Как бюрократов приблизить к народу?

Есть ли выход из ухудшающейся в России социально-политической и экономической ситуации без массовых посадок и расстрелов? А с какого числа их можно считать массовыми? Как чиновников из бюрократов переквалифицировать в слуги народа? На эти и многие другие вопросы обозревателя "Правды.Ру" Саида Гафурова ответил руководитель Лаборатории сравнительного анализа социально-экономических систем экономического факультета МГУ имени Ломоносова Андрей Колганов.


Недовольная Россия: экономика протеста

— Андрей Иванович, как можно чиновников-бюрократов приблизить к народу, заставить работать?

— Для того, чтобы их вместо пустого перекладывания бумажек заставить реально работать и приблизить к людям, нужны действенные каналы и механизмы, которые позволяют людям влиять на этого бюрократа. Нужно сделать так, чтобы этот бюрократ перед людьми был ответственен.

— Вы сказали, что профицит бюджета-2018 — с одной стороны, это хорошо. А с другой стороны?…

— Да, а с другой стороны, конечно, проблема в том, что этот профицит возникает в условиях, когда есть масса нерешенных проблем. Например, Пенсионный фонд. Но дело не только в нем, конечно, а в первую очередь в развитии экономики. И вот с развитием у нас дело обстоит очень плохо. И как раз на развитие экономики средств нам всегда остро не хватает.

— Вы про то, что финансисты называют "финансовая ликвидность"? Действительно, кредит сейчас промышленникам дают под очень приличный процент, под шесть процентов не взять никак, кроме специальных программ.

— Да, кроме специальных программ. Но у нас специальные программы в основном в "оборонке" действуют, под пять процентов кредиты дают. Чисто экономических программ очень мало. Ну, что-то там сельскому хозяйству немножко отщипывают…

— Есть разделение на кредитно-денежную, налоговую и бюджетную политику. Может быть, оно искусственное, может — нет. Вы видите проблему в соотношении кредитно-денежной, налоговой и бюджетной политики?

— Я вижу проблему в том, что ни та, ни другая, никакая не эффективны.

— По отдельности или в комплексе?

— И по отдельности, и в комплексе.

— А почему?

— Боюсь, что дело здесь в стратегических установках власти или, если угодно, в отсутствии таких стратегических установок.

— То есть власть считает, что кредитно-денежная политика, и налоговая, и бюджетная, не должны быть целелогичными и целенаправленными? Но она же ставит задачи…

— Давайте посмотрим на реальность. Что значит "ставит задачи"? Поговорить о задачах — это одно, поставить задачу — совсем другое. Стратегия заключается не только в том, чтобы указать на цель, но и в том, чтобы определить средства для ее достижения, причем реально годные, действенные средства. Вот это стратегия.

Когда взаимосвязки цели и средств ее достижения нет, это никакая не стратегия, а только разговор о желаемом. Вот эти разговоры о желаемом мы и слышим уже больше 25 лет. А стратегии мы до сих пор не видим. И такое впечатление, что власть на деле стратегией совершенно не озабочена, ей и так хорошо.

— Лесин (российский государственный деятель и медиаменеджер. — Ред.) говорил, что невозможно любить цели и ненавидеть средства ее достижения. Вот представьте себе, что власть дает жесткую цель, скажем, сделать рубль самой крепкой валютой в мире. Но к этому надо идти через массовые расстрелы и посадки. Это будет нормально? А можно ли решить наши коррупционно-бюрократические и связанные с этим экономические проблемы без таких жестких мер?

— Я думаю, что экономические проблемы вообще через массовые расстрелы и посадки не решаются. Когда массовые расстрелы и посадки происходят, они сильно вредят экономическому развитию. Мы уже проходили это в нашей истории.

— Но развитие было невиданное. А Сингапур это проходил сравнительно недавно, и очень даже неплохо они живут.

— Дело в том, что здесь нет прямой взаимосвязи, косвенная есть, конечно. Иногда, да, для того, чтобы создать действенную систему управления и организации общества, приходится кого-то сажать и даже стрелять.

— В Китае расстреливают коррупционеров.

— Да, тех, кто мешает. Но это не массовые расстрелы и посадки.

— Там ежегодно почти тысячу коррупционеров расстреливают. А у нас Сталин вообще вводил мораторий на смертную казнь.

— Да, вводил, некоторое время вводил.

— То есть бюджет 2018 года все-таки хорошо исполнен и вообще у нас хороший бюджет? Хорошо у нас в бюджетной сфере или плохо? И что нужно сделать?

— Бюджетная сфера — это одна сплошная проблема как по доходам, так и по расходам.

— И?..

— И ее надо менять.

— Каким образом?

— Во-первых, я считаю, что решение наших экономических проблем без увеличения объема бюджетных доходов и расходов невозможно.

Бузгалин говорит, что у нас огромная доля (хотя меньше, чем в Скандинавии) средств, перераспределенных через бюджет.

— У нас примерно такая же доля, как в Соединенных Штатах.

— Ну и что, еще больше надо увеличивать?

— Надо больше. Надо больше, потому что у нас не такие проблемы в экономике, как в Соединенных Штатах. У нас очень глубокие проблемы, которые без очень радикальных экономических решений преодолеть невозможно.

— То есть надо менять бюджетный кодекс?

— Надо менять бюджетный курс и с точки зрения формирования бюджетных доходов увеличивать налоговую нагрузку, но не на бизнес, не на предпринимателей, а на личные доходы.

— Вот Вы согласны платить больше 13 процентов?

— Я согласен, чтобы те, кто имеет сверхвысокие доходы, платили больше 13 процентов, а те, кто имеет низкие доходы, платили меньше 13 процентов.

Беседовал Саид Гафуров

Подготовил Юрий Кондратьев

Источник фото: www.freestockphotos.biz

Смотрите и читайте также:

Протестные настроения в России: экономический аспект. ВИДЕО

В России накапливается протестный потенциал

"Экономика России не развивается и даже деградирует"