Автор Правда.Ру

Тревожный колокол «Комсомольца»

Его мы никак не расслышим, даже вспоминая погибших подводников... У каждой катастрофы своя судьба. Та, что случилась пятнадцать лет назад в Норвежском море, не просто вошла в список тяжелых по своим последствиям трагедий нашего послевоенного флота. "Комсомольцу" в современной истории суждено было явиться кораблем — символом трагедии и знаком беды для всей нашей саморазрушающейся страны.

В Северодвинске почтили память погибших моряков "Комсомольца". Точнее будет сказать, не только подводников этой лодки, но и всех других, чьи тела забрал строгий и беспощадный океан. Такова негласно сложившаяся традиция нашего флота: день гибели "Комсомольца" стал Днем памяти погибших русских подводников. На прошлой неделе у скорбного камня экипажу АПЛ "Курск", что на воинском мемориале острова Ягры, всем им торжественно отдали долг памяти. Вспомним и мы, тем паче что атомная подводная лодка К-278 "Комсомолец" была построена на северодвинских стапелях. Труд тысяч корабелов, передовые отечественные технологии воплотились в этом уникальном корабле, обладавшем рядом тактико-технических характеристик, которые и на сегодняшний день считаются непревзойденными. Очевидно, еще и поэтому первым сообщениям о его катастрофе в Северодвинске, как помнится, отказывались верить. Мы просто не допускали мысли о том, что погибнуть могла именно она — эта титановая опытовая АПЛ. В те дни мы задавали себе главные вопросы, хотя и не без доли риторики... Как же она могла утонуть? Насколько чудовищным должно оказаться стечение обстоятельств, чтобы "Комсомолец" - реальное воплощение всего передового, корабль XXI века, как его называли, — стал жертвой океана. И океана ли?

Одни говорили — был бунт машин. На языке технарей — "лавинообразное нагнетание аварийной ситуации": отсеки, полыхающие жаром в тысячи градусов, ни хода, ни связи, под килем — глубина в полтора километра, над головами — 157 метров морской толщи, и далеко-далеко родные берега... Другие говорили, точнее, спрашивали... Почему медленно разворачивался наш флот? Отчего опоздали наши спасатели? Что помешало им обратиться за помощью к норвежцам?... Наконец, были те, кого поначалу никто не слушал. Или не хотел слушать. А они говорили: "Комсомолец" - это не роковой случай, это трагическая закономерность. Потому что флот наш доведен до крайности порочной системой отношений в Вооруженных силах, и на флоте в частности. Иными словами, эти третьи были убеждены: "Комсомолец" был обречен. Если не в этом походе, так в другом...

МОЛЧАЛА только государственная комиссия, она работала без публичных комментариев. Возможно, так и должны работать государственные комиссии. Но вот какая штука: чем больше длилось это ее молчание, тем больше нагнеталась обстановка вокруг возможных ее выводов. Точнее, вокруг понятных каждому последствий этих выводов. Уже с почестями похоронили павших, воздали должное стойкости тех, кому судьба дала шанс выжить, а угнетенное ожидание оставалось... И гром грянул! В назначенное время, когда наконец-то обнародовали заключение и за дело по отлаженной схеме взялись прокуратура, Комитет партийного контроля при ЦК КПСС... Разразились не просто горячие споры — яростные нападки. Флота — на судпром, судпрома — на флот. Главная военная прокуратура то закрывала, то вновь открывала дело по факту гибели АПЛ и части ее экипажа, а дискуссия уже превратилась в дележку ответственности, которую надо будет нести. В этом разноголосом хоре почти утонули голоса специалистов — проектантов и судостроителей, тех, на кого в конце концов комиссия, говоря о "конструктивных недостатках", возложила большую часть вины. Только спустя продолжительное время, кажется в 1993-м, появилась профессиональная и полная версия трагедии с точки зрения корабелов — книга Дмитрия Андреевича Романова, одного из главных создателей подлодки. Но она опоздала. Складывалось впечатление, что стороны уже не интересовала истина, ради которой, собственно, и стоило затевать расследования в ранге государственных комиссий...

Сегодня, вспоминая о событиях пятнадцатилетней давности, лично я испытываю сложное чувство, в котором перемешались и стыд, и горечь, и досада, и недоумение. Стыдно за страну и ее флот, которые не смогли распорядиться по уму единственной в своем роде подлодкой, ведь в мировой практике кораблестроения ничего подобного "Комсомольцу" создано не было и, к слову, не создано и сегодня... Горько сознавать, что усилия таких русских инженеров-самородков, как Дмитрий Андреевич Романов, так и не были востребованы Россией... Как не был востребован нашим флотом ум, опыт и человеческие качества Юрия Александровича Зеленского — первого командира "Комсомольца". Возможно, заблуждаюсь, но сдается мне, что катастрофа подлодки с последующей подковерной возней тогдашних адмиралов честному и принципиальному каперангу Зеленскому стоила раннего ухода в запас. А я убежден, будь у нас больше таких командиров, флот не влачил бы столь жалкое существование, как сегодня...

Досадно, что верхоглядствующие журналисты теперь говорят о катастрофе "Комсомольца" затертыми штампами, понаслышке, даже не удосужившись перепроверить факты. И вот уже, с их лживых слов, трагедия подлодки произошла не в Норвежском море, а в... Баренцевом (?!), и подлодку "Комсомолец" ради красного словца они величают... "золотой рыбкой", дилетантски путая ее с другой титановой лодкой — 661-го проекта, и даже, называя дату гибели "Комсомольца", перевирают ее на год! Но самое-то страшное за-ключается в том, что из той катастрофы Россия так и не сделала должных выводов. Поэтому и "Курск", и К-159 в определенном смысле можно назвать логическим продолжением "Комсомольца", чей тревожный колокол так и не был услышан. Как свидетельствует печальная военно-морская статистика, к слову, не только нашего флота, но и того же американского или английского, французского, пожары на подлодках — явление не столь уж и редкое. Так что в отсеках моряки заживо горят независимо от национальной принадлежности. Но только в России из любой, даже самой страшной катастрофы умудряются не делать никаких выводов. Вот в этом состоит самая главная трагедия. Не отдельно взятого "Комсомольца", не отдельно взятого флота, а всей России, которая уже научилась красиво хоронить своих героев, но никак не научится оберегать их жизни.

Олег Химаныч, "Корабельная сторона"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Названа причина аварии после пуска с космодрома "Восточный"
BBC: Британия вслед за США попалась на финансировании террористов
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Как быстро очистить машину от снега
В Варшаве объяснили, что означает жизнь без Украины
"Нафтогаз" призвал США сорвать "Северный поток-2"
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Названа главная причина развития слабоумия
Названа главная причина развития слабоумия
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Не читал, но осуждаю: в чем проблема Конституции РФ
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Не читал, но осуждаю: в чем проблема Конституции РФ
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Назван необычный способ обхода антироссийских санкций
Пиратский захват: Луна не станет новым штатом США

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры