Эксперт: доходы от продажи кофе на заправках превышают доходы любой сети кофеен

Как в 2021 году изменятся тарифы на электричество, зачем на заправках продают кофе и почему автомобилистам стоит переходить на пропан-бутан, рассказал ведущему "Правды.ру” Игорю Буккеру заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Сергеевич Фролов.

Читайте начало интервью:

Александр Фролов: цены на бензин растут в пределах инфляции

Александр Фролов: России повезло, что внутренние цены на газ регулируемые

Сопутствующие товары

— Александр Сергеевич, будет ли дорожать свет?

— Электричество тоже подорожает, но у нас есть плановые показатели инфляции. И государство старается, чтобы цены на важнейшие энергоносители не выходили за пределы плановых показателей. Притом реальная инфляция может отличаться не в лучшую сторону. И если бы исходили из нее, то рост цен был бы гораздо выше. Я уже молчу про систему экспортного паритета. Если бы мы шли по европейской модели, то что-то такое у нас и было бы реализовано. Любой автомобилист знает, что если вы приезжаете на заправку постоянно одной и той же сети, у вас, скорее всего, есть специальная карточка от этой сети или мобильное приложение. И вам бонусы капают, которые вы потом можете потратить на заправку или покупку товаров. В этом плане цены на топливо в крупных сетях отличаются в меньшую сторону от цены на стеле. Но иногда вы получаете больше бонусных баллов. Как правило, перед тем как вам сильно много бонусных баллов дать, немного в сторону повышения меняются цены на стелах. Поэтому реальная выгода меньше.

У нас три самые крупные сети принадлежат крупнейшим нефтяным компаниям:

  • 5000 заправок у "Роснефти",
  • 3000 — у "Лукойла",
  • 2700 — у "Газпром нефти".

Для них события на внутреннем рынке являются наиболее болезненными. Да, с точки зрения прибыли, владелец одной заправки более чувствителен к происходящему. Но я говорю о крупных движениях. С 2014 по 2018 год средний чек на заправке сильно просел, порядка с 500 рублей до 300. А это означает, что есть определенный баланс.

У нас люди ездят много, но до определенного ценового предела. Как только цена дошла до него, человек говорит, что я лучше пешочком пройду, на общественном транспорте проеду.

Соответственно, доходы крупных и мелких сетей пропорционально не растут по мере роста цен. Поэтому включаются маркетинговые истории, сопутствующие товары. У нас заправки с конца нулевых качественно изменились. Магазинчики стали при заправках играть все большую роль, кофе, выпечка. И все более увеличивающаяся часть дохода на заправках приходится на сопутствующие товары. В основном кофе.

То есть у нас два крупнейших продавца кофе: "Роснефть" и "Газпром нефть". Их доходы превышают доходы крупнейших сетей кофеен. Выручка с кофе достигает 4 миллиардов рублей за год.

Это меньше, чем на бензине, но маржа на кофе существенно выше. Вода хорошо идет, всякая выпечка. Вам предлагают "вы купите у нас пирожок, и 2 рубля мы вам с литра скинем", а маржинальность пирожка существенно выше, чем у бензина. На бензине, если какая-то маркетинговая программа, может до 4-5% просесть маржа. Так она 10%. А на кофе гораздо выше. Себестоимость кофе — рублей 20.

Большая разница

— Почему с бензином такая ситуация, а с газом и электроносителями несколько другая?

— Очень просто. Бензин вы можете налить в ведро и отнести куда-нибудь. А для газа и электричества нужно строить дорогостоящую инфраструктуру для доставки. Все-таки продаются по рыночным механизмам:

  • дизельное топливо,
  • бензин,
  • СУГ (сжиженный углеводородный газ), то есть пропан-бутан,
  • метан в качестве моторного топлива.

Тем более это биржевые товары, как минимум оптовые цены формируются за счет внутренних биржевых котировок. Для того чтобы бензином заправить, ведь тоже нужно заправку поставить. Это очень большие деньги для одного человека. То есть в Москве речь идет даже не о миллионах рублей. Но это посильные деньги, если вы привлекаете кредиты. А чтобы обеспечить доставку газа, вы не можете взять даже двух крупных поставщиков, заставить построить газораспределительную инфраструктуру и магистральные газопроводы, газопроводы среднего давления. Это гигантские, неподъемные инвестиции. Разве только наши богатейшие люди решат, что давайте мы сложимся вместе и построим.

— Автомобилисты еще несколько лет назад, помимо бензина, газовые баллоны возили, а сейчас разница между ними невелика.

— Я не соглашусь. Статистически у нас постоянно растет автопарк, работающий на пропан-бутане. Мы мировые лидеры по автопарку пропан-бутановому. С нами только Турция соперничает.

Метан — это все-таки не для простых автомобилистов. Хотя у LADA даже есть в заводском исполнении LADA Vesta CNG, двухтопливный автомобиль: и на бензине, и на метане. У "Группы ГАЗ" есть в заводском исполнении метановые микроавтобусы.

Но у нас стараются стимулировать переход на метан крупной техники. То есть для автобусов, большегрузов это имеет основание.

Но пропан-бутан — это развивающееся хорошо, притом независимо от государственного стимулирования, направление. Хотя если взять темпы 1998 года, когда всё обвалилось, пропан-бутан очень сильно рос, даже в нулевые годы темпы были высокие. Но там и качество оборудования, качество мастеров страдало, потому что за это взялись все. У нас 4 миллиона автомобилей на пропан-бутане ездит. Качество за последние лет 10-15 выросло. Однако могу кивнуть на наших назалежных друзей, у которых пропан-бутановое направление с 2014 года выросло в 1,5 раза. Потому что там дошли до момента, когда цена становится ценой отсечения на традиционное моторное топливо.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.