Вклады в инновации: как снизить риски

Как сделать так, чтобы инновационные разработки в России быстро доходили до потребителя? По мнению вице-президента РАН Сергея Алдошина, внедрение инноваций в нашу жизнь немыслимо без создания промежуточного звена между наукой и производством — инжиринговых центров, в которых будут создаваться и испытываться опытные партии инновационных продуктов.

Уже не один год подряд мы постоянно слышим слово "инновации", причем его употребляют практически в любом контексте — когда говорят о науке, экономике, образовании или даже модели общественного развития. Так, от ученых требуют инновационных открытий, от бизнесменов и директоров государственных предприятий — развития инновационного производства, от учителей — инновационных подходов к образованию и т. п. Невольно вспоминаются 80-е годы прошлого века, когда постоянно говорили об ускорении и модернизации всего, чего можно. Может быть, и разговоры об инновациях из этой же области, то есть являются чистой пропагандой, не имеющей никакого отношения к реальности?

Так что же такое эти загадочные инновации? Откуда они берутся, для чего нужны и смогут ли они действительно изменить нашу жизнь к лучшему? И что нужно сделать для того, чтобы экономика России действительно стала инновационной, причем не на страницах рейтингов популярных журналов, а в реальной жизни? Об этом "Правде.Ру" рассказал вице-президент РАН Сергей Алдошин - человек, который давно способствует, чтобы инновации быстрее переходили со страниц научных статей в нашу повседневную жизнь.

Читайте также: Аграрии в ВТО. Не догоним, так согреемся?

"Для начала определим само понятие "инновация", — говорит Сергей Михайлович. — Что это, собственно говоря, такое? Я дам то определение термина, которое зафиксировано в законе "О Науке". Согласно ему, инновация — это нововведение, то есть принципиально новый продукт, а так же услуга, процесс или схема отношений, либо же это нечто, что кардинально усовершенствует то, что уже существует. Если привести пример, то инновацией можно считать как принципиально новый планшетный компьютер, так и некую кнопку, которая открывает для пользователя ряд новых возможностей, и конструктор предлагает ее установить на уже существующем планшете. Все это следует считать инновациями.

Но можно сказать и по-другому: любая инновация представляет собой процесс, который состоит из нескольких очень важных этапов. Один из них — это сама разработка нового товара, услуги или процесса. И здесь я должен опровергнуть расхожее мнение о том, что этим занимаются только ученые, на самом деле без инвестирования в саму разработку со стороны государства или бизнеса нормально пройти через этот этап практически нереально. Далее идет испытание опытных образцов, затем, если результаты оказались положительными — внедрение в коммерческий оборот, то есть доведение продукта до потребителя. Ну и наконец, заключительный этап — это анализ тех изменений, которые произошли в нашей жизни после внедрения инновационного продукта, который показывает, в каком направлении должны развиваться дальнейшие усовершенствования данной разработки.

Вот именно это и следует понимать под термином "инновация". Теперь, раз уж мы определились, о чем идет речь, давайте поговорим о том, как сейчас обстоят дела с инновациями в нашей стране. Сразу скажу, что дела обстоят неважно — и никакие рейтинги здесь не отражают объективную ситуацию. В реальности в российское производство ежегодно поступает не более 2 процентов инновационных разработок, да и они, кстати, далеко не все в конечном счете доходят до массового пользователя — некоторые изначально ориентированы на весьма узкий круг потребителей, как, например, инновационные товары, связанные с космонавтикой. То есть говорим-то мы про инновации много, а делаем в этом направлении пока что недостаточно.

Почему же так происходит? Часто приходится слышать о том, что на самом деле в инновациях не заинтересован российский бизнес. На самом деле можно сказать, что это так и не так. Запрос от бизнесменов и руководителей государственных предприятий на инновационные разработки есть — вот недавно Институт проблем химической физики РАН, который я возглавляю, получил заказ от наших самолетостроителей на разработку покрытия, которое смогло бы предотвратить обледенение корпусов аэропланов. Проблема в другом, — бизнесмен не любит рисковать, а финансирование любого новшества — это по определению риск. Кстати, эта проблема существует не только у нас, во всех технологически развитых странах она так или иначе присутствует.

Читайте также: Что мешает России стать Сколковом

Как можно решить подобный вопрос таким образом, чтобы все остались довольны? Дело в том, что саму разработку на бумаге финансировать никто не будет, поскольку заказчики просто не поймут ее выгоду. Но если мы создадим некую партию опытных образцов, опробуем их в реальных условиях и предъявим бизнесмену результаты этих экспериментов, то они убедят его в том, что его вложения не пропадут зря. Ну, а для того, чтобы все это было возможно, нужно создавать инжиниринговые центры — структуры, где как раз и будут проходить подобные испытания опытных образцов инновационной продукции.

Но вот таких центров, которые являются промежуточным звеном между наукой и производством, у нас-то как раз практически нет. Кстати, такая ситуация в мире науки называется достаточно поэтично — "Долина смерти". Впрочем, следует заметить, что в последнее время у нас предпринимаются шаги, направленные на то, чтобы значительно "сузить" эту самую "долину". С подачи РАН инжиниринговые центры все-таки начали создаваться, однако и тут есть много сложностей, которые не зависят от ученых.

Например, совершенно очевидно, что эти инжиниринговые центры должен кто-то финансировать — оплачивать испытания, платить зарплату сотрудникам, финансировать приобретение необходимого оборудования. И тут сразу возникает весьма болезненный для любого направления российской инновационной индустрии вопрос: кто это будет делать? Исходя из моего опыта, могу сказать, что бизнес весьма неохотно финансирует создание опытных партий товаров и его испытания — опять-таки, потому что бизнесмены не хотят рисковать. Так что, по моему мнению, инжиниринговые центры должны финансироваться за счет государства, причем на достаточно высоком уровне. И хотя запуск одного инжинирингового центра стоит больших денег, потом это себя окупает, поскольку, раз заработав, впоследствии центр становится площадкой для испытания самых разных товаров и технологий.

Есть и еще одна проблема — кто будет работать в этих центрах? Если система подготовки ученых у нас до сих пор функционирует весьма и весьма исправно, то вот с инженерами и техниками дело обстоит не столь хорошо. Сеть ПТУ и техникумов, что нормально работала в советские времена, сейчас практически полностью разрушена. Грубо говоря, мы испытываем недостаток не теоретиков, а людей, способных "работать руками" в инновационной сфере — вроде героя Алексея Баталова из фильма "Москва слезам не верит", того самого техника Гоши. А без таких людей инжиниринговые центры не смогут нормально функционировать.

Читайте также: Бизнес в России: плохому танцору...

Но первые шаги для того, чтобы исправить ситуацию, тут все-таки делаются. Так, по инициативе В. А. Садовничего в МГУ имени Ломоносова сейчас успешно функционирует факультет физико-химической инженерии (кстати, я являюсь его деканом).

Так вот, студенты этого факультета получают комплексную подготовку как по фундаментальным науками, так и по прикладной инженерии. И выпускаются они не в вакуум — их специально готовят для работы в инжиниринговых центрах, опытных площадках, то есть они со студенческой скамьи учатся иметь дело с инновационными разработками, уметь испытывать их и внедрять в производство. Сейчас их, конечно, не много, однако я уверен, что со временем таких специалистов будет все больше и больше, а пример МГУ будет поддержан и другими вузами нашей страны".

Что же, как видите, инновация — это не только лишняя кнопочка на планшетном компьютере, это еще долгий и многоступенчатый процесс. И для того, чтобы он полноценно работал в нашей стране, нужна соответствующая инфраструктура, в которой будут работать профильные специалисты. Приятно осознавать, что первые шаги для того, чтобы данный процесс пошел, уже сделаны, однако нельзя останавливаться на достигнутом — иначе разговоры про инновационную экономику так разговорами и останутся…

Читайте самое актуальное в разделе "Экономика" 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Что тормозит российскую науку?

В Киргизии президент Сооронбай Жээнбеков подписал принятый ранее парламентом закон о списании долга республики Российской Федерации в размере 240 миллионов долларов.

Киргизия подписала закон о списании долга перед Россией
Комментарии
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Намек президента: кому и о чем напомнил Путин в Хмеймиме
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Порошенко: наши "киборги" превзошли 300 спартанцев
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Министра культуры оскорбили упреки Иосифа Кобзона
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
В вараньей шкуре: малоизвестные факты о Конституции РФ
В вараньей шкуре: малоизвестные факты о Конституции РФ
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Порошенко: наши "киборги" превзошли 300 спартанцев
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
СМИ: даже среди легальных мигрантов отмечается рост преступлений
Вашингтон решил не свергать Асада в ближайшие четыре года
"Нафтогаз" призвал США сорвать "Северный поток-2"
Северная Корея объявила о победе над США
Министра культуры оскорбили упреки Иосифа Кобзона
Министра культуры оскорбили упреки Иосифа Кобзона

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры