Пришло время побряцать оружием?

Пришло время побряцать оружием?. Оборонка России идет на подъем

С тех пор как США начали пытаться изолировать Россию на мировой арене, необходимость перехода на импортозамещение стала во главе угла. Проблема восстановления всех сегментов промышленности, в особенности ВПК, обсуждается на высшем уровне. В эфире видеоканала Pravda. Ru журналист-международник Юрий Урсов рассказал о трудностях российской "оборонки".

— На протяжении 20 лет промышленность России приходила в упадок, специалисты покидали страну, инженеры торговали на рынках, становились челноками, военные заводы занимались конверсией и сдавали свои помещения. Как вы считаете, реально сегодня все восстановить?

— Реально и необходимо. Санкции этому способствуют. Нет худа без добра. Я смотрел в Pravda. Ru интервью с послом Белоруссии, который сказал, что это единственная из всех постсоветских республик, превысившая экономические показатели 1991 года. Так что импортозамещение России необходимо. Потому что-то, что с успехом делал Советский Союз, а именно воспроизводимые технологии, сейчас насущно востребовано российской экономикой. Что касается "оборонки", то сейчас стоит угроза Третьей мировой войны и экспансии НАТО и западных сил с катализатором в виде украинского конфликта, — это опасность экспансии на территорию России.

Насколько я знаю, в "оборонке" сейчас вице-премьер Дмитрий Рогозин пытается все многочисленные беды и пороки, связанные с коррупцией, преодолеть. В "оборонке", как впрочем и везде, у нас в первую очередь страдает электронно-информационное обеспечение. Мощности в Зеленограде могли бы эту элементную базу восполнить, если бы их не развалили и не продали западным корпорациям. Это первая проблема. Вторая проблема, которая сейчас возникла в связи с событиями на Украине, — это ракетоносители, которые делали на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске.

— То есть одной из основных проблем сейчас для России является развал той системы, которая была построена в советский период, имеется в виду кооперация по части оборонной промышленности с республиками Белоруссия, Украина и т. д.?

— Не совсем так. В Харькове, к примеру, есть разные сферы "оборонки". Есть инерционные — длинные. Это стратегические ракеты. У нас стратегическую ракету изобрели, ее сконструировали, разработали и поставили на производство в 1985 году. Ее, может быть, 30 лет можно воспроизводить. А танки надо обновлять гораздо быстрее. Стрелковое оружие — тоже достаточно инерционное. Самолеты надо раз в пять лет обновлять. Подводные лодки, конечно, не сразу строят. Поэтому, что касается этих сфер, то танки заменить мы не можем. А танки производит знаменитое харьковское танкоконструкторское бюро, которое, кстати, изобрело танк Т-34. Впрочем, с танками у нас нет проблем, насколько я знаю.

— Но почему Владимир Владимирович сейчас обратил внимание на промышленность и гарантировал дополнительное финансирование ВПК?

— Потому что сейчас необходимо создавать стратегические ракеты. Единственное, что сейчас сдерживает НАТО от того, чтобы разговаривать с нами, не прислушиваясь к нашему мнению, — это стратегические ракеты. Насколько я знаю, здесь проблема большая. Поэтому в ближайшее время мы будем заменять ракетоносители и, соответственно, техническое обслуживание ракет в связи с событиями на Украине. Что касается электронного обеспечения, то все электронные комплектующие для того, чтобы создавать современные информационные системы, производятся в Китае. Поэтому в этой сфере санкции нам ничем не грозят. Какие-то новинки, которые, может быть, американцы или НАТО хотели бы от нас спрятать, могут добываться разными путями. Как это было в Советском Союзе. Там тоже ведь были санкции, но через Финляндию таскали прекрасно все новинки и здесь у нас воспроизводили. В Финляндию-то они попадали. Тут разные пути могут быть, это некритично.

— Но это вопрос времени. А как быстро можно что-то заменить китайскими либо своими разработками?

— Я думаю, что сейчас тактика и стратегия руководства оборонно-промышленного комплекса состоит в том, что все, что можно купить или другим образом достать, надо действительно доставать. И параллельно надо развивать собственное производство. Ведь проблема не только в том, чтобы получить технологии, а чтобы еще и обучить соответствующие кадры. Нам же мало получить новые технологии, нам надо обучить людей, которые эту технологию смогут реализовать. А этого нет. Но здесь уже год или два действует программа, разработанная военно-промышленной комиссией, которая предусматривает ряд экономических стимулов. В вузах наконец будут воспитывать оборонщиков-инженеров, а не только юристов, журналистов, экономистов и т. д., как у нас модно было. При этом надо понимать, что все технологии — это не выдумать способы жарки кофе, это сложные очень процессы, и, конечно, это может занять лет пять-десять.

— А какую роль играют в нашей "оборонке" французские "Мистрали", сделку по которым пытались сорвать США?

— "Мистрали", я так понимаю, — наследство прежнего министра обороны и прежней команды. Там, конечно, очень много разных скандальных моментов. Я думаю, если бы сейчас встал вопрос о том, чтобы покупать "Мистрали", никто б их не стал брать. Понимаете, это такие боевые суда, что под них надо менять всю концепцию флота. Ну зачем они нужны здесь у нас? И где их применять? На Балтике?

— А если говорить об авиационной промышленности... Специалисты говорят, что мы годы напролет целенаправленно разрушали наш авиапром. Сейчас еще летают старые "Ту", но в основном у нас весь воздушный флот — это Boeing и Airbus, а наших самолетов больше нет. Как восстановить наше авиастроение?

— Были вложены достаточно ощутимые суммы для того, чтобы наше гражданское авиастроение развалить. Протаскивались через Ельцина, через чиновников, через экономический блок правительства разово документы, которые удушали. Они удушали не только авиастроение, а вообще всю тяжелую промышленность. Но по авиастроению особо было заметно. Потому что в мире в то время существовало всего пять стран, по-моему, которые производили самолеты: Франция, Америка, Германия, Бразилия и Советский Союз. Китай даже, мне кажется, не строил тогда самолеты.

— То есть все было вполне прагматично?

— Конечно. На примере нашей авиапромышленности можно делать выводы, что происходит вообще в экономике и моделях отношений между сильными странами на мировом рынке и слабыми, которыми оказались мы. У нас от недостатка оборотных средств задушили авиазаводы, они были вынуждены делать все, что угодно, лишь бы выжить. А вы понимаете, что производственный цикл, цикл финансовый, производство самолета — это не три месяца. Это как минимум год, полтора, два. Мы выпускали в свое время по 30 самолетов в месяц всех модификаций. Сейчас у нас выпускают не больше пяти в год.

— Но у нас это часто списывали на рыночную экономику, мол, не выдержали наши самолеты конкуренции с иностранными производителями, такая же история с автомобилями…

— Никаких преимуществ, кроме как, может быть, экономичности двигателей, у западных компаний, у "Роллс-Ройса", который двигатели производит, или Airbus, нет. Нам стали вталкивать, как правило, не новые, а подержанные Boeing, подержанные Airbus и т.д. На условиях лизинга. Более того, были скандалы, когда они были освобождены даже от таможенных пошлин. И тогда иностранные компании открыли очень большой рынок сбыта для себя. На этом этапе, Airbus и Boeing, кстати, особо между собой и не конкурировали. Им просто хватало места здесь.

Вторым шагом стало техническое обслуживание. Все покраски, усовершенствования стали делаться на их базе. Это дополнительный заработок на многие годы. Они привязали наши заводы, в Самаре, в Ташкенте остался крупный завод, Объединение имени Чкалова, которое еще производит "Илы". И на настоящий момент, поскольку особой поддержки государственной нет, авиастроение брошено тоже на произвол. Не военное, это отдельная тема. Сейчас перспектив тоже очень мало, но если санкции все-таки введут, вплоть до отзыва Boeing и Airbus, это будет хорошо. Авиапромышленность была мощная, и восстановить ее (там еще теплится жизнь у Туполева и у Илюшина в конструкторских бюро), думаю, смогут. Но вряд ли эти санкции будут, потому что слишком большие, ощутимые материальные экономические интересы западных компаний будут затронуты, и они политикам не позволят принять такое решение.

— В этой связи уже проходила информация, что НПО "Энергомаш" не попадает под санкции, и "Боинг" спокойно может продолжать с ним сотрудничество по части ракетостроения.

— Да, но одновременно с этим послаблением американцы серьезно интенсифицировали работы по созданию своих ракетоносителей. У них же ракетоносители слабые. Американцы сих сих пор не могут дойти до уровня тех ракет, которые у нас создали еще 30 лет назад. Их ракетоносители не могут вытаскивать на орбиту тонны, десятки тонн.

— Юрий, вы упоминали "Южмаш" и другие украинские оборонные предприятия. Нас волнует, что будет с предприятиями, с которыми сотрудничала Россия по части ВПК?

— Это зависит от того, чем закончится конфликт, на каких условиях. Я думаю, что если Украина не сохранит самостоятельность, ей "Южмаш" будет не нужен. Это будет не та страна. Тем более, если от нее окончательно отойдет Новороссия. Украина же в космос не летает. У нее ракетных войск стратегического назначения нет. Эти заводы будут развалены или перепрофилированы на производство, например, чернозема.

Читайте также: 

Российская "оборонка": без импорта пока никак?

Раскол оборонки: Россия выживет, а Украина?

Санкции против России: шанс на прорыв

Киев прорвет брешь в ядерном щите России?

Стране нужны новые рабочие аристократы

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


"Санкции Запада помогут ВПК России"

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
США в сговоре с ИГИЛ: боевики Сирии хотят превратить Дейр-эз-Зор в неприступный бастион
Неуязвимые ракеты Кима
На учениях "Запад-2017" Россия применила реактивные танки
На учениях "Запад-2017" Россия применила реактивные танки
Три типа матерщинников: кто по-настоящему опасен?
Путин обратился к участникам и гостям фестиваля "Вся Россия-2017" с приветствием
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
На Мексику надвигается ураган "Пилар"
Провинциальной учительнице дали условный срок за совращение восьмиклассника
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
Почему президент Афганистана поет дифирамбы Дональду Трампу?
Дагестанец языком изнасиловал женщину
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Меркель объяснила, почему не хочет признавать присоединение Крыма к России
Лавров рассказал, почему США не станут бомбить КНДР
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"