Экономическая война между Китаем и США: кто кого?

Почему Китаю понравилось, что США объявили его врагом номер один? Как Китай продвигался к мировому лидерству? И как США нанесли ответный удар в глобальной экономической борьбе? На эти и многие другие вопросы "Правде.Ру" в программе "Точка зрения" ответил руководитель Школы востоковедения, президент Федерации шаолиньских боевых искусств НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

— Алексей Александрович, в этом году — впервые в американских военных доктринах — Китай был объявлен угрозой номер один для США? То есть раньше были мы и международный терроризм, а сейчас — мы уже третьи по счету, а первый — Китай.

— Да.

— В Пекине это заметили?

— Еще как заметили. И, как ни странно, естественно, они официально возмутились, сказали, что это безобразие, была даже целая статья в "Жэньминь жибао", то есть официальная реакция была предсказуема. Но меня есть сильное подозрение, что им понравилось. Потому что…

— …льстит самолюбию?

— Конечно! Потому что США, которые обычно не замечали никого, вдруг говорят: Китай — это угроза номер один. И, честно говоря, Китай и есть для них угроза номер один.

Ни одна другая страна по большому счету не может угрожать США, кроме Китая. В военной доктрине США речь же идет не только о военной безопасности, но и о кибербезопасности, о финансовой безопасности, о том, что Китай — это единственная страна, которая может нанести удар по США не только военными средствами.

И вот то, что сейчас делает Трамп, все антикитайские действия — это, по сути, борьба за будущее американской цивилизации. Главная задача Трампа — остановить рост Китая.

Пока Китай был такой дешевой страной, где покупались и продавались товары, куда ездили туристы отдыхать в хороших дешевых гостиницах, который производил для всех стран мира ширпотреб, это никого не волновало.

Как только Китай заявляет свою концепцию, которая называется "Сделано в Китае — 2025" (это концепция вывода высоких технологий за рубеж), становится понятно, что Китай начинает угрожать основам США.

Как только Китай начинает разрабатывать свою финансовую систему, начинаются угрозы США, в этот момент США и вводит все эти санкции.

— Что думают, как относятся члены Постоянного комитета китайского Политбюро к глобальной политэкономии? Ведь Китай занял совершенно шикарное место с огромным количеством преимуществ в глобальной долларовой экономике. И вместе с тем поставлена цель достичь многовалютности и дистанцироваться от доллара. Китай будет стараться сохранить такой мировой уклад или целенаправленно будет его разрушать?

— Я думаю, что Китай, во-первых, чувствует себя действительно уютно. Потому что он очень хорошо понимает, как пользоваться такой ситуацией. Но долларовая экономика — это не китайская модель. Это — американская модель, поэтому пока Китай сам не печатает доллары, он в любом случае зависит от США.

— Но если ему и так здорово, то пусть они печатают, несут риски, а им хорошо.

— И это раньше было нормально. Но это не дает другим странам контролировать мир, потому что мир контролируется через доллар, хотим мы того или нет. И вот, судя по всему, Китай последовательно проводит свой план.

Сначала расползтись своей промышленностью по миру, то есть вывести промышленность из Китая за рубежи. Китай покупал и покупает большие активы в Европе и Латинской Америке, и тем более в Юго-Восточной Азии.

И как только Китай выйдет мощно за рубежи, как Америка когда-то выходила, скупая активы за рубежом, вот после этого Китай наверняка должен был двигать юань вперед в качестве даже не резервной второй валюты, а параллельной валюты. И тогда это было бы переключение с американской модели на китайскую модель.

Но вот в этот момент нанесли удар мировые регуляторы. Простой пример: вы заработали в Китае миллионы долларов как иностранец и решили перевести их в Россию. Вы переводите их через корсчет, который находится в Банке США. А Банк США говорит Банку Китая: "Ребята, мы вас любим, у нас нет претензий к вашим счетам, но мы в Россию не переводим, потому что Россия — под санкциями".

И оказывается, что это влияет на торговлю. Поэтому Китай понимает, что пока он подключен к доллару, является заложником всей этой системы, всех этих американских корсчетов.

И в этом плане Китай, — если бы не было трамповских санкций против него (хотя формально это — не санкции, а тарифная война, но в реальности это санкции), — лет через 10-15 подвинул бы американскую модель.

Ведь еще год назад говорили, что Китай по ВВП почти достиг США — там либо вторая, либо уже первая экономика. Но сейчас мы видим, что у Китая появляются большие проблемы. Парадокс в том, что китайская экономика, которая в несколько раз больше, чем российская, оказалась психологически не готова к этим проблемам.

Потому что Китай жил за счет экспорта, прежде всего в США и Европу. Россия, если не брать в расчет нефть и газ, особо за счет экспорта не жила. А для Китая это оказалось очень серьезным ударом.

В Америке они зарабатывали очень много. Объемы рынков иранского, российского и других не сопоставимы с американским. Главная проблема в том, что Китаю теперь некуда сбрасывать свои товары.

Беседовал Саид Гафуров

Подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Как и зачем в Китае реформировали армию

Зачем Китаю собственный интернет?