Коронавирус сильнее глобализма. После пандемии туда дороги нет

Возникновение новой реальности — большое преувеличение или факт? Как мы докатились до нынешней жизни? Почему, разрушив собственную экономику, свободно пускаем к себе всех желающих, а сами продолжаем зависеть от совершенно непредсказуемых цен на нефть? Как нам соскочить с сырьевой иглы? Будет ли наконец проявлена пресловутая политическая воля? В каком направлении надо двигаться? Какой путь диктует коронавирус? На все эти и многие другие вопросы главного редактора "Правда.Ру" Инны Новиковой ответил доктор экономических наук, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.

Читайте начало интервью:

Что ждет Россию после пандемии

Переживет ли Россия Ковид при феодальном капитализме

Руслан Гринберг о примитивизации структуры экономики и нынешнем окне возможностей

Нет худа без добра

— Руслан Семенович, в "славное" лихое время построения капитализма у нас были разрушены многие отрасли промышленности и вся экономика была доведена до плачевного состояния. Сейчас что-то восстановлено, но далеко не все. А теперь снова пришел кризис — теперь коронавирусный. Что делать? Как жить-то дальше?

— Разруха — все-таки в прошлом. А если говорить о будущем, теперь как раз есть окна возможностей, которые создает эта самая пандемия, пресловутая корона. Я имею в виду, что мы должны теперь больше ориентироваться на свои собственные производства и в некоторой степени на соседей.

По всему миру происходит отказ от гиперглобализации. Мы возвращаемся к себе. У нас появились возможности более реально сотрудничать со странами бывшего СССР, которые тоже мучаются от примитивизации своих экономик. Здесь возможности возникают. Нет худа без добра. Всегда так бывает. И в этом направлении можно было бы сделать очень много хорошего.

— Всегда нет худа без добра. Но ведь даже если вдруг возникнет политическая воля к этому движению, наша экономика зависит от доллара. Как недавно сказал Силуанов, если бы у нас была конвертируемая валюта, мы бы тогда всем денег раздали, а так не можем. Американцы и европейцы раздают, потому что они могут печатать, а мы — извините…

Волатильность рубля и безразличие Центрального банка

— Это — точно как в поговорке: "в огороде бузина, а в Киеве дядька". На самом деле проблема не в том, что наша валюта конвертируемая или не конвертируемая.

Проблема в том, что она у нас — волатильная. А что значит волатильная? — На русском языке это значит…

— Болтает ее в разные стороны.

— Вот, правильно вы сказали. — Болтательная. Уже даже начались разговоры, что как хорошо, что экономика в последние дни росла, шло укрепление рубля, цены на нефть растут, все замечательно…

А потом — после китайского заявления сразу опять заговорили, что в экономике не очень хорошо, значит, спрос на нефть будет хуже, опять начинаются терзания. И опять сразу же на рубль-полтора доллар подорожал. Но так невозможно жить в рыночной экономике.

Уж лучше тогда иметь ту экономику, которая была в моей юности, когда доллар стоил от 60 до 90 копеек. Хотя на самом деле один доллар стоил четыре рубля. Один мой приятель сел в тюрьму за то, что поменял 800 рублей на 200 долларов недалеко от "Националя".

Но нынешняя волатильность рубля и безразличие (практически официальная линия) Центрального банка к динамике валютного курса печалит очень сильно, поскольку никакие бизнес-планы в такой ситуации не могут даже составляться, тем более быть реализованы в принципе. Тем более, мы очень связаны с мировым рынком и по импорту, и по экспорту. Это — тоже крайне важно.

А когда вы не знаете, что будет с вашей валютой даже завтра, ничего планировать невозможно даже на самое ближайшее время. Все может неожиданно измениться, даже совершенно перевернуться просто в один момент. Прямо сейчас! Это же ни в одной другой более или менее нормальной стране просто невозможно. А я считаю, что наша еще — более или менее нормальная. Все-таки среди более чем 200 стран, мы — где-то на 70-м месте, это — неплохо. Лучше середина.

Принципиальная основа — уход от нефтяной зависимости

Переход к свободному курсу очень часто приводит к тому, что национальная валюта перестает плавать и тонет. А мы всегда зависимы от цены на нефть. Поэтому уход от нефтяной зависимости — это принципиальная основа. Все остальное как-нибудь выживет. Как-то, конечно, власть должна помочь, большинству отраслей. Будь то прямые выплаты, непрямые выплаты. Какие-то предприятия преждевременно умрут, к сожалению. Но так всегда происходит.

Принципиально, что сама экономическая система не предполагает одновременно иметь две вещи.

  • Во-первых, сырьевую структуру, когда вы напрямую плотно зависите от цен мирового рынка.
  • А с другой стороны, вы как взрослый открыли свой рынок для товаров и услуг, да еще и для денег, когда деньги могут туда-сюда переходить. Конечно же, в этой ситуации вы всегда должны ожидать скачков или провалов своей национальной валюты.

Я в этом вижу самую большую сложность теперешней ситуации, потому что здесь нельзя обойтись какими-то мерами косметического характера.

Придется что-то решать, делать какой-то выбор. А вы говорите, нужно проявить политическую волю. Это — интересный, но самый постоянный вопрос. Ведь всегда самая главная история у нас — будет ли политическая воля.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Плохие новости! Что ждет Россию после пандемии?