Какая сила вернет россиян в деревню?

Россия вошла в Федерацию самых красивых деревень мира, задача которой — популяризация деревни и развитие экотуризма. Много ли в нашей стране осталось красивых деревень, Pravda. Ru рассказал руководитель Центра устойчивого развития аграрных территорий РГАУ-МСХА имени К. А. Тимирязева и президент Ассоциации самых красивых деревень России Александр Мерзлов.

— Александр, деревня, как известно, переживает трудные времена. Люди уезжают в город, и происходит это уже не первое десятилетие. И вдруг появляется совершенно отвлеченный от жизни проект "Красивая деревня". Возникает вопрос, до красоты ли нам, когда важно спасти деревню от вымирания?

— Красота спасет мир. Об этом в свое время сказал наш соотечественник. Собственно, французы, основатели бренда "Самые красивые деревни", воспользовались этой формулой. Она была предназначена для исторических деревень, обладающих ценным культурным и природным наследием, но при этом остающихся деревнями, а не этномузеями.

Пусть это депрессивная деревня, но жители должны хотеть найти выход из этого тупика. Проблема в том, что такие исторические деревни в современном агропромышленном мире оказались в постаграрной сфере. К сожалению, они неконкурентоспособны с точки зрения производства массовой продукции по сравнению с агрохолдингами. Но у них есть другие преимущества, например, аутентичность, самобытность, которой сейчас людям в городах стало не хватать.

Сейчас есть мода на возврат к своим корням. Деревня — это как раз и есть носитель народной культуры, пусть иногда простой, лубочной, но на это сейчас большой спрос. Во всем мире очень активно развивается сельский туризм, потому что наиболее полноценный отдых — в сельской местности. Например, 70 процентов французов отдыхают в сельской местности.

— То есть они приезжают в деревню именно в качестве туристов?

— Да. Это стало очень модным. Наша ассоциация пытается воспользоваться тенденцией и таким образом привлечь внимание к нашим красивым деревням. Мы хотим, чтобы туристы, которые приезжают отдыхать и тратить деньги, создавали новые рабочие места для местных жителей, новые источники доходов.

— Вы бывали в красивых деревнях и в России, и за рубежом. Что вам запомнилось? Какие остались впечатления?

— Впечатления очень разные. Мы за последние годы провели четыре экспедиции по самым красивым деревням России. И надо сказать, что, к сожалению, красивых деревень в нашей стране осталось очень-очень мало. Я бы сказал, пугающе мало. По мнению коллег из института наследия имени Лихачева, мы являемся последним поколением, кто в массовом порядке видел сельское наследие в виде резных наличников и т. п. В последнее время особенный ущерб наносит современное бесконтрольное строительство, применение сайдинга, профлиста, силикатного кирпича, отсутствие какого-либо контроля со стороны районных архитекторов, которые обращают внимание на СНИПы, но никак не учитывают критерий красоты или хотя бы местные архитектурные традиции.

Все это просто обезобразило наши сельские территории. Есть целые регионы, где мы не можем найти ни одной деревни, которая подходила бы под наши критерии. Но иногда можно увидеть деревни, чудом сохранившиеся благодаря работе людей, которым дорого российское село. Например, первый член нашей Ассоциации — это село Вятское Некрасовского района Ярославской области. Оно было фактически возрождено усилиями Олега Алексеевича Жарова и его супруги Ларисы, которые вложили огромные средства и силы для этого.

— Они местные жители?

— Они сейчас местные жители, но переехали из Ярославля и фактически восстановили крупное красивое село. У них все началось с одного дома. Сначала они восстановили один дом, но, понимаете, один дом — это жемчужина, которая нуждается в красивой оправе. Вся деревня должна стать красивой, чтобы этот дом действительно смотрелся. Потому что часто бывает, что стоит красивая церковь, а рядом из сайдинга какой-то убогий современный магазин, и такой диссонанс чувствуется, что просто нет слов!

В основном красивые, самобытные деревни, которые сохранили свой характер и стиль, располагаются там, куда блага цивилизации еще не дошли. Где нет хорошей дороги, куда не доехали дачники с прогрессом в виде сайдинга и других подобных материалов. К сожалению, в отличие от европейцев, у нашего населения отсутствует понимание о том богатстве, которым они обладают. Старинные дома — наследие, которое досталось от предков, — без всякого сожаления обшиваются сайдингом или просто растаскиваются на дрова.

— Человек сначала думает о насущных потребностях, он так устроен.

— Не соглашусь. Каждый человек думает о своих детях, о своих внуках. Когда ты строишь дом из сайдинга, он, может быть, сначала аккуратно выглядит, но через десять лет сайдинг под воздействием атмосферы и времени будет выглядеть очень дешево, то есть произойдет резкая потеря стоимости недвижимости.

А если человек построит сейчас дом именно так, как делали деды, по старым технологиям, с учетом местных архитектурных особенностей, материалов, то есть большие шансы, что этот дом в будущем превратится в наследие и наберет стоимость. Так что, к сожалению, у нас не руководствуются экономическими соображениями.

— Перечислите критерии, которым должна отвечать самая красивая деревня?

— Основные, общие для членов Федерации самых красивых деревень мира критерии: населенный пункт должен обладать исключительным природным наследием, в том числе архитектурным; это должна быть живая деревня, и, наконец, сами жители должны этого хотеть. Дальше каждая из национальных ассоциаций может эти критерии дополнить своими, которые отражали бы специфику нашей проблемы.

У нас, например, еще десять групп критериев, начиная от архитектурных, пейзажных, даже гастрономических, потому что туристов надо кормить, и заканчивая тем, как должны выглядеть парковки и туалеты. Играют роль также отношения с региональными администрациями и участие сельского населения.

Членство в нашей ассоциации не постоянное: через несколько лет мы обязательно проверим населенный пункт на соответствие критериям. И если деревня не будет соответствовать, будет сначала предупреждение, то есть "желтая карточка", а потом, возможно, и отчисление. Более того, мы каждому нашему новому члену даем "дорожную карту", в ней указано, что они должны сделать в течение трех-четырех лет, чтобы больше соответствовать нашим критериям.

— А чем ассоциация будет помогать такой деревне? С вашей стороны какие обязанности? Вы будете привлекать в нее туристов?

— Да. Самое главное — это привлечение внимания общества, бизнеса, инвесторов, в том числе — внимания властей. Возможно, кто-то поедет или подумает о том, чтобы начать в одной из таких красивых деревень какое-то свое дело. Красивые деревни являются очень удобными площадками для очень многих родственных проектов.

Во всех самых красивых деревнях мира существует тенденция обратного заселения, то есть не субурбанизация, а рурализация (от rurale — сельский). Люди едут в деревню открывать какие-то свои производства. Допустим, приезжает булочник, который производит очень хороший хлеб из местного сырья, и мы ставим условие, чтобы он пек хлеб по местным традициям. Кто-то открывает кафе, ремесленную мастерскую, — между всеми этими людьми возникает взаимодействие, так называемая синергия, и происходит качественное улучшение многих параметров и жизненных условий деревни.

— А сколько российских деревень на сегодняшний день могут получить звание красивейших?

— Недавно мы с французским экспертом, который нас контролирует со стороны Федерации самых красивых деревень мира, проехали 6 400 километров. Сначала ехали по Архангельской области, потом по Карелии, закончили Великим Новгородом. Мы провели экспертизу почти тридцати деревень, нашли себе несколько новых возможных членов, кандидатов, и дальше с ними будем работать.

— Чем вас впечатлили деревни, которые вы увидели?

— В них был исключительно красивый пейзаж, с рельефом, с красивыми деревьями, с красивыми озерами или реками. Кроме того, дома русского севера обладают особой спецификой. Прежде всего, это очень большие дома, порой двух-трехэтажные, там практически все хозяйство под одной крышей. Когда рядом с таким домом стоишь, то просто захватывает дух. А когда такой дом не один, когда их несколько улиц, и нет ничего выбивающегося — это действительно завораживает.

Но дальше мы смотрим другие критерии: обращаем внимание на единство, на целостность архитектуры и пейзажа. Смотрим, чтобы не было каких-нибудь доминант в виде ржавых труб или баков для воды, чтобы, по возможности, тарелки "Триколор" не выпячивали на самые видные места. Важно, чтобы мостовые были не из плитки, как сейчас это модно в Подмосковье, и чтобы мостки были сделаны из дерева. Все это создает неповторимую атмосферу.

Еще важно, чтобы было сельхозпроизводство, чтобы ходили козочки, коровы, чтобы были огороды и в них работали люди. Словом, чтобы была нормальная деревенская обстановка. Это первое впечатление, и если оно оказывается благоприятным, после этого мы работаем уже по всем критериям: ходим, изучаем эту деревню. В целом, по нашим шкалам село может набрать максимум 100 баллов. Но если оно набирает 50 баллов, мы уже с ним работаем дальше.

— Какие планы у вашей ассоциации? Сколько таких деревень вы, в идеале, хотите найти, и какая новая чудесная жизнь их ждет?

- Мы интенсивно работаем с Ростуризмом, с министерством культуры, с Общественной палатой, а сейчас и с фондом "Перспектива", новым грантодателем. Мы, безусловно, стараемся концентрировать их усилия на наших деревнях. Планируем каждый год отбирать не больше шести членов ассоциации, поскольку это очень тяжелая кропотливая работа.

Этот проект, я подчеркну, не для всех. У нас есть строгие критерии, которые согласованы с Федерацией самых красивых деревень мира, а "самых" по определению не может быть много. Но зато они являются маяком для других. На данный момент во французской ассоциации, которая существует с 1982 года, 153 члена. А больше всего членов в итальянской ассоциации — 242 деревни. Это не так много, но это действительно самые-самые красивые.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Российская деревня выходит на мировую арену
Комментарии
Кандидат в президенты России Владимир Михайлов представил "Программу управления Россией" и объявил о начале новой технологической революции
"Интеко" построит на западе Москвы ЖК вместо офисов и гостиниц
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Семь сторонников ИГ*, готовивших теракты, задержаны в Петербурге
Взрыв газа в Австрии: украинская труба — всё
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Найден способ восстановления поджелудочной железы при диабете
Рубль может продолжить укрепление в 2018 году
Нострадамус: в 2017-м на свет появится ребенок, которому покорятся "цари мира"
Нострадамус: в 2017-м на свет появится ребенок, которому покорятся "цари мира"
Алексей Улюкаев получил восемь лет колонии строгого режима
Трамп продаст дипломатические дачи РФ с сорванными флагами
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры