходе расследования данного происшествия выяснилось, что одной из причин, повлекших облучение персонала, стала небрежность специалистов дозиметрической службы базы.

Дозы облучения подсчитывают странным способом
Источники “Беллоны” в Гремихе подтвердили информацию о том, что работы проводились практически без дозиметрического контроля. Женщину-дозиметриста, приборы которой зашкалили, просто не стали слушать. По данным источников “Беллоны”, руководство вообще не имело право допускать людей к этим работам без инструктажа и оформления соответствующих документов, не объяснив им возможные последствия и не сообщив о компенсациях в случае превышения доз.

— Такие документы не были оформлены, — сообщил источник “Беллоны”, добавив, что у сварщика Юрия П. во время выполнения работ из средств защиты был только респиратор, а у остальных — тоже не более того. В настоящее время Юрий П., который больше других пострадал при аварии, находится в Гремихе. Он прошел обследование в московском “Институте Биофизики”, где было выявлено, что в июле им была получена доза около 200 милизивертов. С дозы в 1000 милизивертов начинается острая лучевая болезнь. Источник “Беллоны” заметил, что говорить о дозах, полученных остальными, пока ещё некоторые облученные работники не прошли повторное обследование, рано: “Дозу после радиационной аварии подсчитывали следующим странным способом: полученные дозы делили на количество лет, которые человек проработал на предприятии. Это просто абсурд”. По мнению источника “Беллоны”, “проблема состоит в том, что после перевода базы из ведения ВМФ, в Гремихе, где есть радиационно-опасные объекты, нет квалифицированных врачей-радиологов”.

Генпрокуратура пока молчит
Как сообщает мурманская газета “Курьер Норд-Вестъ”, в начале октября облученные работники “СевРАО” обратились к депутату областной Думы Василию Калайде. Они рассказали депутату, что “в момент происшествия их индивидуальные дозиметры зашкалило, и поэтому они не знают, какой была доза облучения в реальности”. Кроме того, по словам пострадавших работников, нарушение правил техники безопасности при работе с радиоактивными материалами — обычная практика для Гремихи. Однако люди идут на это, боясь потерять работу. По итогам встречи Василий Калайда направил официальный запрос Генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову и директору ФСБ РФ Николаю Патрушеву с просьбой разобраться в этой ситуации, а также проверить работу предприятий Мурманской области, имеющих дело с радиоактивными материалами, на предмет соответствия их деятельности закону. Как он сообщил в телефонном интервью “Беллоне Веб”, ответа из Генпрокуратуры или ФСБ он пока не получил. По словам В.Калайды, ситуация находится “на контроле Мурманской областной думы”. Отвечая на вопрос корреспондента “Беллоны” об увольнениях облученных работников, депутат сказал, что “подобные вопросы должны быть рассмотрены в рамках проходящего сейчас расследования”. “Если кто-то заболел по вине этого предприятия [“СевРАО”], то со стороны государства к нему должна быть проявлена полная забота, лечение и содержание”, — сказал Василий Калайда. По данным депутата, сроки работы комиссии по расследованию радиационной аварии, по всей вероятности, будут продлены.

Авария
По данным источника “Беллоны” в Гремихе, работники “СевРАО” были облучены сверх допустимых норм 11 июля во время работ по разбору свалки твердых радиоактивных отходов (ТРО) под открытым небом и 14 июля, когда работы были продолжены для заливки контейнеров с ТРО цементом. Эти данные опровергают пресс-релиз Минатома, выпущенный после первых сообщений “Беллоны” о радиационной аварии, в котором говорится о том, что после обнаружения среди отходов высокоактивного стержня работы были немедленно прекращены. Облученные работники “СевРАО” были направлены на первое обследование только через месяц (в середине августа). Эту информацию ранее подтвердил “Беллоне” и главный врач медсанчасти № 120 в Снежногорске (Мурманская область) Валерий Лобанов. “То, что люди были отправлены на обследование только через месяц, — явное нарушение”, — заявил источник “Беллоны” в Гремихе. По его словам, задержка в несколько дней могла бы быть объяснена тем, что “теплоход в сторону Мурманска ходит 6-8 раз в месяц, но месячная задержка может свидетельствовать только о том, что на “СевРАО” пытались скрыть происшествие”. По данным “Беллоны”, вскоре после прибытия в Мурманск часть облученных самостоятельно отправилась на обследование в Москву. “Беллоне” стало известно, что всего сверх норм было облучено 12 человек (главный инженер, начальник службы радиационной безопасности, машинисты насосной установки, машинисты-стропальщики, дозиметристы и сварщик). То, что более всех работников был облучен сварщик, объясняется тем, что именно он больше всех контактировал с ТРО в ходе разрезки чехлов СУЗов (элементов реакторов атомных подводных лодок), из которых выходил радиоактивный газ (гелий), вызывая дополнительное облучение. Глава организации “Беллона-Мурманск”, специалист-радиолог Сергей Жаворонкин считает, что радиационная авария произошла в результате недостаточного дозиметрического контроля. Вчера главный инженер “СевРАО” Анатолий Григорьев затруднился ответить, что, с его точки зрения, было основной причиной аварии: нарушение дозиметрического контроля или то, что свалка ТРО была нештатной. Он заявил, “свою роль сыграл комплекс причин”.

— На протяжении 90-х годов Северный флот не раз заявлял, что у них всё под контролем. Но теперь, когда Гремиха передана “СевРАО”, работники — кстати, зачастую сами бывшие военные — сталкиваются с такими “нештатными местами хранения”, последствиями холодной войны. Где работники наткнутся на нештатную свалку ТРО Северного флота в следующий раз? — спрашивает Сергей Жаворонкин.  Кроме того, Жаворонкин считает “просто возмутительным” тот факт, что до заявлений “Беллоны” об аварии в Гремихе данные Минатома и Института Биофизики не были преданы этими ведомствами огласке. По его мнению, реакция Северного флота, заявившего ранее о своей полной непричастности к инциденту, является безответственной. Жаворонкин подчеркнул, что произошедшее, в соответствии с российскими Нормами радиационной безопасности (НРБ-99), считается радиационной аварией. По НРБ-99, радиационная авария — это “потеря управления источником ионизирующего излучения, вызванная неисправностью оборудования, неправильными действиями персонала, стихийными бедствиями или иными причинами, которая привела к облучению людей или радиоактивному загрязнению окружающей среды, превышающим величины, регламентированные для контролируемых условий”.

Рашид Алимов, “Беллона”

На снимке: с этой же базы в Гремихе 30 августа 2003 года уходила погибшая АПЛ "К-159"...

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
СМИ: как ЦРУ изощренно убивает мировых лидеров
Победительница "Евровидения" призвала украинцев "снять шаровары"
Ученые выяснили, как у человека появились зубы
Нищие россияне и завистники угрожают выигравшей 500 млн пенсионерке
Минздрав предупреждает: электронные сигареты опаснее обычных
"Девочка с хомячком", терроризировавшая Барнаул, наконец идентифицирована
"Радиационная авария" на Южном Урале: домыслы и факты
Не по-христиански: глава Чечни предложил отдать Грузии прах Сталина
Интерактивную карту затоплений из-за ледников разработали в NASA
Эр-Рияд в кольце врагов: Саудовская Аравия создает современную систему ПРО
Центр города блокирован, на улицах бронетехника: что происходит в Луганске
Органам опеки могут передать право не пускать на ток-шоу детей, подвергшихся насилию
Минюст: в камерах нужно установить телевизоры и холодильники
Очевидец о "перевороте" в Луганске: ни стрельбы, ни паники
Названы самые экологически чистые города России
В Луганске рассказали о ликвидации украинских диверсантов
Москвичи выходят из программы реновации целыми домами
Правительство Подмосковья продает свою долю в ЦППК
Ученые рассказали о странной находке на островах Земли Франца-Иосифа
Победительница "Евровидения" призвала украинцев "снять шаровары"
Теракт в Нигерии: погибли 50 человек