Евгений Гильбо: в российской власти плохие бухгалтера

Каково сейчас состояние экономики и бюджета Российской Федерации? Почему на надо верить официальной статистике? Чем вообще отличаются бедный и богатый человек? А богатая страна от бедной? Почему богатым считаются те, у кого есть кредиты? И почему несмотря на профицит российского бюджета денег ни на что не хватает?


Богатый сегодня тот, у кого есть ДОЛГИ – Евгений Гильбо

Обо всем этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал международный консультант по организационному развитию корпораций, бизнес-консультант Евгений Гильбо.

Читайте начало интервью:

Евгений Гильбо о системном кризисе российской экономики

Эксперт предсказал крах нефтегазовой отрасли России

Евгений Гильбо: санкции против России — выдумка СМИ

— Евгений Витальевич, в недавнем выступлении президент России сказал, что бюджет будет профицитный. Если послушать наших руководителей, у нас ситуация достаточно стабильная. Действительно внешний долг России близок к нулю. Вы говорите, что здесь только нефтегазовые компании, и то они уже исчерпывают свои ресурсы. Но на Петербургском экономическом форуме было представлено огромное количество успешных компаний разных отраслей…

— Как вы думаете, чем отличается бедный человек от богатого?

— Много чем отличается. Например, богатый человек видит проблему и как-то решает ее, бедный человек не знает, как проблемы решать, наверное. Хотя есть еще очень много отличий, но главное — в голове, а даже не в кошельке.

— У экономистов есть другой критерий. У бедного человека есть сбережения, у богатого человека есть долги. Соответственно, в современном мире богатый человек — это тот, у которого есть кредит. Потому что ему дают в долг. И он берет кредиты, потому что сегодня вести бизнес можно только на заемные средства. Поэтому, если у тебя есть кредит, ты — богатый человек. Если у тебя кредита нет, а есть сбережения, ты — бедный человек.

Значит, если мы с этой точки зрения посмотрим, что произошло с Российской Федерацией за последнее время, то будет совсем другая картина. Некоторое время назад у нее были довольно приличные внешние заимствования, то есть у нее был хороший кредит. Богатой Российская Федерация, конечно, не была, потому что у нее еще были сбережения, называемые резервами.

С тех пор мы видим рост резервов и уменьшение долга. То есть Российской Федерации никто больше не дает в долг, соответственно, приходится отдавать старые долги, новые кредиты, соответственно, не дают. Поэтому Российская Федерация беднеет и беднеет. Это первое, что нужно очень хорошо понимать.

Но точно так же нужно еще понимать отличие метрополии от колонии, потому что у метрополии всегда торговый баланс в дефиците, а у колонии — в профиците. Потому что метрополия всегда ввозит материальных ресурсов больше, чем вывозит, а колония вывозит больше, чем ввозит. Это тоже нужно понимать как признак, но это по торговле.

Если мы посмотрим на то, что происходит в России, то можно ли говорить о профиците бюджета как о чем-то хорошем? Власти говорят — да. Но задайте тогда вопрос, если у вас такой профицит бюджета (это чисто бухгалтерское понятие), то почему вы пенсии сокращаете? Если у вас есть лишние деньги, вы можете вложить их в экономику, направить на решение каких-то нацпроектов, на то же повышение пенсии.

Соответственно, на то, чтобы не уничтожать здравоохранение, как-то дать ему немножечко вздохнуть перед смертью и т. д. Можно же потратить эти деньги, но их не тратят. Есть профицит бюджета. Но что это такое? Дело в том, что бюджет как бухгалтерская величина уже давно оторвался от экономики и ничего не отражает.

Значит, для того чтобы понять, что происходит с экономикой, мы должны ознакомиться с содержанием своего кошелька, кошелька знакомых вам людей и, соответственно, с состоянием тех бизнесов, с которыми вы как-то соприкасаетесь, и посмотреть на их финансовое состояние. Просто спросите, как у тебя сейчас дела, и вы услышите нечто, после чего пойдете глотать валидол.

По себе и своим знакомым вы тоже знаете, что реальные доходы сильно уменьшились и сокращаются дальше. Это реалии жизни. Понятно, что можно, поменяв начальника Госкомстата, сказать, что идет рост, а не падение, просто занизив инфляцию, а что-то где-то наоборот — добавить. И в результате получится, что есть рост, потому что номинальные вычисления всегда дадут рост, если не делать поправку на инфляцию. Соответственно, можно это делать.

Опять же, можно чисто по-бухгалтерски показать, что в бюджете есть деньги. Все равно мне это напоминает историю, как генерал инспектирует какую-то часть и спрашивает: "Ну, как, солдатики, кормят вас хорошо?" Солдатики отвечают: "Хорошо кормят, еще остается!" — "А что с остатками-то делаете?" — "Так доедаем, еще и не хватает…"

Вот примерно то же самое происходит с профицитом бюджета. Ну а что делать с этим профицитом, на что его потратить? Ну вот на то потратим, и еще не хватит… То есть, грубо говоря, для того чтобы решить стоящие перед страной текущие проблемы (я уж не говорю о чем-то перспективном, но хотя бы вот те, которые нужны для затыкания дырок в текущем году), этих денег не хватит. Вот и все.

Читайте продолжение интервью:

Евгений Гильбо: проблемы народ России выбрал себе сам

Евгений Гильбо о фашизации и преследованиях меньшинств

Западный социолог о конфликтах на постсоветском пространстве

Евгений Гильбо предсказал коллапс российской государственности

Евгений Гильбо: Россия предложила Белоруссии самоубиться

США на грани гражданской войны

В России бюджетники-иждивенцы стали паразитами

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев