Владелец "Тольяттиазота" собрался судиться с РФ

На днях в российских СМИ было опубликовано интервью совладельца ПАО "Тольяттиазот" Сергея Махлая под заголовком: «Сергей Махлай: "Я намерен подавать иск в ЕСПЧ, если апелляция оставит приговор без изменений"». Речь идет об апелляционном решении Самарского областного суда, который 26 ноября оставил в силе обвинительный приговор Комсомольского районного суда, вынесенный 5 июля 2019 года. Согласно приговору, мажоритарные акционеры завода Сергей Махлай, его отец Владимир Махлай, бывший гендиректор "ТоАЗа" Евгений Королев, а также зарубежные партнеры осужденных — Эндрю Циви и Беат Рупрехт — признаны виновными в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Суд обязал их возместить ущерб "Тольяттиазоту" и его миноритарным акционерам в размере 87 млрд рублей.

Надо сказать, что Сергей Махлай не часто радует общественность своими комментариями и интервью, но каждый раз у читателя, хоть сколько-то знакомого с состоянием дел на "Тольяттиазоте", возникает недоумение по поводу того, насколько запросто Махлай по всем признакам пытается выдать желаемое за действительное, подменяя факты вымыслом. Не стало исключением и это последнее интервью, которое было специально приурочено к вынесению решения по апелляции. Складывается впечатление, что задачей его стало попугать суд, выгородить себя и перевести стрелки на "рейдеров", которые задумали отобрать у него завод.

С первых же слов интервью Махлай называет себя "патриотом своей страны" и при этом заявляет, что намерен привлечь в Европейский суд в качестве ответчика Российскую Федерацию, которая якобы попрала его права и должна будет возместить Махлаю ущерб. Поэтому, скорее всего, "патриотизм" Махлая носит звездно-полосатый облик.

Он перебрался в США в 1994 году (а не в 2015, как утверждает), поехав на учебу в университет Северной Каролины, и остается там до сих пор. Сегодня он гражданин США и, судя по всему, имеет несколько паспортов, выданных на имя Sergei Makhlai, затем Serge Makligh и George Mack, что чаще всего свидетельствует о намерениях уклонения от уплаты налогов.

Примечательна и фотография, выбранная им самим для публикации. Точнее, фон этого снимка, на котором можно видеть географическую карту мира, напечатанную по стандартам, принятым в США — Северная и Южная Америки здесь находятся в центральной диспозиции.

В интервью С. Махлай говорит: "Фокус внимания при инвестировании у меня сосредоточен на России". Однако реальность такова, что около 80% продукции "Тольяттиазота" идет на экспорт, при этом продается по заниженным ценам, видимо, не без аффилированных компаний-посредников: последние реализуют продукцию уже по рыночным ценам и генерируют существенную маржу, которая получается владельцами "ТоАЗа". Тем самым может систематически занижаться прибыль и сумма налогов, которые поступают в российскую казну. Впрочем, похоже, уклоняется от уплаты налогов Махлай и на своей новой родине, поскольку зарегистрировал свои американские компании на Карибах, и доходы, получаемые им от "Тольяттиазота", не декларирует. Не исключено, что в ближайшее время его нелегальными доходами заинтересуются налоговые и правоохранительные органы США.

"Мы реализуем проект по строительству и запуску в эксплуатацию нового портового терминала в Краснодарском крае, который существенно укрепит экспортные возможности России на южном направлении", — утверждает Махлай, а инвестиции, направленные "ТоАЗом" в строительство порта в Тамани, по его словам, дадут "ощутимый бюджетный и налоговый эффект для края".

Правда, тут он забывает ответить на следующие вопросы: а не отозвано ли разрешение на строительство терминала администрацией Краснодарского края и не там ли нет никакого строительства уже более десяти лет? Более того, судя по всему, часть сооружений построена без разрешения, а часть — вообще на землях, принадлежащих другим лицам, и по решению суда все постройки "терминала" подлежат сносу. Очевидно, что ждать от такого проекта "укрепления экспортных возможностей России" и даже малейшего "бюджетного и налогового эффекта" невозможно.

Что это? Откровенная ложь или Махлая обманывают его же менеджеры, подсовывая фальсифицированные бюджеты и отчеты? Куда тогда направляются эти деньги, которые якобы вкладываются в порт?

Говоря о производственных показателях "Тольяттиазота", Махлай явно кривит душой. За время работы на "ТоАЗе" ни разу не было проведено существенной модернизации производства. Проектные мощности завода по причине постоянных поломок недозагружены на 15-20%: рассчитанный на выпуск 3 млн тонн аммиака и 1 млн тонн карбамида в год, "ТоАЗ" выпускает в среднем 2,4-2,5 млн и 600 тысяч соответственно. Впрочем, по-другому обветшавшее оборудование завода работать и не может. На соответствующем низком уровне находится и состояние промышленной безопасности на предприятии. Осенью 2019 года проверки федерального и Средне-Поволжского управления Ростехнадзора выявили несколько сотен грубых нарушений, многие из которых угрожают жизни и здоровью людей.

Кстати, по пока не нашедшей подтверждения информации из Комсомольского районного суда Тольятти, где рассматриваются дела о нарушениях "ТоАЗа" в области промбезопасности, Ростехнадзор уже обратился в суд с заявлением о дисквалификации руководящих работников завода и приостановке работы отдельных узлов и агрегатов в связи с крайне высокими рисками техногенных аварий.

Дальше в интервью С. Махлай переходит к обсуждению уголовного дела и называет решение суда "абсурдным". "Как владелец бизнеса может украсть сам у себя?" - задается вопросом Махлай. И тут кроется ошибочная позиция С. Махлая и других осужденных по делу "Тольяттиазота", которые отождествляют себя с предприятием, акционерами которого являются. Однако, в соответствии с законом РФ "Об акционерных обществах" и Гражданским кодексом РФ, имущество акционерного общества и его доходы принадлежат обществу, а не его акционерам. Акционеры обладают только правами на участие в распределении прибыли общества и на участие в управлении обществом. А распоряжались акционеры имуществом ПАО "Тольяттиазот" исключительно в своих интересах, а не в интересах предприятия. Нарушались при этом и права государства, которое недополучало налоги с прибыли. Факты занижения "ТоАЗом" прибыли и уклонения от уплаты налогов зафиксированы вступившими в силу решениями арбитражных судов. По ним завод обязали доплатить 2,5 млрд руб. налогов вместе со штрафами и пени.

Упоминая свой "вынужденный отъезд из России" из-за возбужденных уголовных дел, Махлай говорит, что "планов жить за пределами России у него никогда не было". Однако факт остается фактом: С. Махлай по доброй воле покинул страну в 1994 году, когда еще никаких уголовных дел не было, и с тех пор проживает в США. "Возможности говорить с представителями государства и озвучивать правду я был лишен", - утверждает Махлай. Как раз эти переживания можно легко исправить. Ничто не мешало и не мешает Сергею Махлаю приехать на родину, выступать в суде и "озвучивать правду".

В своем интервью Сергей Махлай несколько раз упоминает владельца "Уралхима" Дмитрия Мазепина, которому "предприятие ["ТоАЗ"] нужно, чтобы повесить на него огромные кредиты". Но замалчивает те факты, что он вместе с другими совладельцами "Тольяттиазота" ежегодно "вешает" на предприятие кредиты "Тольяттихимбанка", который на 100% принадлежит ему же самому. Эти кредиты исчисляются сотнями миллионов рублей в год. По сути, предприятие живет в долг, не имея собственных оборотных средств. Своей выручкой за продажу продукции на экспорт предприятие не распоряжается: похоже, что, оседая на счетах "Толяьттихимбанка", она частично обналичивается и идет на коррупционные цели, а частично выдается "ТоАЗу" в виде кредитов, которые тот еще и должен возвращать.

Не упоминает Махлай и 9-летний 200-миллионный кредит в евро от синдиката швейцарских банков, якобы взятый на постройку третьего агрегата карбамида, по условиям которого финансирование предоставляется под залог продукции предприятия, то есть в ближайшие годы "ТоАЗ" будет работать на выплату по этому кредиту. А вот куда в действительности пойдут заемные деньги — большой вопрос. Работы по постройке агрегата карбамида не ведутся уже несколько лет. Вполне возможно, что никакого третьего агрегата по производству карбамида так и не будет построено, а средства будут просто присвоены офшорами, через которые мажоритарные акционеры контролируют "Тольяттиазот".

Махлай в своем интервью сетует, что "любого предпринимателя, который занимается импортно-экспортными поставками, его конкуренты по этой схеме легко смогут посадить на 8-9 лет". И тут он недалек от истины — в том смысле, что любой предприниматель, реализующий мошеннические схемы вывода денег при осуществлении экспортно-импортных операций, согласно Уголовному кодексу РФ, может быть осужден на срок до 10 лет. Правда, определяет степень вины и принимает решение о строгости наказания в России все-таки суд, а не конкуренты. Именно Комсомольский районный суд в июне 2019 года заочно приговорил Сергея Махлая и других фигурантов дела к 8,5-9 годам лишения свободы и обязал вернуть предприятию ущерб в размере 77 миллиардов рублей.

Несмотря на решение суда, все сегодня понимают, что точку в этом деле пока ставить рано. Понимает это и Сергей Махлай, назвавший себя гражданином и патриотом, говорящий о национально ориентированном бизнесе в России. Будучи осужденным по тяжкой уголовной статье, находясь в международном розыске, он собирается подавать иск в Европейский суд по правам человека, где ответчиком будет выступать не юридическое или физическое лицо, а государство — та самая Россия, о любви и тоске к которой Сергей Махлай уже долгие годы говорит, находясь на безопасном расстоянии.

Впрочем, в ЕСПЧ "околопатриота" Махлая может ждать глубокое разочарование, ведь в ходе рассмотрения дела в суде могут обязательно всплыть многочисленные факты "деятельности" группы: хищения значительной части выручки и нелегальный вывод из "ТоАЗа" дорогостоящих производственных активов, отмывание денежных средств, полученных через сеть офшоров, многолетняя коррупционная деятельность, уклонение от уплаты налогов в России и США.