Нефтяная игла коварно скрывалась в организме бюджета

Что происходит с нефтью? Почему нам уже долгие годы твердили, что Россия слезла с нефтяной иглы, а тут — такой прокол? Возможно ли диверсифицировать экономику во время всеобщего карантина и кризиса потребления? Способно ли строительство стать драйвером развития? Как на все это влияет эпидемия коронавируса? Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии Pravda.ru рассказал российский политический технолог и политический деятель Константин Калачев.

Читайте начало интервью:

Меры против коронавируса могут стать хуже эпидемии

Константин Калачев о самоизоляции, карантине, штрафах и режиме ЧС

Разноликий COVID-19

— Константин Эдуардович, цена нефти сильно и, похоже, надолго упала. Для России это еще одна огромная проблема, впридачу к кризису и коронавирусному карантину. Хотя есть профицит бюджета и фонды-копилочки. Что со всем этим делать?

— Да, нефть — кормилица, нефть — матушка. А ничего здесь сделать сейчас уже невозможно, потому что в условиях пандемии самолеты не летают, машины ездят меньше, потребление энергоносителей падает даже за счет этого. Экономики китайская, американская и прочие идут вниз, потребление энергоносителей падает.

Опять на нефтяные грабли

На самом деле есть политическая составляющая в этой истории борьбы за рынки сбыта. Проще всего, конечно, перевести стрелки на Сечина, сказать, что это он обрушил цены на нефть.

Кстати, я сомневаюсь в его прогностической способности, потому что он обещал, что к концу года нефть установится на 60 долларах за баррель. Это невозможно с учетом последнего прогноза ОПЕК.

Сокращение спроса на нефть будет продолжаться. Поэтому ОПЕК считает, что к концу года спрос упадет на 7-10 процентов. А уж цена 60 долларов за баррель — очень, очень и очень маловероятна, и господин Сечин здесь явно выдавал желаемое за действительность. Но не он виноват в том, что падает спрос и потребление.

Коронавирус потянул за собой в том числе и нефтянку, а нефтянка в России тянет за собой все остальное, потому что мы — страна не диверсифицированная, наша зависимость от экспорта энергоносителей — запредельная.

Китай уже прекратил закупать газ, и "Сила Сибири" встала. Беларусь покупает нефть в Норвегии, потому что дешевле. И у России будет сейчас покупать совсем не по тем ценам, за которые они вели такие баталии, а уже гораздо ниже.

Совершенно очевидно, что уже наступила новая реальность. Обычно говорят, что кризис дает новые возможности. Давайте посмотрим, подумаем, в очередной раз поговорим про диверсификацию нашей экономики.

Варианты диверсификации

Проблема в том, что диверсификации экономики предполагает либо внутренний спрос, а значит, людям надо давать деньги, чтобы они что-то покупали, либо поиск новых ниш и новых рынков сбыта, что в современном мире не так просто.

Быстро можно развиваться, конечно, в части IT, но я не думаю, что мы в этом так уж конкурентоспособны. Наша экономика останется зависимой от экспорта сырья. А именно в данный момент, когда практически на все спрос упал, вообще ничего нового запускать нет смысла.

Что уж тут говорить — по одежке придется подтягивать ножки и затягивать пояса.

Для американцев то, что происходит на нефтяном рынке, не так страшно. Конечно, пострадает сланцевая нефтедобыча, но зато рядовые американцы будут покупать бензин дешевле, соответственно, их благосостояние не падает, а растет.

А у нас даже на этом кризисе люди не получают таких простых, казалось бы, вещей, как снижение цен на бензин. Потому что наши нефтяники будут компенсировать выпадающие доходы, естественно, за счет собственных граждан. Вот это все, безусловно, печально.

Прогноз по рынку нефти — неблагоприятный, ситуация в ближайшее время улучшаться не будет. Может быть, хотя бы это заставит кого-то задуматься про потерянные тучные годы, когда нефтяные и газовые доходы могли нам дать возможность развиваться. Но их либо отложили в кубышку, либо проели.

— Действительно была возможность вкладывать в инфраструктуру и реальное производство, развивать технологичные отрасли, но к сожалению, этого не было сделано.

— Теперь предлагается строительство в качестве локомотива экономики. То, что 16-м году сказал Лесин, Владимир Владимирович Путин воспроизвел буквально на днях.

Но насчет строительства как локомотива экономики у меня сразу же возникает самый элементарный вопрос: а что строить-то? Вот недалеко от меня бизнес-центр 10 лет никак не могут достроить по одной простой причине — нет спроса. А сейчас — после разрушительного для всей экономике карантина — он появится что ли?…

Может быть, жилье? Они посчитали сколько людей готовы в него вкладывать? Вышли мы из кризиса, у людей деньги на новые квартиры есть, вырастет спрос жилье или нет? — Очень и очень сомнительно, особенно сейчас, когда вообще все встало… Если у кого-то запасы и были, то многие их уже проели.

Но власти сейчас говорят, что строительство — это наш новый философский камень, новый драйвер развития нашей страны. Стройка могла бы стать драйвером развития нашей страны раньше, где-то лет 10 — 15 назад, когда действительно было достаточно много денег. Этот момент опять же давно упущен.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Работает ли гражданское общество во время пандемии?