Мелких фермеров спасет только кооперация

Почему молочная отрасль сегодня остается кризисной? Как долго производители молока будут плясать под дудку крупных иностранных переработчиков? Как выдержать конкуренцию с агрохолдингами мелким фермерам? На эти вопросы касательно российской молочной отрасли Правде.Ру ответила генеральный директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

— Еще в августе средства массовой информации со ссылкой на руководителей отраслевых союзов передали информацию, что около трети объема производимого в России молока, а это около десяти миллионов литров, существуют только на бумаге. Так ли это?

— Да, я думаю, что одна треть — это очень большой объем. Эти объемы меньше. Но вполне возможна ситуация, когда приписывается объем производства молока с целью получения субсидий, то есть финансовой поддержки, которая является сегодня основным инструментом развития производства сельхозпродукции. А вообще, конечно, есть очень серьезные проблемы на рынке.

— Какие это проблемы?

— Если посмотреть по рейтингу отраслей, по распределению субсидий на поддержку производства, то у нас лидируют свинина и птица. Они получают, в среднем, по 27-30 процентов от общего объема финансирования по итогам 2014-2015 года. А вот производители молока по объемам поддержки у нас сегодня занимают третье место. Поэтому мы видим рост производства по свинине, по птице, по овощам, которые получают поддержку, и не видим роста производства молока. Отрасль получает около 15 процентов всего объема финансирования в год.

— А с чем связано, что молоко на третьем месте по финансированию?

— Молоко - у нас проблемная отрасль давно. Основные объемы сегодня производятся большими предприятиями, это фермы в 400-600 голов, тысяча голов — максимум. Если мы говорим про мелкий бизнес, то это 20, 30, 40 голов, и объемы поддержки таких производителей очень малы.

Но основная проблема, на мой взгляд, этого рынка, в том, что нет единой цепочки интеграции. Мы видим именно на этом рынке конфликт интересов между производителями сырого молока и производителями готовой продукции. Если мы посмотрим другие рынки, те же самые успешные рынки свинины и птицы, то здесь очень высокий уровень интеграции, то есть сам холдинг, само предприятие производит и корма, и выращивает скот и птицу, забивает его, фасует, упаковывает, поставляет в розницу. То есть есть полная цепочка. Здесь, естественно, нет посредников и нет конфликта интересов, все звенья этой цепи заинтересованы в получении максимальной прибыли.

Если мы говорим про рынок молока, то конфликт интересов в том, что крупные производители, а мы все знаем, что у нас очень большая доля иностранных компаний - переработчиков сырого молока снижают цену закупки, тем самым снижая рентабельность этих некрупных ферм, которые производят только молоко, без переработки. Проблема в том, что необходимо увязать производство сырого молока и производство уже готовой продукции, которая поступает на прилавки, в единую цепочку.

У нас есть сегодня такие примеры, это несколько крупных проектов. Это фермы и по шесть тысяч голов, и есть планы на 15 тысяч голов. И эти проекты сегодня получают максимальную поддержку. Что важно в этих проектах? То, что здесь как раз будет полный уровень интеграции, каждое звено будет работать на максимальную прибыль.

— А что же тогда будет с мелкими производителями? Если пойдет тотальное укрупнение, предполагается ли, что мелких производителей будут как-то объединять, укрупнять на основе кооперации, на выгодных для них началах, или они просто окажутся за бортом процесса?

— Здесь возможно несколько вариантов. Здесь будет очень много зависеть от стратегии переработчиков. Многие пошли по пути создания собственной сырьевой базы. И я считаю, что это достаточно правильный путь. Если мы посмотрим, опять же, опыт эффективных растущих рынков, то они как раз пошли путем поглощения. Крупные предприятия пошли путем поглощения мелких предприятий и создания холдингов. Для молочного рынка, наверное, это было бы достаточно эффективно.

Но старые фермы сегодня оборудованы несовременным оборудованием, а реконструкция таких предприятий очень часто бывает более затратной, чем строительство новых предприятий. Поэтому новые холдинги сегодня идут по пути строительства собственных ферм и создания перерабатывающих предприятий.

Еще есть такой момент, что ситуация в регионах разная. Это зависит еще и от политики региональных властей. Ели они отслеживают момент объединения перерабатывающих предприятий и производителей сырого молока, то мелкие фермеры достаточно хорошо развиваются. Если же стратегия развития региона ориентирована на создание крупного холдинга, то мелкие фермеры остаются не у дел.

— Но если старые фермы останутся за бортом, то это может пагубно отразиться на селе и сельских жителях, не так ли?

— Особое внимание стали уделять мелким фермерам в конце 2015 года. И сегодня мы видим активизацию этого процесса. То есть мы видим попытки создать сельскохозяйственные кооперативы. Я думаю, что это достаточно правильный путь, но это невыгодно крупным агрохолдингам.

Когда мы разрабатывали нацпроект "Развитие АПК" в 2006 году, там была отдельная подпрограмма "Развитие сельской кооперации", то есть там были попытки создать и финансовые кооперативы, и производственные кооперативы. Но это было десять лет назад, и эти попытки не увенчались успехом.

— Почему?

— Они не получили должной, может быть, политической и финансовой поддержки, потому что именно в этот момент пошла поддержка крупных холдингов и основные влияния, конечно, пошли туда.

Сегодня, если показывать на цифрах те объемы финансирования, которые получают агрохолдинги, и объем финансирования, который получают небольшие производители и сельские производственные кооперативы, то это одна десятая от всего объема финансирования отрасли. То есть это мало, если пересчитать на общее количество таких предприятий.

— А что-то делается для того, чтобы эту поддержку оптимизировать?

— Сейчас есть достаточно активное продвижение идей со стороны АККОРа (Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России). Они очень уверенно говорят о том, что это надо делать. Просто необходимо более подробно разъяснять небольшим фермерам, как это делать, как объединяться, и гарантировать какую-то поддержку. Потому что сегодня банки достаточно сложно кредитуют предприятия, которые имеют маленькую залоговую базу или же имеют небольшие объемы земель.

И в этом случае, опять же, выигрывает холдинг, потому что у них идет тенденция на укрупнение площадей. Сегодня сто тысяч гектаров — это уже среднее предприятие. Уже есть предприятия в 400-500 тысяч гектаров и т.д. Если мы говорим "фермер", то это примерно 10-40 гектаров, максимум тысяча гектаров, то есть это реально мало. И здесь нужно, может быть, даже как-то законодательно закрепить другие условия финансирования малых предприятий.

— А какие бы это могли быть условия для сельскохозяйственных предприятий?

— Здесь, наверное, не надо привязываться так жестко к залоговой базе, как это сегодня делают производители. И, может быть, когда мы делаем техническое задание на финансирование небольшого предприятия, надо обязать перерабатывающие предприятия, расположенные поблизости к этому хозяйству, закупать у него молоко.

Понятно, что нужна проверка качества, а у фермеров качество очень часто не соответствует требованиям перерабатывающего предприятия. Но можно законодательно прописать, что молоко определенного качества будет закупаться у небольшого производителя. При этом нужно делать независимую проверку. Можно даже это привязать к тем требованиям, которые сегодня устанавливают перерабатывающие предприятия для производителей сырого молока.

Как раз один из моментов давления - то, что очень часто они оценивают жирность молока, и говорят, что она меньше, чем заявлено, и поэтому закупают такое молоко по более низкой цене. То есть нужно делать независимую проверку качества сырого молока, поставляемого на предприятие, чтобы не было механизма давления на снижение цены.

— А возможна ли ситуация, когда крупный агрохолдинг будет взаимодействовать с мелкими производителями? Можно ли так прописать законы, чтобы это происходило не в ущерб мелким производителям?

— Было бы самое правильное, чтобы мелкий производитель просто входил в структуру холдинга. Или же надо, чтобы фермеры объединялись в кооперативы. Для фермера-одиночки есть, конечно, ниша — это экологически чистые продукты. Но их нужно сертифицировать точно так же, как в Европе.

Беседовала Лейла Мамедова

К публикации подготовила Мария Сныткова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

"Молочный" детектив: кому выгодны миллионы литров на бумаге?
Комментарии
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Герой ночного кошмара НАТО находится в России
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
В США восхитились сложнейшими технологиями комплекса "Авангард"
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
О чём нам может рассказать текущий хэшрейт биткоина?
Как была запущена вторая "холодная война"
Встреча представителей России и НАТО состоится в конце мая
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Остров Крым: у Украины есть новый план
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Власти США потребовали отобрать у русских веру в Бога
США - государство-террорист номер один. Доказательства
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены