Нерадужные перспективы экономического роста

Задача ускорения экономического роста ВВП России стала тем крепким орешком, который многие у нас пытаются расколоть, но лишь ломают себе зубы. Недавняя перетряска правительства — лишнее тому подтверждение. Амбициозный шестилетний план по выводу страны в пятёрку крупнейших экономик мира и двукратному снижению уровня бедности, как того требует майский указ президента, призван мобилизовать на передовые рубежи более решительных и прозорливых игроков. Не факт, что именно такие оказались в обойме. Но дорогу осилит идущий.

Что происходит с российской экономикой? // Полный анализ от экономиста

Если темпы роста экономики в 2018 году оценивались в 2,3%, то в прошлом году — всего 1,3%, что не может не вызвать разочарования у одних и справедливого гнева у других. Ведь намечено было уже к 2020 году превысить среднемировой уровень, а это больше 3 процентов. На недавнем совещании по экономическим вопросам президент Владимир Путин отметил:

"Наша общая главная задача сделать более основательным, качественным и устойчивым экономический рост, в том числе с учётом факторов внешних вызовов и рисков… Скажу очевидную, но очень важную, принципиальную вещь. Высокий темп экономического роста — это базовое условие для успешного социального развития, создания новых рабочих мест, повышения реальных доходов российских семей, а значит, и для позитивных демографических изменений, которые так необходимы России".

Справедливости ради следует отметить, что и у всей мировой экономики перспективы не самые радужные. Как считают эксперты МВФ, она в состоянии "синхронного замедления". Так, экономика Евросоюза с показателем 1,2% роста за 2019 даже чуть отстаёт от России. В целом, в МВФ ожидают, что экономики развитых стран в 2019 и 2020 годах снизят свои темпы до 1,7%. Главный экономист фонда Гита Гопинат винит в этом торговые войны и напряженность в геополитической сфере. В этом году добавился ещё один негативный фактор — эпидемия коронавируса.

Как ускорить темпы экономического роста России - варианты

Рецептов повышения темпов экономического роста в России хоть отбавляй. Руководитель Счётной палаты Алексей Кудрин называет такие факторы, как:

  • трудовые ресурсы,
  • инвестиции,
  • производительность труда,
  • а также более активную интеграцию в мировую экономику.

Главными вызовами для российской экономики он считает технологическое отставание и неэффективность госсектора.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина считает альфой и омегой экономических свершений удержание в узде инфляции.

"Стабильность макроэкономических показателей наряду с развитием финансовой инфраструктуры, валютного рынка создают условия для развития самой экономики", — утверждает она.

Министр финансов Антон Силуанов возлагает надежды на то, что начнут работать национальные проекты, согласно которым за период с 2019 по 2024 годы огромные средства — 25,7 триллионов рублей — должны израсходовать на инфраструктуру, строительство дорог, экологическую и демографическую политику.

Первый вице-премьер Андрей Белоусов предлагает снизить процентную ставку Центробанка до 5% для удешевления кредитов предприятиям, улучшить инвестиционный климат за счёт запуска "регуляторной гильотины", то есть снижения административной нагрузки на предпринимателей, и сделать современные технологии более доступными для бизнеса.

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин, говоря о важных шагах, которые позволят добиться увеличения темпов роста ВВП, отметил:

"Первое — это расширение потребительского спроса с помощью мер социального пакета, формирование дополнительного спроса на российские машины и оборудование как в рамках национальных проектов, так и с программой импортозамещения, которую мы планируем продолжать. Также — увеличение экспортных поставок несырьевых и неэнергетических товаров".

Понятно, что деньги — это кровь экономики, без кредитования и инвестиций в реальный сектор о росте можно забыть. Вопрос — есть ли эти средства? Говоря о накопленных резервах, президент Владимир Путин назвал цифры 125 миллиардов долларов в Фонде национального благосостояния и международные резервы 560 миллиардов. Снижение ставки рефинансирования Центробанком в феврале этого года до 6% было вполне ожидаемым. Хотя бы потому, что уровень инфляции у нас беспрецедентно низкий — меньше трёх процентов.

Российская финансовая система страдает

Сюрпризом для многих экспертов стало заявление Эльвиры Набиуллиной об "относительно высокой вероятности снижения ставки на следующем заседании". Многие эксперты и предпринимательские круги восприняли это как "голубиный" сигнал о наступлении долгожданного смягчения денежно-кредитной политики. Как бы то ни было, экономист Сергей Глазьев не стесняется в выражениях, когда это касается политики наших денежных властей. Он считает, что они с помощью Центробанка превратили российскую финансовую систему в "дойную корову" для мирового капитала за счёт искусственного завышения доходности рынка. Экономист Глазьев в сердцах восклицает:

"Спросите у любого разумного человека, если у вас лишние доходы, вы можете положить их на депозит под хотя бы 3 процента годовых. А зачем вам брать в долг при этом под 10 процентов годовых? Это же абсурд, любой человек скажет: ну, это что-то с головой не в порядке".

Как гром среди ясного неба грянула новость о том, что Минфин выкупает у Центробанка контрольный пакет акций Сбербанка за счёт средств Фонда национального благосостояния. Общая сумма сделки составит около 2,45 триллиона рублей, а платежи будут идти в течение трёх лет. Решение было продиктовано устранением конфликта интересов, когда Банк России выступал одновременно и владельцем, и регулятором крупнейшей кредитной организации в стране. Большая часть полученных от продажи средств должна вернуться обратно в государственный бюджет. Как утверждает министр финансов Антон Силуанов, планы по инвестированию ФНБ в инфраструктурные проекты не пострадают. Тем более что акции кредитной организации будут переданы в Фонд национального благосостояния, который может рассчитывать на сравнительно высокую доходность. В планах Сбербанка довести долю дивидендных выплат от чистой прибыли по МСФО в 2020 году до 50%.

В общем, денег в государственной "кубышке" найдётся с лихвой, весь вопрос в том, куда их направляют и как используют. Уже осенью прошлого года выявилась проблема с освоением средств, выделенных на нацпроекты: на конец сентября было израсходовано только 52% из заложенных в бюджет 1,75 триллионов рублей. "Полным безобразием" назвала это спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, затем критически высказался по этому вопросу и президент Владимир Путин:

"У нас нет цели истратить во что бы то ни стало эти деньги. Нам результат нужен от этих расходов. Результат, который должен выразиться в увеличении темпов экономического роста, в повышении производительности труда, в улучшении качества трудовых ресурсов".

Критика сверху, видимо, подстегнула исполнителей в регионах, и на конец года остались не освоенными лишь около 10 процентов средств.

Где зарыт камень?

Какие выводы напрашиваются даже после такого краткого анализа темы экономического роста в России? Проблема лежит всё-таки не в плоскости финансового дефицита, отсутствия развитой кредитно-банковской инфраструктуры, промышленного отставания или недостатка в трудовых ресурсах, а прежде всего в сфере государственного управления, излишнего администрирования и стереотипности мышления. Возьмём пример с достижениями отечественного ВПК, который за короткие сроки разработал оружие нового поколения:

  • морскую гиперзвуковую ракету "Циркон",
  • стратегический ракетный комплекс "Авангард",
  • авиационный комплекс "Кинжал",
  • ядерную подлодку-беспилотник,
  • боевые лазеры и даже крылатую ракету с ядерной энергетической установкой!

Значит, есть те светлые умы, которые смогли организовать работу, профинансировать, сконструировать и произвести эти высокотехнологичные изделия. Но мы что-то ничего не слышали о широком применении каких-то прорывных технологий в сфере гражданского производства.

Размышления о политике российских властей в сфере экономики вызывают в памяти слова из песни Владимира Высоцкого, где описываются беды человека, который "попал в чужую колею глубокую". Какие бы цели он ни намечал, выбраться из неё не может, так как "крутые скользкие края имеет эта колея". Инерционность мышления в русле либерально-монетаристской модели зачастую подавляет свежие идеи, не позволяет власть предержащим уйти от предубеждений и принимать смелые решения. И сколько времени нам понадобится, чтобы вырваться из наезженной колеи, никто пока сказать не может.