Минэкономразвития и минфин должны прийти к балансу

Чего ждать от нового правительства? Что из сказанного Михаилом Мишустиным уже внушает оптимизм? Почему в стране не было реальных инвестиций и не развивалась промышленность?

Почему нужен баланс в соотношении минэкономразвития и минфина? Почему нужно не только наполнять казну, но и вкладывать в развитие? Спасет ли ситуацию в России разделение финансового и экономического блоков в правительстве? Почему собирать налоги с бедных — не только грешно, но и глупо? 

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Минфин и минэкономразвития: что не так сделано?

— Дмитрий Анатольевич, вы говорили, что должно быть равновесие в соотношении двух ключевых министерств — минэкономразвития и минфина.

Министерство экономического развития — это расходы. Министерство финансов — это доходы.

Главная задача — накопить, сложить в кубышку и как можно меньше потратить. И поскольку минфин доминировал, то у нас средства лежали мертвым грузом, а на развитие практически ничего не шло.

— Потому что никому не отдать — это и есть задача министерства финансов. Но именно для того, чтобы карась не дремал, и существует щука. 

Министерство экономического развития должно в правительстве пробивать затраты на экономику, потому что затраты государства — это и есть инвестиции.

Это один из видов инвестиций. Даже затраты на оборону — это тоже инвестиции в оборонно-промышленный комплекс, следовательно, в экономику и развитие в целом.

— Но поскольку рулил минфин, у нас постоянно оказывался профицитный бюджет. Всегда какая-то огромная сумма зависала, никуда не тратилась. А ведь затраты на образование — это инвестиции в будущее.

— Это уже следующее.

В силу того, что равновесия не было, наша система все больше и больше напоминала скупого рыцаря… В результате — отсутствие роста экономики.

Потому что рост экономики в условиях, когда мы только складываем в казну, но не вкладываем в дело, просто невозможен, потому что невозможен рост экономики без денег.

Особенно страдала региональная экономика.

Федеральная экономика все-таки живет бюджетом. Крупная промышленность в какой-то мере финансируется государством, оборонными заказами и т. д. А чем живет региональная экономика? Страна большая, регионы не сливаются в одну экономику просто так, механически, как, например, в Голландии.

Зачем заботиться о штанах дяди Васи

И экономика в конечном счете живет, простите, покупателем — тем же дядей Васей. А если у дяди Васи денег нет, то строить местное производство, не рассчитанное на продажу в ВПК, на продажу за рубеж нефти и газа, нет смысла. Экономика может рассчитывать только на продажу штанов, но это просто невозможно, потому что у дяди Васи денег нет.

Он новые штаны покупать не пойдет, потому что не на что. У нас уже в области покупки продуктов питания иногда сбои начинаются, а уж в области покупки товаров потребления — еще хуже. Еда — последнее, от чего отказываются.

В этих условиях низкий уровень жизни означает, что региональная экономика не может развиваться в принципе.

Почему нет снижения налогов

— Но при этом еще оказалось, что огромная сумма не потрачена на социальные программы. И никому за это отвечать не придется… Просто отставка правительства — и все.

— Можно было бы налоги снизить.

Кстати, очень хорошая была идея, по-моему, месяц назад кто-то высказал: давайте не брать налоги с бедных.

— Вот это все-таки спорная идея. Как определить, кто бедный?

— Это один вопрос.

Но другой вопрос, когда вы берете налоги с бедных, у которых легальные доходы маленькие, у вас КПД очень маленький. Потому что администрирование этих налогов стоит столько же, сколько администрирование налогов с богатых. А доходы, извините, совсем не те.

Также проблема, что не должно быть теневых доходов. Наверное, нужно усиливать ответственность за это. Но если у человека реально доходы маленькие, брать с него налоги глупо, просто глупо. Я не говорю о том, прилично или неприлично, справедливо или несправедливо. Это глупо.

Именно поэтому в других странах с бедных налоги не берут. Не потому, что бедных любят, а потому, что нет смысла тараканов-то ловить.

— Нельзя помочь бедному стать богаче?

— Чтобы помочь бедному стать богаче, в это надо вложиться. А мы все деньги в бюджет сложили...

Минфин и минэкономразвития: как должно быть?

— И сидим этим довольные...

— Да. Правда, с другой стороны — и слава богу, что не освоены. Освоить — мы легко освоим, мы любую сумму освоим. Только дай. Только толку-то от этого?…

В том-то и дело, что минфин (он в этом не виноват, это его задача) оценивает только сам процесс освоения — потратили или не потратили. А минэкономразвития должно дать справку об эффективности этого освоения: куда мы их потратили — реально ли на дело потратили или по карманам разнесли.

А так вы грузовик подгоните к казначейству, люди увезут без проблем.

Или, например, плохо собираемые налоги. Ребята, надо посчитать, может быть, дешевле отменить этот вид налогов, а ввести какие-то другие.

— Да уж куда вводить? И так у нас достаточно жесткая налоговая нагрузка.

— Но они же постоянно кричат, что денег нет. Но, может быть, тогда не там и не так собирают. И, может быть, сначала надо вложиться, чтобы было с кого собирать?…

— У меня такое ощущение, что как раз при Мишустине собираемость налогов выросла в разы. И говорить о том, что у нас сейчас плохо собираются налоги, неправильно.

— Что мне понравилось в речи Мишустина в Госдуме — он говорил о том, что надо вложить деньги в развитие производства. Потому что другого способа борьбы с бедностью мы не найдем.

— Золотые слова. Только что же раньше-то не вкладывали деньги?

— Но уже хорошо, что он сразу сказал, что надо вкладывать в развитие. Будем надеяться, что хоть в этом курс изменится.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев