Лучшая рыба идет в Азию, а остатки - в Россию

Лучшая рыба идет в Азию, а остатки - в Россию. Лучшая рыба идет в Азию, а остатки - в Россию

В рыболовецком хозяйстве России накопилось много проблем. Трудности заключаются даже не в вылове, а в доставке рыбы в порт, разгрузке и отправке. А ситуация в российских портах непростая, у каждого - свой собственник. Об этом в прямом эфире Pravda.Ru рассказал рыбопромышленник, управляющий директор компании "Глобойл терминал" Олег Некрашевич.

— Олег Миайлович, раньше в рыбной отрасли был какой-то монополист? Как сейчас налажена координация, логистика, взаимодействие с портами?

— В рыбной отрасли не существовало монополиста, который бы всем заправлял. Рыболовецкие и рыбоперерабатывающие предприятия есть в каждом приморском городе. Есть координирующий государственный орган — Росрыболовство. Но все предприятия всегда были независимыми компаниями. А порты — это совершенно отдельная история. Раньше существовала неотъемлемая связь портов с рыбаками. На сегодняшний день это проблема. Порты были приватизированы в начале 90-х годов. Но тогда закон не позволял, к счастью, приватизировать причальные стенки, то есть гидротехнические сооружения.

Дело в том, что порт, в том числе рыбный, состоит из причалов и портовой территории, на которой расположены портовые механизмы, склады, подъездные пути и так далее. Тогда невозможно было официально приватизировать причальные стенки, то есть — гидротехнические сооружения. На них внимание не обращалось, причальные стенки достались хозяевам портов как бы в придачу, просто даром, как само собой разумеющееся. Вроде бы это часть порта.

А на самом деле стенка осталась государственной собственностью. Поэтому спуст какое-то время были заключены договора аренды между государством и хозяевами портов на эти причальные стенки. Эти договоры были долгосрочные и были заключены по бросовым ценам. Шло время, теперь государство начинает обращать внимание на свою собственность. Пришли новые руководители, в частности, создано Федеральное агентство по рыболовству, и государство наконец обратило внимание на свою собственность. Как раз сейчас истекает срок у заключенных  в девяностые годы договоров аренды, которые заключались на 20 лет. И теперь они по всем портам заканчиваются почти одновременно, потому что это происходило примерно в одно и то же время, когда начали выкупаться эти порты, в 1993–1995 годы.

Операторы портовых стенок — Национальные рыбные ресурсы — вначале попытались продлить эти договоры на новых более справедливых условиях. Собственники портов решили это оспорить. Они были не согласны с некоторыми пунктами и втянули собственника причалов в судебные тяжбы, понуждая в начале заключить договора на тех условиях, которые хотело руководство находящихся в частной собственности портов. Эти тяжбы начались пару лет назад и в некоторых случаях длятся до сих пор. В это же время происходит смена руководства Федерального агентства по рыболовству. Новое руководство прекрасно понимает, что , помимо существующих проблем с урегулированем права использования этих причальных стенок, сама по себе дальнейшая их эксплуатация в таком виде  приведет к полной их потере в связи с изношенным техническим состоянием.

— То есть, 20 лет арендаторы эти стенки просто эксплуатировали и ничего не делали для поддержания их состояния?

— Да, эксплуатировали и почти не занимались их сохранностью. Поддерживали их хозяева портов немножко, по минимуму. Существует несколько видов ремонта. Есть косметический, текущий, капитальный ремонт и так далее. Но, естественно, эти стенки эксплуатировались без особых вложений.

В Советском Союзе эти стенки поддерживались в достаточно хорошем состоянии, они были переданы еще не в изношенном состоянии, у них был какой-то запас прочности для эксплуатации. И этот запас прочности начал потихонечку и помаленечку иссякать. Новое руководство обратило на это внимание и поняло, что нужно принимать какие-то действия, чтобы эти стенки не были разрушены до конца, чтобы они эксплуатировались с поддержанием технического состояния. И было принято решение стенки не сдавать в аренду, а эксплуатировать самостоятельно.

— Но все равно нужно заключать какие-то договора с портом…

— Да, существуют разные формы совместной деятельности. Тем более, федеральный закон касательно портов гласит, что если существует и доказана некая технологическая связь между двумя собственниками, они должны вести совместную деятельность. Но хозяева портов на эти условия не соглашаются. И дальше происходит интересный момент.

Владивостокский рыбный порт решил через суд принудить собственника заключить договор аренды. То есть дело вообще дошло до абсурда. Получается, что сосед понуждает соседа отказаться от самостоятельного использования его имущества и сдать его в аренду через суд. На сегодняшний день продолжается эта тяжба между Владивостокским рыбным портом и Национальным рыбным ресурсом.

— Это только с Владивостокским рыбным портом? Или аналогичные проблемы есть и с другими портами?

— На сегодняшний день суд идет с Владивостокским рыбным портом. С остальными владельцами портов идут переговоры. Национальный рыбный ресурс пытается найти формы сотрудничества. Кто-то пытается конструктивно найти взаимоприемлемые варианты. Но, в основном, собственники портов смотрят и ждут, чем закончится этот суд.

— Как этот конфликт, позиция портов может повлиять на деятельность рыболовецких предприятий?

— Во многом именно из-за портов рыба не идет на наш берег. Я не хочу сказать, что проблема портов - это единственная проблема, почему не идет рыба. Там очень много аспектов, почему рыба не идет. Но если даже убрать все остальные проблемы, которые сейчас существуют, а останется только проблема порта, то практически ничего не изменится, мы ничего не сможем сделать.

— То есть некуда будет приходить?

— Да. Некуда будет приходить, сгружать улов рыбы. На сегодняшний день в том же Владивостокском рыбном порту, который является крупнейшим перевальщиком рыбной продукции, рыба занимает всего лишь 4 процента в грузообороте. Только 4 процента рыбы в рыбном порту.

— А что занимает 96 процентов?

— А все остальное это — уголь, металл, контейнерный терминал, генеральные грузы. Но и та рыба, которая идет через этот порт, — это продукция, не востребованная в Азии. То есть — по остаточному принципу. Идет лосось, потому что очень малая часть лосося востребована в той же Японии. Это в основном — нерка. Причем горбуша, кета, нерка очень высокого качества. Если лосось зашел в реку, хлебнул пресной воды, то изменилась консистенция мяса. Или его где-то покусал зверь морской. Даже есть такой сорт, УМЗ называется — укус морского зверя.

Лосось высшего качества уходит в Японию, а уже остальное, что не востребовано, идет на российский рынок. Хотя горбуша, кета имеет стоимость в России выше, чем в Азии, потому что у нас они более востребованы. Но существует большая проблема взаимодействия с портами.

— С портами, конечно, нужно решать проблемы. Но нужно ли в принципе менять ситуацию, разворачивать поток рыбы в сторону России? Может просто навести порядок в портах?

— Нет. Я считаю, что ситуацию нужно менять. Всегда очень хорошо, когда есть выбор, в данном случае — рынка рыбы для рыбака. Потому что не всегда азиатский рынок, так сказать, удовлетворяет рыбака по цене. И хорошо, когда есть возможность отправить рыбную продукцию с нормальной логистикой, нормальными временными рамками в центральную часть России и получить за это дополнительную прибыль.

Беседовала Инна Новикова 

Читайте также:

Виталий Корнев: В дефиците охлажденной рыбы виноваты наши рыбаки

Рыбаки Аляски выступили за запрет поставок российской рыбы

Мировой океан закрыт для рыбаков России?

Эстонская рыба исчезнет с российских прилавков

Канадская рыба может быть заражена кишечной палочкой

Японская рыба до сих пор радиоактивна

Перевозку дальневосточной рыбы будут субсидировать

Рыболовство по-курильски - сколько взял, столько отдай

Государство пытается возродить рыбную отрасль

Тихоокеанской рыбе нужна логистика

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Олег Некрашевич: заменит ли дальневосточный минтай норвежского лосося?

В московском Доме кино прошел показ фильма "Теснота" режиссера Кантемира Балагова. В нем молодым режиссером подробно смакуются кадры казней российских солдат во время чеченской кампании.

Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Комментарии
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским
Как может распасться Россия
Украина возвращается в состав России
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским
Путин: все предприятия страны должны быть готовы к войне
Яков Кедми: почему Россия прячет правду о своей истории?
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Путин: все предприятия страны должны быть готовы к войне
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским
Путин: все предприятия страны должны быть готовы к войне
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским
Как может распасться Россия
Украина возвращается в состав России
Украина возвращается в состав России
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Ходорковский решился стать Березовским
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским
Ходорковский решился стать Березовским
СМИ: Всемирный еврейский конгресс признал Крым российским