Автор Правда.Ру

"У нас в колхозе всё х..."

«А премьер считает, что кризис в АПК преодолен...»
Михаил Бубенчиков, глава Городищенской районной администрации Волгоградской области
Городищенский район, по площади самый маленький в Волгоградской области, прочно занимает лидирующие позиции по объему сельскохозяйственной продукции — практически по всей ее номенклатуре, кроме зерновых. 15% областного валового производства молока — городищенские. Половина овощей в области — городищенские. 36% яиц — городищенские... Казалось, этого района меньше всего должен был коснуться резкий обвал цен на зерновом рынке. Однако, как считает глава районной администрации Михаил Бубенчиков, один из опытнейших в области аграриев, это следствие давно происходящих в селе неуправляемых процессов — все более катастрофических. 

Похоже, из Москвы не видно, что сегодня происходит в селе

«Россия становится экспортером зерна» — не фарс ли? Трагический, однако.

Оказывается, 80 млн. тонн зерна на 150 миллионов населения — это перепроизводство. Абсурд! Между тем он стал нашей реальностью.

Учитывая, что с прошлого года остались нереализованными 20 млн. тонн зерна, а потребность России в нем порядка 45 млн. тонн, на будущий год наше население хлебом обеспечено. То есть зерновые хозяйства могут отдохнуть от трудов праведных — не пахать, не сеять. Или — искать внешние рынки сбыта. Но кто ж нас туда пустит?

Государственной политики продвижения отечественного сельхозпроизводителя на мировые рынки нет. Поэтому мы можем рассчитывать только на внутренний рынок, потребность которого в зерне сведена до минимума. От прежних объемов животноводства осталось максимум 30%. Бройлерные птицефабрики рухнули — им зерно не нужно. Производство яиц сократилось наполовину. Поголовье скота — на 70%. 

По усам крестьянина даже не текло

В зависимости от урожайности себестоимость обработки зернового гектара составляет 1,5—2,4 тыс. руб. А реализационная цена тонны фуражного зерна колеблется в пределах одной тысячи рублей. Как в таких условиях — при рентабельности зернового производства -50% — сельхозпроизводителю выжить?

Наше правительство на эту тему долго думу думало. И придумало: 6 млрд. руб., выделенные из федерального бюджета для закупочных интервенций на зерновой рынок, спасут село! На тонну произведенного зерна государственной поддержки выходит 75 руб. Или — 7,5 коп. на килограмм.

Наш уважаемый президент уверен, что эта интервенция состоится. Когда? Зерно уже ушло от сельхозпроизводителя на долги, которые крестьяне должны были погасить до 1 октября. Посему выделенные правительством 7,5 коп. на килограмм зерна получит уже не село. Скорее всего, они останутся в Москве. Не на это ли был расчет?

Животноводство — в ускоренном падении

На 1 октября 2001 года поголовье дойного стада Волгоградской области насчитывало 85 тыс. голов. На 1 октября 2002 года — 66 тыс. голов. 20 тысяч «корова языком слизала» — вырезали. Для сравнения: в 1990 году стадо в области насчитывало 450 тыс. голов.

Первая причина: многие годы крестьяне пахали-сеяли «на коровах» — чтобы залить в баки горючее, отправляли их под нож. Вторая: производство мяса было нерентабельным. Теперь и производство молока становится нерентабельным.

Отсюда массовый сброс поголовья. Кстати, наиболее интенсивный — я бы сказал, катастрофически интенсивный! — в тех районах, куда пришли инвесторы, — самых благодатных черноземных. В Еланском в прошлом году было 3000 голов, осталось 1839. Реально, думаю, еще меньше. Кумылженский район: было 1622 головы, осталось 548. Михайловский: было 1391, осталось 653. Даниловский: было 1744, осталось 769. И это, подчеркиваю, данные только о дойном стаде!

Кстати, вырезая скот, инвесторы, спустившиеся на землю, чтобы делать капиталы на зерне и «секвестировавшие» скот, сами же себе на хвост наступили. Кому теперь нужно зерно?

Ставка на личные подворья — заведомо провальная. Чтобы подворье жило, надо, чтобы жило коллективное хозяйство. Где подворье возьмет зерно, если в коллективных хозяйствах зерновой клин сократится? Чем кормить коровку? На соломе с сеном от нее молока будет как от козы.

Понимают ли наши государственные мужи, что не только для села — для всей России это катастрофа? Давно надвигавшаяся, она нынче вплотную подступает к горлу. Москва, понятно, этого не чувствует. Процесс этот, все более не управляемый, Садового кольца не коснулся. 

Орошаемый клин тает на глазах

А что происходит с ценами на продукцию овощеводства? Ни-че-го! За последних два года — никакого сколько-нибудь заметного движения. Морковь стоит столько же, сколько стоила в 98-м году, — 3 руб. Цена капусты держится в тех же пределах — 3 руб. Свекла — 2—3 руб. Лук — 3—4 руб. Только в последнее время он стал расти в цене. А что происходит с ценами на энергоносители? Бурный рост. В 2001 году дизтопливо в начале года стоило около 3 руб. Сейчас — 7 руб.

На орошении в 99-м кВт/ч электроэнергии стоил

22 коп., сейчас — 1 руб. 2 коп. Даже частник уже не в состоянии платить такие деньги. Если бы областная администрация, видя, что орошаемый клин тает на глазах, не взяла на себя оплату половины потребляемой на подкачивающих насосных станциях электроэнергии, мы бы не смогли удержать и производство овощей.

До последнего времени я все успокаивал себя: одумаются наверху — возьмут олигархов в руки и будут регулировать цены на энергоносители. Сейчас ясно: государство, продавая акции нефтедобывающих предприятий, уходит с нефтяного рынка, не оставляя за собой права регулировать цены. Следовательно, у правительства вообще нет установки на государственное регулирование экономики.

Кстати, на фоне бурного роста цен на энергоносители цены на молоко стабилизировались: если раньше они колебались в пределах от 2 руб. 50 коп. до 5 руб., сегодня выше 3 руб. 50 коп. за него не проси... 

А если посмотреть на тракторный парк...

Тоска берет глухая! Самый молодой трактор — 90-го года. Это при том что он должен работать восемь лет. И этих «ветеранов труда» осталось — пятая часть от потребности.

На сегодня нам надо бы иметь 50—60 тыс. га зяби. А мы можем вспахать лишь 18—20 тыс. га. Осень стояла сухая — земля была, как цемент. Сказалось отсутствие горючего и запчастей в хозяйствах — не на что покупать. Сегодня можно бы пахать, да где взять такое количество тракторов?

83 тысячи машин в год выпускал тракторный завод. Сегодня — 2—2,5 тысячи. Комментарии, думаю, излишни. 

Инвесторы уходят из села

Агрохолдинг «Волгоградский» бросает хозяйства в Киквидзенском, Еланском районах. Сетует: зерно за бесценок ушло. Ни зарплату людям выдать, ни по налогам расплатиться не смогли — кругом долги. А с каким энтузиазмом он у нас начинал в позапрошлом году в «Самофаловском»! Наши люди молиться на него были готовы — десять новеньких ДТ для них чудом казались. Кстати, за них еще не рассчитались. Растеряв свой оптимизм, инвесторы сворачиваются — не видят перспективы. Уходят вместе с тракторами.

С чем остаются крестьяне? Старую технику давно сдали в металлолом, скот вырезали. Скажите, как жить людям? Я не знаю. А кто знает?

Не платишь налоги — банкрот

Очевидно, что мы стоим на пороге нового витка банкротств сельхозпредприятий — никто этому противостоять не может. Как быть?

В прошлом году, проводя реструктуризацию долгов сельхозпредприятий, мы изо всех сил тянулись. Казалось, это впереди просвет обозначился. Сейчас абсолютно очевидно: половина хозяйств, еще недавно вполне жизнеспособных, окажутся неплатежеспособными. Их перспектива очевидна: компьютеры налоговых инспекций в автоматическом режиме выдадут заключение: «Банкрот». В том же режиме закрутятся механизмы арбитражных судов, выносящих решения об аресте имущества.

Так село приучают быть ответственным налогоплательщиком: не платишь налоги — отвечай по всей строгости закона, то есть Налогового кодекса. Вот только перед нашими налогоплательщиками никто не несет ответственности. И меньше всего — родное государство.

У молодежи нет перспектив

Не идут молодые в село — там нет зарплаты. Заканчивая сельхозакадемию, ее выпускники остаются в городе — в коммерцию подаются. Грамотные ребята понимают: нет в России государственной политики поддержания отечественного сельскохозяйственного производства, не говоря уж о его развитии. А значит, нет у них в селе перспективы...

Без серьезной государственной программы нам не вырулить наше сельское хозяйство — на будущий год оно рухнет. Надеяться на то, что Кубань с Алтаем накормят Россию, по меньшей мере, наивно. Надеяться на Канаду с США, по меньшей мере, безответственно, а по отношению к собственному производителю преступно.

Кстати, позволю себе напомнить, что крестьяне — самые дисциплинированные избиратели. Боюсь, однако, что происходящих сегодня в селе процессов они не простят ни столичным, ни местным властям — на выборах все зачтут... 

Деловые вести  

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Теракты в Испании, суета в Прибалтике, Ленин vs борцы с историей: главные события 18 августа
Китаю не надо толкать Россию к конфликту с США — Константин СИМОНОВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно