"ВЭБ.РФ" возглавит борьбу за процветание страны

В скорый старт реорганизации многочисленных институтов развития, как и административной реформы ещё недавно верилось с трудом. И вот, устами главы правительства на начало следующего года заявлены и та и другая. Застарелые проблемы неэффективности институтов пришли в непреодолимое противоречие с вопиющими вызовами времени. Будущее покажет, получится ли после первого этапа с долгим запряганием успешно перейти к этапу быстрой езды.

Система институтов развития так разрослась, стала такой разветвлённой и запутанной, что оптимизировать её приходится целым набором инструментов.

Что-то просто ликвидируют, как в случае с Фондом развития моногородов, Российским фондом развития ИТ или Агентством по технологическому развитию, с перераспределением их функций между "ВЭБ.РФ" и федеральными органами исполнительной власти. Структуры, имеющие схожий функционал, будут объединяться: например, "ВЭБ-лизинг" с ГТЛК преобразуются в Единую лизинговую компанию, а МСП Банк и Банк ДОМ. РФ — в Универсальный банк. Вместо трёх действующих в одной и той же области структур будет создан единый Институт развития Дальнего Востока.

Реформа пока "миловала" 12 институтов, признанных стратегически важными: госкорпорации "Росатом", "Роскосмос" и "Ростех", Россельхозбанк, "Росагролизинг", Агентство по страхованию вкладов и другие. Компания "Курорты Северного Кавказа", согласно заявленным планам, даже пойдёт в рост, превратившись в Корпорацию по туризму. Похоже, что Российская венчурная компания перейдёт "под крышу" Российского фонда прямых инвестиций. Главным бенефициаром данной реформы станет госкорпорация развития "ВЭБ.РФ", на базе которой будет сформирован крупный инвестиционный блок с передачей под его управление таких важных институтов развития, как Корпорация МСП, "Российский экспортный центр", "Роснано", Фонд "Сколково", Фонд развития промышленности и другие.

Когда убытки запланированы

Бывший "Внешэкономбанк" в прошлом не раз претерпевал серьёзные трансформации. В конце 2016 года была принята на вооружение новая стратегия развития ВЭБа, определившая в качестве приоритетов отрасли догоняющего и опережающего развития, в которых Россия может быть мировым лидером.

Главными направлениями для инвестиций были объявлены:

  • инфраструктура,
  • инновации и высокие технологии,
  • поддержка несырьевого экспорта,
  • диверсификация ОПК на выпуск гражданской продукции,
  • промышленность высоких переделов.

2018 год ознаменовался назначением бывшего вице-премьера Игоря Шувалова на пост председателя ВЭБа и его преобразованием в госкорпорацию развития "ВЭБ.РФ" с наделением новыми полномочиями по организации и координации деятельности институтов развития.

В те годы ВЭБ столкнулся с большими проблемами: в 2017 году был получен рекордный убыток 287,7 млрд рублей, показатель эффективности деятельности (отношение затрат к доходам) был намного хуже, чем в среднем у коммерческих банков в России. "ВЭБ.РФ" был "назначен" одним из ключевых исполнителей нацпроектов и задач, поставленных майским указом президента, и надо было им соответствовать. Штат сотрудников по всей группе был снижен с восьми до трех тысяч, проведена оптимизация дочерних компаний, с тем чтобы снизить бюрократические барьеры и создать условия для горизонтального взаимодействия внутри команды.

Игорь Шувалов видит задачу возглавляемой им корпорации в эффективной реализации крупных инвестиционных проектов в тех приоритетных сферах, которые обозначены правительством.

Для их финансирования привлекаются как бюджетные, так и частные средства. На каждый рубль, вложенный "ВЭБ.РФ", приходится примерно 2,5 рубля частных инвестиций.

Среди 200 проектов в портфеле можно назвать такие, как:

  • создание 21 танкера на судоверфи "Звезда" в Приморском крае,
  • строительство газохимического коплекса в Ленинградской области,
  • обновление общественного транспорта в Твери.

В этом году совместно с корпорациями "Ростех" и "Росатом" заключено соглашение о строительстве 25 заводов по энергетической утилизации твёрдых коммунальных отходов. В прошлом году была запущена "Фабрика проектного финансирования", которая работает через привлечение заёмных банковских средств, синдицированных через транши для снижения рисков участников проекта. "ВЭБ.РФ" объявил об амбициозных планах: направить в экономику до 2024 года до 3 трлн рублей, а вместе с партнёрами — до 10 трлн.

Правда, если послушать критиков "ВЭБ.РФ", то не всё так безоблачно. Уже пятый год из последних шести госкорпорация закончила с убытком.

Интернет-издание Finfanz.ru сообщило о том, что в прошлом году "ВЭБ.РФ" получил 100 млрд рублей субсидий из федерального бюджета и отчитался о чистом убытке на 52,8 млрд рублей ("Из ВЭБа исчезли все выделенные государством деньги", 28.03.2020). Кроме того, сообщается, что в 2018 году правительство утвердило "новую инвестиционную декларацию банка, в которой разрешило ему ещё три года показывать убытки".

К национальным целям, а не собственному процветанию

Информация о некоторых контурах грядущей оптимизации институтов развития вызывает противоречивую реакцию в среде политиков и экономистов.

Одни призывают установить какие-то новые параметры для определения эффективности всей системы ИР, изменить механизм предоставления бюджетных ресурсов с опорой на экономическое обоснование, начать системную работу по переходу к эффективному цифровому управлению, сокращать раздутые штаты и неэффективные расходы объединяемых структур. Шутка ли, за всё время существования многочисленных организаций развития потрачено порядка 5 трлн рублей! При этом наблюдалась абсурдная ситуация: достаточно высокие расходы на собственное "процветание" при незначительном вкладе в создание механизмов роста в инвестиционной, инновационной и цифровой сферах.

Другие эксперты хотят видеть структуру институтов развития более подвижной и менее бюрократизированной, чтобы они быстрее реагировали на меняющуюся рыночную конъюнктуру и на изменения ситуации в экономике. Необходимо создать единые, унифицированные механизмы управления институтами, устранить пересечения их функций с органами власти и коммерческими компаниями, а также подчинить их деятельность национальным целям развития.

Между тем в ВЭБ уже дали понять, что планируют "оптимизацию численности" персонала. Как стало известно, глава госкорпорации Игорь Шувалов "участвовал на всех этапах разработки сценария преобразований".

Руководитель центра макроэкономического анализа, главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова уверена, что Шувалову будет под силу поставить под контроль немалое количество разных ИР. Огромный опыт работы во властных структурах позволит ему скоординировать работу институтов развития с деятельностью, видением правительства.

Является ли намеченная оптимизация реакцией на вызовы дня или она одна из составных частей более долгосрочного стратегического плана?

Можно сделать вывод, что правительство передаёт "ВЭБ.РФ" часть фактических полномочий, видимо, с расчётом на инициирование дальнейших внутренних изменений в системе ИР, согласно общей установке на "сервисный подход" в деятельности власти.

В любом случае, если реформа поможет модернизировать систему управления институтами и более эффективно расходовать бюджетные средства, то это будет большим успехом.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен