Зачем слово "кризис" заменили на "коронавирус"

Коронавирус не собирается останавливаться. Всё больше границ закрывается, всё больше людей уходят на карантин. Какое-то время назад ВОЗ объявила о начале пандемии COVID-19. Почему так важно это заявление? Какова ситуация с коронавирусом сейчас? Коронавирус поразил глобальную экономику, или кризис разразился бы в любом случае?

Необычная неделя с Инной Новиковой и Василием Колташовым

Нефть и рубль упали на дно: кто на самом деле виноват? Для России настали не самые лучшие времена — будут ли протесты и социальные взрывы? Валентина Терешкова предложила обнулить президентские сроки Владимира Путина — президент согласился. Все эти и многие другие актуальные вопросы в прямом эфире видеостудии "Правды.Ру" обсудили главный редактор Инна Новикова и экономист, левый публицист, писатель, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Слово "кризис" заменили на "вирус"

— Василий Георгиевич, коронавирус стал не просто главной мировой темой, но уже просто вселенским кошмаром. Вот уже и по всей Москве вводится карантин, были разговоры, а теперь появляются сообщения СМИ, что надо ехать закупать продукты, потому что скоро все будет закрыто, магазины перестанут работать и так далее. Что же такое вообще происходит с нашей планетой? Она останавливается, сильнее вертится или просто закрывается, защищаясь от человечества?

— Разговоры про то, что надо запасать продукты, я слышал не так давно — в 2014 году…

— А я — в 91-м.

— Ну это тоже понятно. В 14-м году это было в последний раз, продолжалось и в 15-16-е годы, когда мировую экономику накрыла вторая волна глобального кризиса. Она очень сильно ударила по России, Китаю, Бразилии, по экономикам поменьше, и тогда тоже доходило до того, что список для запасов был большой:

  • тушенка,
  • гречка,
  • соль,
  • спички.

Но это все, конечно, не имеет никакого отношения к тому, что надо запасаться, потому что в реальности мы имеем дело сейчас с новой волной экономического кризиса.

Первая волна была в 2008–2009 годах, ее остановили, потом пришла вторая волна — с конца 2013 года до весны-лета 16-го года. А 2020 год начался с третьей волны того же кризиса.

Было уже два сильных рывка вниз на рынке нефти, было уже несколько волн биржевого падения. Последняя волна прошла совсем недавно — в Соединенных Штатах упал рынок ценных бумаг, и американские власти активизировали денежную эмиссию, чтобы поддержать финансовую систему. То есть — помимо вируса, есть еще кризис.

— Эти процессы как-то связаны между собой или нет?

— Да, просто слово "кризис" теперь говорить не политкорректно, поэтому теперь говорят "вирус". И все события пытаются объяснить вирусом, представив дело так, будто бы падение рынка происходит из-за вируса, хотя в реальности это не так.

— Ведь от ОРВИ умирает гораздо больше людей, чем от коронавируса.

— Коронавирус, как говорят врачи и биологи, это и есть ОРВИ, просто коронавирусов очень много, в данном случае речь идет об одном из вариантов. Причем, на мой взгляд, нет твердой уверенности в том, что этот вариант — самый страшный.

— Он — совсем нестрашный, от него смертность гораздо меньше, чем при ОРВИ, не говоря уже про грипп и пневмонию. Хотя в Сети ходят какие-то страшные сообщения о том, что это — убойное биологическое оружие, в котором умудрились соединить 50 других вирусов. Даже депутата Госдумы, прилетевшего из Италии, бронетранспортерами блокировали. Что за безумие происходит?

— Значит, вирус — отдельно, экономический кризис — отдельно.

— Они просто совпали?

— Да. И политическое использование вируса — тоже отдельно.

— Политическое или экономическое тоже?

— Политическое. Экономического использования особо никакого, в этом плане это политически мотивировано.

Рынки должны были упасть, потому что спекулянты ждали этого падения на протяжении нескольких лет.

Загадка вируса кроется в китайской ситуации

— Но рынки всегда, наверно, ждут падения?

Нет, конечно, нет. В данном случае были пузыри на рынке недвижимости многих стран, пузырь на фондовом рынке США, мировые цены на нефть поднялись. И они уже спускались потихонечку. Пиковая позиция была в 2018 году. Мы сходили, сходили, пока осенью 2019 года не случились теракты на нефтепроводах Саудовской Аравии.

И тогда цены на нефть подскочили еще раз. И испортили настроение спекулянтам, потому что вся экономика была подготовлена для того, чтобы перейти в состояние кризиса. Для спекулянтов здесь интерес в первую очередь сыграть против валют некоторых стран, например, против русского рубля.

Я знаю, что и при 67 рублях за доллар некоторые выходили, потому что не могли уже дождаться этого момента. То есть экономические события должны были произойти сами по себе.

А вирус появился почти отдельно. Потому что на самом деле загадка вируса кроется в китайской ситуации.

И для того, чтобы понять, почему коронавирус оказался таким важным, по сути, стал символом 2020 года и останется таковым на протяжении всей истории человечества, нужно разбираться, что происходило в Китае. Ситуацию с вирусом в Китае рынки использовали только как сигнал к тому, чтобы падать.

Вот и китайцы не могли признать, что они находятся в ситуации экономического кризиса, поэтому вирус для них оказался очень удобным поводом сказать, что предприятия закрыты не потому, что склады их полны, а заказов недостаточно. Налицо — кризис перепроизводства, классический, про который писал Маркс в XIX веке еще. Удобнее было сказать, что возникла опасная эпидемиологическая ситуация и власти вынуждены принять чрезвычайные меры.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...