Игорь Журиков: банкротство не конец, а новое начало

Грядёт новый передел собственности. К этому привели сложности, с которыми столкнулся бизнес в связи с ограничительными мерами против пандемии коронавируса. При каких обстоятельствах и как следует прибегнуть к процедуре банкротства? Как минимизировать потери? Почему не следует отчаиваться? Как всё сделать по закону, чтобы не привлекли к ответственности?

Слова Игоря Журикова ошеломили. О чем умалчивают при банкротстве?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал старший партнёр и глава московского офиса юридической компании "Лексфорт" Игорь Журиков.

— Игорь Алексеевич, в 2020 году бизнес сталкивался со многими дополнительными проблемами. Большие сложности возникли в связи с ограничительными мерами против пандемии коронавируса. Закономерное следствие — для многих встал вопрос о банкротстве. Как этого избежать? Возможно ли минимизировать риски? И надо ли оттягивать банкротство, если оно неминуемо? Как при этом минимизировать потери? Насколько вообще это страшно?

— Смотря, с какой стороны ты находишься…

— Это конец всему?

— В общем-то, по сложившейся у нас практике — да, это конец действующему бизнесу.

Это процедура ликвидации компании, когда она окончательно погрязла в долгах и не может рассчитаться.

Тогда вводится специальная процедура банкротства, в рамках которой составляется реестр всех кредиторов.

Поскольку на всех денег не хватает, берётся все, что есть у компании, продаётся, и каждому пропорционально даётся по кусочку. Люди, которые говорят, что я, мол, два или три раза проходил со своим бизнесом через банкротство, — тоже интересный момент.

— Лукавство?

— Это очень часто означает, что человек выкупил собственный бизнес при банкротстве дешевле, заплатив гораздо меньше, чем были долги у этого бизнеса. В результате кредиторы потеряли часть своих денег. Долга было, условно, на сто рублей, а он выкупил свой же бизнес за пять рублей — ликвидационная стоимость на торгах.

Эти пять рублей распределились между кредиторами, каждый получил всего лишь по 5% от причитающихся, и все ушли несолоно хлебавши, а владелец продолжил бизнес.

Новый передел грядёт

Все последние тенденции, конечно, говорят о том, что банкротств у нас будет очень много. Вообще есть мнение, что это некий ползучий передел собственности — после приватизации довольно значительный.

Понятно, что не будет таких масштабов, как приватизация 90-х годов, но будет выходить на рынок очень много активов, в том числе действующих, живых, совершенно нормальных, по очень низкой цене.

— Именно через процедуру банкротства?

— Да. Компании, которые попали в проблемы в предыдущий год, а в этот год что-то усугубилось, накопились долги, окажутся в процедуре банкротства. Их будут выкупать, возможно, и бывшие собственники, но очень многие реально поменяют владельцев.

Я думаю, что это большая история, в которой очень много людей сейчас уже работают и хорошо зарабатывают на этом. И этого будет очень много, передел только начинается.

Это означает, что за владельцами и директорами бизнесов, которые попали в банкротство, будут гоняться кредиторы, будут стараться взыскать с них какие-то деньги, привлечь их к субсидиарной ответственности.

— Когда компании попадают в сложное положение, владельцы и руководители должны как-то выкручиваться. Государственной поддержки в таких случаях не предусмотрено?

— Нет.

— Когда только начиналась пандемия коронавируса, были приняты серьёзные меры по поддержке крупного бизнеса, государственных стратегических компаний, которые оказались в сложном положении. Но малому и среднему бизнесу даже в такой экстренной ситуации несильно помогли.

— Никаких мер не предусмотрено. У нас, когда карантины все вводились, был составлен список так называемых наиболее пострадавших отраслей мелкого и среднего бизнеса. Им была предоставлена возможность получения неких льготных кредитов, например, на зарплату, отсрочек по уплате каких-то платежей.

По моим ощущениям, это не было поддержкой, поэтому никак не помогло.

— Как тогда выходить из этой ситуации? Возможно ли все-таки как-то избежать банкротства, если большие сложности и нет возможности платить по счетам? Или лучше сразу начинать процедуру? Можно ли при этом минимизировать потери?

— Избежать банкротства можно только восстановлением своей деятельности, повышением своей эффективности.

Если вы оказались в ситуации, которая является фактически банкротной по всем показателям, то избежать банкротства вы можете только лишь своим собственным гением.

Здесь никаких рецептов юридического характера нет. Они все лежат в области экономики и предпринимательства: придумать новый продукт, где-то занять деньги, чтобы в тебя поверили, и так далее.

Но это очень трудно. Если вы оказались в банкротной ситуации, то нередко лучше сразу инициировать собственное банкротство.

— Как?

— Владелец или директор компании подаёт заявление о банкротстве собственной компании.

Если вы это вовремя не сделаете, то вас потом привлекут к ответственности. Вовремя — это в момент, когда ваши долги превышают ваши активы. Этот момент называется неплатежеспособность.

Когда такой момент наступил, директор в течение месяца должен подать заявление о банкротстве компании. Если он этого не сделал, то в будущем — при банкротстве этой компании — его могут привлечь к субсидиарной ответственности и повесить на него ответственность за долги, которые возникли после этого месяца.

У нас бизнес действует по определённым правилам, лекалам, стандартам. Общий смысл — ты должен генерить прибыль. Если ты генеришь убыток, этот экономический стандарт тебя убивает — ты становишься неплатежеспособным.

Есть понятные правила. Например, не заплатил налоги — 199-я статья Уголовного кодекса. Всё понятно. Взыскали с тебя ещё плюсом к твоей налоговой задолженности штрафы, пени, недоимки и так далее. Нарушил правила противопожарной безопасности — МЧС тебе штраф, закрыла предприятие, пока не устранишь нарушения.

— Куда ни глянь — везде ограничения и штрафы.

— Да, их очень много, но они хотя бы понятны. Они прописаны в Гражданском кодексе, в Уголовном кодексе, в Кодексе об административных правонарушениях, в Градостроительном кодексе и так далее.

Но есть и неочевидные стандарты, которые на всех действуют. Например, в Гражданском кодексе написано, что вы должны все свои действия осуществлять, не злоупотребляя своими правами.

А откуда вы понимаете, злоупотребляете вы своими правами или не злоупотребляете?

Только судебная практика может дать ответ, когда вам разрушат сделку, потому что вы её совершили со злоупотреблением ваших прав.

— Знал бы где упасть — соломку бы подстелил. Никто не предполагал, что так внезапно будет развиваться пандемия и введут такие масштабные ограничения. В результате многие пострадали и разорились.

— А здесь как раз дело в том, что к субсидиарной и любой другой ответственности привлекают не всех подряд. В этом как раз суть работы нашей компании.

Если ты попал объективно в такую пандемию или какие-то еще неприятности и разорился, но действовал нормально, в рамках закона, — несмотря на то что ты в итоге обанкротился, тебя к субсидиарной ответственности не привлекут.

Но всё это нужно доказать, обосновать. Это как раз и есть предмет нашей работы.

Нет такого, что если предприятие обанкротилось по любым причинам, то сразу туши свет, суши сухари и готовься к плохой жизни до конца своих дней. Всё можно начать заново.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.