Александр Фролов: России повезло, что внутренние цены на газ регулируемые

Что может спасти автолюбителей от роста цен на бензин и будет ли в 2021 году в России дорожать газ, рассказал ведущему "Правды.ру” Игорю Буккеру заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Сергеевич Фролов.

Читайте начало интервью: Александр Фролов: цены на бензин растут в пределах инфляции

Позитивный момент

— Александр Сергеевич, как все-таки изменятся цены на бензин?

— О плохом мы поговорили. Я перехожу к хорошей части, которая и заставляет меня достаточно позитивно смотреть на цены на бензин.

Мой позитивный взгляд базируется на том, что защитные механизмы все-таки сработали, когда в октябре 2018 года у нас был очередной виток кризиса, в том числе на внутреннем рынке нефтепродуктов.

А потом в течение 2019 года так же эти механизмы работали. Другое дело, что нотку сомнения вносит тот факт, что все-таки это дело привязано к цене на нефть. Притом к рублевой цене на нефть. А рубль за прошедшие несколько месяцев немножечко подешевле к доллару. Да, он успел подорожать, укрепиться на пару рублей за доллар. Но тем не менее уровень курса все еще выше заложенного в бюджете.

По-моему, 72,5 было заложено, сейчас он выше. Кроме этого, у нас присутствует дорожающая нефть. То есть получается, что слабый уровень рубля, дорожающая нефть вместе создают опасность того, что налоговая база вырастет и будут созданы условия для новых подорожаний, и насколько успешно в этой ситуации сработают "костыли", которые приделал финансово-экономический блок в середине 2018 года ("костыли" до сих пор эту систему поддерживают), я сказать не готов. Потому что именно в 2018 году произошло то, чего опасаются сейчас, — резкий и почти немотивированный для широкого потребителя рост цен на нефтепродукты.

Этот рост не удалось загасить тем, что вы просто заставили больше нефтепродуктов направить на биржу. Обычно это срабатывало: а давайте вы больше начнете продавать. И как-то цены более-менее устаканивались. Здесь не сработало, потому что не в недостатке товара на рынке была проблема. То есть вы не можете его продавать ниже себестоимости либо вы разоритесь. И то, и другое неприемлемо.

2018 год является сейчас для нас тем примером, повторения событий которого все опасаются.

Другое дело, что тогда руководитель одной из наших крупнейших нефтяных компаний обратился к госпоже Набиуллиной на открытой площадке, попросив сделать хоть что-нибудь, чтобы рубль укрепился. Он с конца марта очень сильно просел параллельно с дорожающей нефтью. На что ему было сказано на голубом глазу: "А почему вы апеллируете к курсу валют? Все ваши затраты в рублях, они никак не зависят от курса валют". Это, прошу заметить, сказала глава Центробанка, которая чисто теоретически должна знать, как формируется НДПИ, который является одним из самых главных налогов, приносящих, наверное, больше всего денег в государственную казну.

У нас производится до 40 миллионов тонн бензина. Из них лишь 4 миллиона выводится на экспорт. Все в основном идет на внутренний рынок. Интересно, что ряд исследовательских групп внутри нашей страны настойчиво говорит, что НДПИ вообще никак не влияет на себестоимость, его надо выкинуть.

Регулируемые цены — это хорошо

— Будет ли дорожать газ?

— Мы живем в общественно-экономической формации, в которой неминуемо все будет дорожать, уж извините. Вопрос в том, насколько будет подорожание. Я бы не особо радовался, что рост цен на какой-то товар ниже уровня инфляции. Возможно, здесь присутствует фактор госрегулирования, который потом может нехорошо выстрелить в будущем.

Но сейчас, на мой взгляд, предпосылок для резкого незапланированного роста цен у нас в стране на газ и моторное топливо нет.

Кроме того, у нас внутренние цены на газ регулируемые. И это (тьфу-тьфу-тьфу) наша большая удача, потому что в нулевые годы планировалось привязать цены на внутреннем рынке к экспортному паритету. Цена, допустим, на некой европейской бирже минус транспортные расходы. Но случился кризис 2008–2010 годов, и правительство от этих планов отказалось. Потому что, во-первых, рубль просел, подешевели и энергоносители, но в рублях мы это удешевление практически не заметили, потому что рубль к 2014-2015 годам обвалился в 2 раза. Если цены на энергоносители в 2 раза к доллару просели, рубль — в 2 раза, в рублях все то же самое получилось. И сейчас мы бы имели чудовищно большие цены относительно тех, которые есть.

Можно на наших соседей посмотреть из "самой независимой страны на свете", где сейчас цены на газ в 2,5 раза выше, чем в среднем по России.

Тут стоит вспомнить, как в середине прошлого года ряд несознательных граждан, посмотрев на то, что на европейских биржах газ просел до 40 долларов за тысячу кубов, что несколько ниже, чем цены в Российской Федерации, говорили: ой, мы так же хотим. Друзья мои, если бы у нас было так же и если бы летом платили 40 долларов минус транспортные расходы, то сейчас платили бы до 300 долларов. В этом плане у нас система сохраняется. Она, правда, создает напряженность на международной арене, потому что является предметом споров с нашими друзьями из Белоруссии.

На внутреннем рынке у нас планово, в разумных пределах повышаемые цены. Правда, было бы здорово, если бы пропорционально росло благосостояние населения.

В последние 7 лет благосостояние населения не растет, а снижается. Это большая проблема.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.