Абонент недоступен или находится вне зоны досягаемости

Провалилась очередная попытка областных властей обанкротить уникальное предприятие Омска

26 апреля 2002 года на очередном общем собрании акционеров ОАО "Релеро" (Омский радиозавод им.Попова) избран новый генеральный директор — двадцатичетырехлетний советник заместителя министра обороны РФ Иван Поляков. Событие достойно российской книги рекордов, так как, возглавив радиозавод с 50-летней историей, Иван Викторович Поляков стал самым молодым директором предприятия ВПК в России. Похоже, что и в мире, но последнее утверждение требует проверки.
Омская пресса не преминула прокомментировать сей факт избрания достаточно откровенно. "Программа Ивана Полякова в кратком изложении — наполнить портфель заказов предприятия. Однако проблема завода значительно глубже. Сегодня ОАО "Релеро" более необходим эффективный собственник, нежели эффективный менеджмент".
Так что позиция властей была озвучена верной гвардией областных работников пера и компьютера уже через три после собрания — какую бы программу ни предлагал новый директор, у завода одна беда — это отсутствие эффективного собственника в лице областной администрации.
Проблема в том, что в свое время с радиозаводом имени Попова у обладминистрации вышла некоторая промашка. В 1994 году предприятие была акционировано и 70% акций досталось трудовому коллективу. Государство в лице областных властей, не получило ни одного реле, то есть ни одной акции. На сегодня это единственное в Омске предприятие ВПК со стопроцентным частным капиталом. За почти 10 лет власти искусали себе локти в кровь, пытаясь понять, как это они проворонили столь лакомый кусок. Дело в том, что радиозавод обслуживает государственный оборонный заказ с 1954 года. За полвека на основе его продукции построены большинство линий связи силовых ведомств — в России и в СНГ. В 2001 году предприятие получило престижный заказ от ФАПСИ на оборудование для президентского самолета. Об этом с гордостью писала вся омская пресса.
Из письма трудового коллектива президенту России от 31 марта 2003 года "В 1998 — 2002 годах коллектив пережил очень тяжелый период В истории нашего предприятия. За неуплату завод был практически отключен от всех энергоресурсов — электроэнергии, тепла, воды. Работали урывками в холодных цехах в валенках и рукавицах, воду приносили из дома, до 12 месяцев выросли долги по зарплате. Работники предприятия продолжали работать за нищенскую зарплату в холоде и голоде (были случаи голодных обмороков), потому что не могли оставить родной завод в тяжелую годину, верили в возможность восстановления нормальной работы и достойной жизни".
За помощью к губернатору обратился в 1999 году тогдашний гендиректор Геннадий Гусельников. Какая может быть помощь от обладминистрации? 28 мая 1999 года на заседании областной чрезвычайной комиссии было принято решение о банкротстве радиозавода. В это же время администрация области оперативно разработала программу реформирования предприятия, в рамках которой предполагалось раздробить единый производственный комплекс радиозавода на ряд хозяйствующих субъектов. Каждое подразделение должно было получить в аренду производственные мощности и, оставаясь в рамках единой интегрированной структуры, хозяйствовать самостоятельно. При этом схему подобного финансового "оздоровления" - при очевидном ее ущербе для финансовых и оборонных интересов федерального центра — одобрило Российское агентство по системам управления (РАСУ)
Геннадий Гусельников начал претворять схему в жизнь, банкротства удалось избежать. Но осенью 2001 года он неожиданно уволился. Говорят, из-за конфликтов между структурами руководства завода и из-за недовольства рабочих подобной реорганизацией.

До недавнего времени в Омском областном арбитражном суде находился на рассмотрении второй иск обладминистрации о банкротстве ОАО "Релеро". Буквально на днях, 25 марта 2003 года было оглашено решение об отклонении иска. Причем это обращение в суд можно назвать попыткой искусственного банкротства, так как иск был подан в то время, когда на предприятии развернута серьезная программа оздоровления и на 2003 год запланировано 500% роста производства. Из письма трудового коллектива: "С мая 2002 года завод бесперебойно обеспечивается энергоресурсами, работает производство, выполняется Государственный заказ, регулярно выплачивается заработная плата, гасятся долги. В 2002 году освоены образцы изделий нового поколения техники связи с цифровой обработкой сигналов на современной элементной базе по заказу Министерства Обороны".
Естественно, эта "своевременная помощь" добавила проблем предприятию, в условиях существования иска о банкротстве менеджменту завода малореально было рассчитывать на успех в привлечении инвестиций. Кроме того, встал вопрос о срыве большого экспортного контракта, в котором участвовало предприятие.
Подобное желание прибрать к рукам предприятие объясняется просто. Процитируем самого господина Полежаева:
"В сложившейся ситуации, учитывая, что ОАО "Релеро" является частным предприятием, выполняющим оборонные заказы, считаем, что введение внешнего наблюдения позволит корректировать деятельность руководства ОАО "Релеро" в вопросах финансово-хозяйственной деятельности..."
Куда уж откровеннее. На какое только банкротство не пойдешь, когда хочется покорректировать чью-нибудь финансово-хозяйственную деятельность. Тем более, что, как мы уже сообщили, планы "оздоровления" существовали со времен первого иска о банкротстве 1999 года и подразумевали создание "точек роста" (юридически самостоятельных рентабельных хозяйствующих субъъектов). В рамках новой организационной структуры предполагалось создать на базе радиозавода с уникальным оборудованием "предприятие по проведению инструментального контроля автотранспортных средств", "предприятие по оказанию услуг телефонной и пейджинговой связи", "производство экологически чистой мебельной доски из клееной древесины", "производство компактных флуоресцентных ламп" и тд.
Да мало ли чего можно напроизводить на суперточном оборудовании.
Рассказывали мне такую историю.
На одном очень секретном омском заводе изготавливали детали то ли ракет, то ли самолетов, то ли тракторов с вертикальным взлетом. Завод был очень серьезным, заказчики ходили исключительно в военной форме и были чрезвычайно придирчивыми. Так вот, когда грянула перестройка с конверсией, от цеха в 900 человек осталось всего 70 и "началась у них совсем другая жизнь". В общем, как рассказывали люди, близкие к проходной завода, стали в этом суперсекретном цехе суперсекретного "ящика" выпускать яйценоски. Пластмассовые, беленькие, на три десятка яиц. Причем делали их на сверхточном оборудовании. Каковое от нестандартности поставленной задачи сходило с ума и выходило из строя. Сейчас заводчане живут лучше. Осваивают производство шкафов для лифтового оборудования.
Омская область — важный стратегический регион России: на ее территории расположено более 20 предприятий ВПК, большинство появились во времена Великой Отечественной, когда сюда перевозили в эвакуацию заводы из европейской части страны. После войны заводы так и остались. Город был буквально напичкан "обороннкой", в том числе и такими конторками, которые имели гражданское название, но при необходимости могли быть оперативно перепрофилированы на "защиту интересов родины". Весь Омск в советское время работал так, будто завтра война, как сказал мне один из омских пенсионеров. Поэтому неудивительно, что в начале 90-х чуть ли не половина миллионного города оказалась безработной: заводы стояли, социалка лежала, жители превратились в "челноков". В муниципальной собственности оказалось, кстати, много весьма привлекательных объектов — как то: санатории, профилактории и проч, что предприятиям тянуть стало не под силу. Но все это можно списать на кризис.

К счастью, на данный момент радиозавод имени Попова вроде бы преодолел проблемы переходного десятилетия — предприятие удалось спасти от перепрофилирования под телефонную станцию или производителя экологически чистой мебельной доски. ОАО "Релеро" работает по государственным заказам, демонстрируя высокие темпы роста. И это твердая позиция нынешнего руководства.
Как сказал Иван Поляков: "Мы выступаем за сохранение и развитие уникального предприятия". Теперь, когда иск о банкротстве предприятия отклонен Арбитражным судом, можно говорить о получении инвестиций под адекватные программы развития.
Но пить шампанское все-таки рано.
Механизм искусственного банкротства предприятий пустил в области глубокие корни. Он позволяет произвести передел собственности практически в любой момент — по усмотрению самого губернатора или чиновника из его администрации можно запустить процедуру банкротства. Самое сложное и необходимое для руководителя предприятия — привлечь кредиты. В Омской области для всех, — кроме наверное, Сибнефти или ПО "Омскнефтеоргсинтез" - это невозможно. У потенциальных инвесторов нет уверенности в стабильности ситуации в Омской области. Власть в регионе не только не маскирует, а постоянно демонстрирует свою личную заинтересованность (прямую и косвенную) в переделе собственности. В данном случае речь идет о предприятии, собственником которого является не кто-то из олигархов (их интересы как раз защищены). Собственником завода Попова является трудовой коллектив, и получается, что власть не заинтересована в защите интересов такого собственника, как народ.

Ирина Петренко,
ПРАВДА.Ру

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Энергетическая экспансия США: уголь для Украины, СПГ для Литвы
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов