Автор Правда.Ру

Рекордные урожаи никому не нужны. Россияне заняты самопрокормом

За короткий срок почти все мы превратилось в дачников, огородников и фермеров. Уже в начале 1995 года средства массовой информации сообщали о том, что земельными наделами в России обзавелись 40 миллионов семей. К чему это привело? Часть полезной плодородной земли омертвела, став жертвой подъездных путей и хозпостроек. На одном квадратном километре наших дач одних только туалетов строится не менее 2000! В США сельским хозяйством занимаются всего три процента населения. И эти три процента обеспечивают продовольствием не только свою страну, но и еще почти полмира, в том числе и нас. А в России, где фактически все взрослое население копошится в земле, мы сумели в несколько раз сократить производство сельскохозяйственной продукции (прежде всего мясо-молочной). Как нам удалось достичь таких "поразительных" результатов?

Огромная армия новых мелких аграриев-дилетантов, подменяя собою крестьян, лишает работы не только их, но и многих горожан, тесно связанных с сельскохозяйственным производством. Хотя себестоимость сельхозпродуктов во много раз выросла, рыночные цены на них в связи с перепроизводством, заметно упали. На Камчатке, правда, складывается несколько иная картина, здесь ослабление крупных хозяйств привело к беспрецедентному вздорожанию органических удобрений. Большинству огородников машина навоза уже давно не по карману, а без навоза нет урожая. Один килограмм огурцов, выращенный на наших дачах, если учесть все действительные затраты, обходится нам дороже, чем добыча одного килограмма магаданского золота.

В то же время, цены на продукцию, которую не могут производить мелкие хозяйства, значительно выросли. Это повышение произошло за счет уменьшения производимых объемов, роста цен на сельхозтехнику, удобрение, энергоносители, транспорт и т.д. И за счет появления огромного паразитического посреднического звена, не имеющего ничего общего ни с производством, ни с реализацией сельхозпродукции.

Как-то по камчатскому радио выступал заезжий специалист по сельскому хозяйству. Его спросили о том, каковы причины плачевного состояния аграрного сектора страны, на что он ответил: проблемы в том, что отсутствуют инвестиции, конкуренция импортной продукции, законы о земле; культурный уровень людей недостаточен; государство не выполняет своих обещаний; не оказывает помощь фермерам.

А вот фрагменты из ответа на вышепоставленный вопрос доктора наук, прозвучавший по центральному радио: рынок нуждается в государственном регулировании. Государство должно: осуществлять товарные закупки; ограничивать товарную интервенцию; преодолевать диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию, чтобы аграрии могли расплачиваться за энергоносители, приобретать технику, удобрения; помочь создать инфраструктуру в деревне; оказать стартовую поддержку фермерам.

Если бы все пункты, на которые указывают ученые, были реализованы, мы бы получили производство ради производства. Возьмем, к примеру, инвестиции. Нужны ли они сельскому хозяйству? Предположим, мы "проинвестировали" сполна все хозяйства и они увеличивают производство продукции. Куда они ее будут девать? Ведь и не "проинвестированные" хозяйства не знают, что делать с произведенной продукцией. Сбыта-то нет! Потому как большинство жителей страны продовольствие для себя производят сами. Аграрии хотят много производить и много получать, а такого не бывает. Чем больше продукции производится, тем меньше на нее спрос, а, следовательно, ниже цены. Заводы, производящие технику, на которую нет спроса, вынуждены простаивать или удесятерять цены на те минимальные серии машин, которые еще удается выпускать и сбывать. Министр сельского хозяйства приводит такие цифры: цены на зерно выросли в три раза, а цены на комбайны в 137 раз. А как же иначе?

Зачем создавать инфраструктуру в деревне, когда она уже имеется в городе и подавляющее большинство сельхозпродукции потребляется городом. Не проще ли деревне везти в город зерно, чем муку или готовый хлеб; молоко, чем готовую продукцию из него? Деревня хочет избавиться от посредников. Но без посредников, принимающих участие в процессе производства и реализации, ей не обойтись, их можно только переместить из города в деревню. Но такое перемещение кроме огромных убытков ничего не принесет народному хозяйству: материально-техническая база по переработке, хранению и реализации сельскохозяйственной продукции, созданная в городе, превратится в хлам, а в деревне придется отстраивать такую же базу заново.

Ученые настаивают на государственной поддержке фермеров. Спрашивается, откуда государство возьмет средства для поддержки фермеров? Из бюджета? Урезав зарплату учителю, врачу, работнику культуры, которые сами выращивают то, что намеревается производить фермер?

Реформы, проводимые в сель-ском хозяйстве, осуществляются по наихудшему из всех мыслимых вариантов, абсолютно не принимаются во внимание ни интересы граждан, ни интересы государства. Мы занимаемся тем, что экскаваторы меняем на лопаты. Чудовищные затраты на производство единицы продовольствия проявили себя еще не в полной мере. Но это дело недалекого будущего, в котором нас ожидает еще одна революция. Землю, которую раздали, мы снова будем собирать, потому что никакие хозяйственные "индивидуалы", даже отдаленно не могут соревноваться с крупными, коллективными хозяйствами.

Многие возмущаются тем, что наши чиновники часто выезжают за границу. А как же им не ездить? Ведь своими мозгами шевелить мы не научились. Отсутствие четкой проработки реформы и превратило наших чиновников в паломников. Но копирование чужого опыта хороших результатов не дает. На самом деле, сколько не посещают наши аграрии Америку и другие благополучные страны, до сих пор не могут понять, что там уже давно существует коллективное сельское хозяйство, а земля принадлежит государству. Во всех развитых странах в аграрном секторе существует разделение труда. Одни готовят специалистов для сельского хозяйства, другие разрабатывают способы повышения плодородия почвы, повышения урожайности культуры, борьбы с сорняками, вредителями и различными болезнями, третьи обслуживают технику и т.д.

На долю фермера выпадает лишь определенный круг трудовых операций. А это говорит о том, что любое высокоразвитое сельскохозяйственное производство, кроме как коллективным, основанным на разделении труда, быть не может.

Чтобы стать фермером, человек должен купить землю. Но если фермер не будет получать со своей земли того урожая, который делает его труд рациональным и прибыльным, он разорится и вынужден будет свою землю передать другому фермеру или расплатиться ею с кредиторами, так как за нее необходимо платить государству налог. Поэтому земля в Америке находится в абсолютной собственности государства, а фермеры, по существу, являются лишь ее арендаторами.

При социализме собственность была "ничейная", потому и отношение к ней нехозяйское — не устают повторять демократы. Совсем другое дело, когда собственность обретает хозяина, — отношение к ней меняется.

Чтобы доказать, что характер собственности не влияет на производительность труда, проведем мысленно эксперимент. Предположим, вы — владелец дачи. Сосед предлагает вам взять в аренду на год его дачу с условием, что вы на ней получите урожай на 20 процентов выше, чем на собственной. Если вам это удастся, он обязуется уплатить вам сумму, в 10 раз превышающую тот доход, который вы получаете со своей дачи. Спрашивается — на какой даче вы будете больше стараться? По-видимому, на даче соседа, несмотря на то, что она не является вашей собственностью. Нетрудно понять, что производительность труда зависит не от формы собственности, а от ожидаемого результата, даваемого этой собственностью.

Надежда реформаторов на автоматическое улучшение экономического положения в стране после изменения формы собственности абсолютно неоправданна. По моему мнению, форма собственности и отношение людей к делу ничего общего между собой не имеют и влиять друг на друга не могут. Часто ученые, политики, писатели говорят, что коммунисты путем раскулачивания и коллективизации лишили деревню наиболее искусных и рачительных хозяев, а в коллективных хозяйствах люди разучились понимать и любить землю, хорошо работать на ней. А коль скоро в аграрном секторе нет умельцев и хороших ответственных работников, наше сельское хозяйств — "черная дыра", безвозвратно поглощающая любое количество инвестиций. Не правы те, кто считает, что кризис в сельском хозяйстве удастся преодолеть не ранее, чем через 50-100 лет после того, как развращенное совхозами и колхозами поколение сойдет со сцены и на его место придут настоящие хозяева.

Но не вернуть те условия, в которых когда-то работал крестьянин. Во-первых, в корне изменился характер и уровень земледелия. Один не очень трудолюбивый работник с помощью машин без особого труда способен заменить сотни "сверхтрудолюбивых".

Во-вторых, рачительное отношение к земле определяется не формой собственности, а совершенно другими критериями, не тем, кому земля принадлежит, а тем, что она дает.

Недостаточно продуманной политикой мы отбрасываем себя на десятки, а то и сотни лет назад. Подъем сельского хозяйства — это задача комплексная и всенародная, но важнейшими являются два фактора: углубление разделения труда и усиление интеграции отдельных циклов сельскохозяйственного производства.

Есть и ряд попутных задач:

1. Крупным хозяйствам необходимо подавить конкуренцию дачников и мелких собственников. (Я не имею в виду, конечно, дачников-пенсионеров). Пусть дачники занимаются своим профессиональным делом, а на своих дачах отдыхают и разводят цветы.

2. В деревне не нужно создавать инфраструктуру. Перерабатывающая база должна быть ближе к городу. Это правило не распространяется на сельские образования, находящиеся на значительном расстоянии от крупных населенных пунктов.

3. Техническую базу всех хозяйств нужно попробовать объединить. Машины передать городским хозяйствам, располагающим хорошей ремонтной базой. Машины (несезонные) должны работать круглый год: летом на полях, зимой — в городе.

4. Оценить потребность населения Камчатки в сельскохозяйственной продукции и выяснить, какая продукция может быть реализована за пределами области с прибылью. Выяснить, что необходимо флоту, армии, бюджетным организациям.

5. Создать хозяйства по выращиванию новых для Камчатки культур и животных.

6. Создать хозяйства по сбору дикоросов, разведения ценных пород кустарника (шиповника, жимолости) и деревьев (облепихи, боярышника и т.п.).

7. Создать предприятия по производству удобрений из местного сырья.

8. Создать производство по переработке местного сырья — изготовлению лекарственных препаратов и т.д.

9. Обратить особое внимание на развитие опытных хозяйств и соединить их с учебными заведениями.

10. Ликвидировать посредника-спекулянта и создать в структуре сбыта звено, занимающееся завозом удобрений, сортовых семян ит.д.

11. Самое важное: не жалеть никаких усилий для ликвидации "черных дыр" в наших головах. С этой целью ужесточить конкурсный отбор претендентов на руководящие посты всех уровней. Обязать всех руководителей каждые полгода выступать в местных СМИ с самостоятельно подготовленными отчетами о проделанной работе.

Вот тогда что-то у нас получится. Сейчас, а не через 50 лет.

С.П.КРАВЧЕНКО, преподаватель математики Камчатского политехнического техникума

"Новая Камчатская правда"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Взрыв газа в Австрии: украинская труба — всё
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
Ничего святого: Ватикан запретил пторговать зубами святых
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
"Союз МС-07" стартовал с Байконура
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
В Индонезии устроили марш протеста против решения Трампа по Иерусалиму
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
КНДР в годовщину смерти Ким Чен Ира заявила о своей непобедимости
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Это наилучший выход: Мыскина развелась и удалила инстаграм
В вараньей шкуре: малоизвестные факты о Конституции РФ
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
ЦБ рассказал о действиях, когда США возьмутся за долг России

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры