Птицефабрика слез

Самое известное предприятие карельского птицеводства — Сунская птицефабрика — гибнет на глазах. Властям до этого дела нет

Если бы через поселок Янишполе проходила железнодорожная ветка, работникам птицефабрики наверняка пришла бы в голову мысль использовать рельсы в качестве последнего средства для привлечения внимания власти к проблемам своего предприятия. Но рельсов поблизости нет, поэтому селяне выйдут на автомобильную дорогу. Ориентировочно 19-20 декабря по пути в Кондопогу через Янишполе должен проследовать кортеж Сергея Катанандова, сопровождающего гостей из Совета Федерации. Птицеводы, руководимые своим профкомом, договорились разложить поперек трассы коробки, наполненные отборным яйцом, а также выйти и преградить путь сенаторам и главе республики.

Бастовать местных жителей заставляет сложившаяся на птицефабрике ситуация, которая грозит вымерзанием и безработицей целому поселку. Селяне понимают, что мера эта — крайняя, и, может, до нее и не дойдет, но другого выхода уже не видят.

Курочка, несущая золотые яйца

Птицеводы из Янишполя по праву гордятся своей фабрикой. Ведь почти 80 процентов яиц, которые покупают в магазинах жители Карелии, — местные, сунские. Почти полмиллиона курочек-несушек обслуживают 500 человек, большинство из которых — жители Янишполя: в каждой семье кто-то обязательно трудится на фабрике. Предприятие в буквальном смысле кормит целый поселок, а кроме этого, еще и не дает ему замерзнуть — отапливает весь жилфонд.

За 28 лет существования птицефабрика всякого повидала: и без хозяина оставалась, и акционирование пережила, и кризис августовский. Но такого, как сейчас, в народе говорят, раньше не было.

Как птицеводы в заложники попали

На Сунскую птицефабрику нас позвал местный профком. По инициативе профсоюзов в кабинете директора собрались все, от кого зависит судьба предприятия, а вместе с ним и поселка Янишполе, — руководство птицефабрики, рядовые работники, представители хозяев — Кондопожского комбината хлебопродуктов, чиновники из администрации района, депутаты горсовета и Законодательного собрания от Кондопоги. На повестке дня — всего один вопрос: птицефабрика на грани закрытия, хозяева молчат, правительство и минсельхоз к проблемам предприятия равнодушны, дотаций из бюджета нет, кредитов не дают... Как жить дальше? Куда бежать, в какие двери стучаться, чтобы не допустить закрытия и ликвидации фабрики?

Генеральный директор ОАО «Сунское» (так называется птицефабрика после акционирования) Валерий Никонов кратко обрисовал ситуацию в хозяйстве. Она, по мнению руководителя, катастрофична, и он не стесняется признаться, что не видит экономического выхода из тупика — только дополнительное финансирование извне, но его нет. Птицефабрика терпит колоссальные убытки и по уши в долгах. Только за свет долг — около полутора миллионов рублей. Два месяца — просрочка налоговых платежей, задолженность по налогам свыше полутора миллионов рублей. 42 миллиона — сумма кредиторской задолженности. 35 миллионов должны за корма.

Птицефабрика работает в основном на мазуте, мазут покупать не на что. Параметры подачи тепла в поселок не выдерживаются. Небольшую заработную плату (в среднем три тысячи рублей) работникам предприятия платят с задержкой в два месяца. За октябрь еще не рассчитались... Износ оборудования птицефабрики составляет 120 процентов. Все очень старое и рушится на глазах. Из-за того, что нет денег, никакого технического перевооружения, понятно, не производится. Мало того, уже нарушена технология комплектации, поэтому если фабрика и выживет, то объемы производства все равно будут неизбежно падать, а это — миллионы яиц в год.

В поселке уже готовятся к массовым сокращениям и грядущей безработице. «В январе к нам придут судебные приставы и опишут имущество, — пророчествует директор. — Если нам перестанут давать корма в долг, птицы начнут дохнуть. Отапливать поселок мы тоже не сможем». Причин такого упадка называлось много. Но главная из них, как ни странно, напрямую с птицефабрикой не связана. Руководство предприятия да и сами работники считают, что стали заложниками ситуации, сложившейся на Кондопожском комбинате хлебопродуктов.

Пока на главной карельской мельнице, которая владеет птицефабрикой, идет грызня за власть между представителями разных собственников — питерских и московских, с участием нашего правительства, никому нет дела до птицеводства и Янишполя.

Дорого яичко ко Христову дню

Кондопожский КХП владеет 100 процентами акций Сунской птицефабрики. В течение последних двух лет он сам, как кукла, переходит из рук в руки. После изгнания Сергея Новоселова, который возглавлял предприятие много лет, там сменились шесть директоров. И сейчас на комбинате есть свой «и.о.» — ставленник московских собственников из компании «Разгуляй-зерно» Владимир Калашников. Поскольку от приставки «исполняющего обязанности» он пока не избавился и когда избавится, неизвестно, всей полнотой полномочий новый руководитель не обладает. И политика его в отношении сунского предприятия птицеводам неизвестна. Нужно новому руководству комбината сунское яйцо или нет, не известно. Чехарда директоров на комбинате сказалась на жизни птицефабрики.

Но главные беды, как говорят в руководстве, начались с приходом на КХП Владимира Собинского. Дело в том, что абсолютно все корма, которые потребляют сунские несушки, производятся на комбинате (в структуре КХП есть комбикормовый завод). Птицефабрика вынуждена покупать их, несмотря на цену и претензии к качеству (а таковые, безусловно, есть). И это главная причина того, что сунские яйца в наших магазинах дороже, чем, скажем, синявинские или другие привозные. У тех себестоимость — 8 с половиной рублей, у наших — 13 с половиной: сунские куры кушают очень дорогие зернышки. Когда на комбинат пришел Собинский, одним из первых его решений было поднять цену на куриный комбикорм. И она выросла сразу на 32 процента.

«С экономической точки зрения это никак не обосновано, — рассказывает Валерий Никонов. — Тогда, в сентябре прошлого года, в России был рекордный урожай зерновых, даже на экспорт стали продавать. И цены были невысокими... А с решением Собинского птицефабрика просто сделала свой первый шаг к гибели». Сейчас фабрика покупает у комбината комбикорм, который стоит почти как готовый хлеб, — более 5 с половиной рублей за килограмм. Потом нагрянула новая беда — республика решила снизить дотации на птицеводство. В три с лишним раза. В правительстве и минсельхозе почему-то посчитали, что птицеводческие предприятия Карелии все очень прибыльны, поэтому в помощи государства не нуждаются. И вообще, поскольку они являются самостоятельными хозяйствующими субъектами и акционерными обществами, должны выпутываться из экономических трудностей сами. Или закрываться... А дальше... Все хуже и хуже.

В разы выросли цены на топливо и электроэнергию. Кондопожский бюджет, который время от времени подкидывал кое-что птицефабрике, перестал помогать — и так был принят с большим дефицитом. Кредит в республиканском Фонде зерна и Сбербанке птицефабрике выделить отказались. Банки вообще перестали работать с предприятием: их смущало, что учредители ОАО «Сунское» (они же — директора Кондопожского КХП) — все время разные господа с приставками «и.о.». «Правительства и парламента для нас нет!» В итоге птицефабрика пришла к тому, к чему пришла. И единственным вопросом, который обсуждался на чрезвычайном заседании, был: «Что же теперь делать?»

— Может, нам еще раз к Катанандову обратиться? — предложила председатель профкома Елена Штурмина. — Мне как-то непонятна позиция правительства и министра Колосова и в отношении нашего предприятия, и по птицеводческой отрасли в целом... Такое равнодушие! Как будто и не нужны мы совсем! — Да сколько уже можно обращаться! — заметил Валерий Никонов. — Я в минфин со всеми расчетами пять раз ездил на совещания, но все без толку. А сколько писем написано в разные инстанции — не сосчитать! Я открытым текстом в минсельхозе говорил: через полгода нас не будет! Птицеводство не может без дотаций государства! Потом еще в МЧС писал о том, что у нас денег на мазут нет и мы поселок разморозим... А результат — нулевой. По-моему, всем просто наплевать.

— Да как же наплевать, когда мы весь Петрозаводск кормим! Вот закроемся, что там люди есть-то будут? Или привозное все?! — возмущается зам по производству Василий Топпорев.

— К Катанандову обращаться бесполезно, и в Законодательное собрание — тоже, — считает депутат ЗС от Кондопоги, пожелавший остаться неназванным (видимо, скромность побудила парламентария обратиться к журналисту с просьбой не указывать его фамилию). — Сергей Леонидович сказал, что ни в яйце нашем, ни в птице Карелия не нуждается! И проблемы птицефабрики — это проблемы только птицефабрики! Так вот, после таких слов, я считаю, ни правительства, ни Законодательного собрания для вас, работников предприятия, вообще не должно существовать!

— Как же так? Зачем же мы за Катанандова тогда голосовали?!

— А мы и не голосовали... — реплики из зала. — Скажу вам больше. Сейчас дотации маленькие, а в следующем году их вообще не будет, — замечает безымянный депутат. — Строчка о птицеводстве в бюджете предусмотрена, а в цифровой части о суммах никаких данных нет. Это значит, что ни рубля на яйцо не дадут из республики. Мы инициировали поправку, чтобы эту ситуацию изменить, и трех голосов всего не хватило, чтобы она прошла. Просто министр сельского хозяйства Колосов перед голосованием выступил и сказал, что птицеводство прибыльно, поэтому помощь от государства отрасли не нужна. Вот многие и проголосовали против. Депутаты-аграрии все понимают, а у остальных — словно шоры на глазах... Надо поддерживать правительство! И все!.. Так что в парламент и к Катанандову стучаться бесполезно. И выход один — ехать за помощью в Москву. В Москву! В Москву!

Поразмыслив философски, птицеводы решили, что иного выхода действительно нет. На свою власть рассчитывать не приходится, значит — в Москву! На днях генеральный директор предприятия Валерий Никонов будет снаряжен в командировку. Поедет в Мингосимущества России (государство владеет 49 процентами акций Кондопожского КХП), чтобы поднять там вопрос о собственниках комбината и их грызне, и в министерство сельского хозяйства. Валерий Владимирович повезет с собой обращение в администрацию президента Путина от жителей Янишполя и работников Сунской птицефабрики. Пока он будет ездить, профком решит вопрос — перекрывать янишпольскую дорогу или нет. Люди в поселке настроены решительно. Но, может, еще все обойдется...

Наталья ЗАХАРЧУК

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
США в сговоре с ИГИЛ: боевики Сирии хотят превратить Дейр-эз-Зор в неприступный бастион
Неуязвимые ракеты Кима
На учениях "Запад-2017" Россия применила реактивные танки
На учениях "Запад-2017" Россия применила реактивные танки
Три типа матерщинников: кто по-настоящему опасен?
Путин обратился к участникам и гостям фестиваля "Вся Россия-2017" с приветствием
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
На Мексику надвигается ураган "Пилар"
Провинциальной учительнице дали условный срок за совращение восьмиклассника
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
Почему президент Афганистана поет дифирамбы Дональду Трампу?
Дагестанец языком изнасиловал женщину
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Меркель объяснила, почему не хочет признавать присоединение Крыма к России
Лавров рассказал, почему США не станут бомбить КНДР
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"
Владимир Путин: "Нам нужен свой региональный самолет"