Рейтинги, которые могут убить

В сентябре Генеральная Ассамблея ООН совместно с Евросоюзом намерена обсудить влияние международных рейтинговых агентств на мировой экономический кризис. Об этом на исходе мая заявил глава Генассамблеи Вук Еремич. Разговоры о злокозненной деятельности агентств ходят уже давно, но впервые расследование будет проводиться на столь высоком уровне.


Apple "отгрыз" у США десятки миллиардов

Похоже, поведение рейтинговых агентств, частенько выносящих свои вердикты вопреки хоть относительно вменяемой логике, допекло политиков окончательно. Глава Генеральной Ассамблеи ООН, сербский дипломат Вук Еремич, после недавнего визита к своим брюссельским коллегам, сообщил белградскому агентству ТАНЮГ, что в сентябре Генеральная Ассамблея ООН и Евросоюз намерены совместно обсудить роль ведущих международных рейтинговых агентств в нарастании кризисных явлений в мировой экономике.

На сентябрьском саммите дипломаты собираются выслушать мнение экспертов-экономистов. Уже не первый год эксперты обращают внимание на монстров рейтинга и уверенно заявляют, что их неосторожные оценки кредитной способности различных организаций, стран и даже регионов, прямо влияют на усиление мирового финансового кризиса. В Евросоюзе уже прислушались к такой оценке роли ведущих рейтинговых агентств и ужесточили правила использования международных кредитных рейтингов. Европейские финорганизации теперь обязаны усилить собственные механизмы оценки кредитного риска, дабы не зависеть полностью от мнения сторонних экспертов.

Читайте также: Прогнозы по Индии полны контрастов

Со своей стороны страны БРИКС на мартовском саммите в Дурбане также приняли решение основать собственное рейтинговое агентство, которое давало бы прогнозы, свободные от влияния мнения мировых авторитетов. Кстати, основой этой организации уже может стать альянс трех агентств России, Китая и США, созданный еще в октябре прошлого года. По словам главы китайского участника альянса, агентства Dagong, Гуань Цзяньчжуна, миссией новой организации должна стать в т. ч. и помощь в становлении "независимой глобальной рейтинговой регулирующей системы".

Возникает вопрос, почему политики вдруг так ополчились на экспертов, которые, казалось бы, всего лишь делают свою работу — анализируют текущее состояние тех или иных организаций, государств и т. п. И на основе этого анализа делают некоторый прогноз на будущее — только и всего. Нет ли в негодовании политиков стремления переложить ответственность за свои ошибки на чужие плечи?

Как и многое другое, рейтинговые агентства появились на свет достаточно случайно. В середине XIX в. в США бурными темпами развивался рынок железнодорожных перевозок. Компании росли как грибы, какие-то выживали и развивались, какие-то быстро исчезали с горизонта. Поскольку железные дороги — удовольствие дорогое, компании занимали деньги не только в банках, но и вообще у всех, кто мог и готов был в них инвестировать. Но как отличить тех, кто выживет и вернет долг сторицей, от тех, кто завтра вылетит в паровозную трубу? Ситуация осложнялась огромным количеством мошенников, и не думавших заниматься железными дорогами, а просто исчезавших с деньгами вкладчиков, как только набиралась порядочная сумма.

В такой вот обстановке издателю отраслевого журнала "American Railroad Journal" Генри Пуру пришла в голову идея проанализировать состояние железнодорожных компаний страны. Разработав подробный опросник и разослав его компаниям, Генри впоследствии опубликовал полученные результаты со своими комментариями. Будучи юристом и финансистом, Пур хорошо знал отрасль — его брат Джон сам владел железнодорожной компанией и строил дороги в штате Мэн (журнал, кстати, тоже принадлежал ему). А будучи, очевидно, человеком нелицеприятным, Генри весьма язвительно отзывался о тех, кто прислал откровенно липовые данные или просто отказался отвечать.

Успех затеи превзошел все ожидания. Несмотря на стоимость экземпляра журнала, сопоставимую с затратами на недельную аренду комнаты в Нью-Йорке, тираж разлетелся вмиг. Главными читателями и поклонниками Пура оказались европейские банки. Главными — поскольку в XIX в., в отличие от нашего времени, именно у них были сосредоточены основные капиталы, но при этом из-за океана отличить мошенника от перспективного бизнесмена было куда сложнее, чем на месте. Получив в руки такой инструмент, как список Пура, да еще с квалифицированными комментариями, европейские банкиры ринулись инвестировать в американские железные дороги.

Читайте также: Регионы: от двоечников до отличников

Именно это, более чем популярность среди читателей, повлияло в итоге на жизнеспособность идеи Пура. Сообразив, что честность и открытость способны сами по себе приносить деньги, они начали прилагать определенные усилия, чтобы добиться благосклонного комментария к своей отчетности. Таким образом, к началу XX века, когда начал формироваться фондовый рынок, технология рейтингования и его практическая польза были уже понятны в общих чертах. Пур вместе с сыном организовали, пожалуй, первое рейтинговое агентство (ныне известное как Standard & Poor's). В 1900 г. по его стопам пошел Джон Муди (Moody's), а в 1913г. — Джон Фитч (Fitch Ratings).

Несмотря на столь долгую историю, рейтинговые агентства до конца 80-х годов прошлого века, по сути, оставались локальным феноменом США. Лишь к концу двадцатого века, параллельно с развитием глобализации, формированием единого валютно-финансового рынка, развитием информационно-коммуникационных технологий, рейтинговые агентства оказались востребованы в мировом масштабе. И тут начались странности.

Многим памятно поведение крупнейших рейтинговых агентств, которые перед кризисом 2008 г., начавшегося с обрушения американского рынка деривативов (вторичных-третичных — и т. п. ценных бумаг) до упора держали высшие рейтинги надежности американских ипотечных банков, основных владельцев этих самых деривативов. Но есть примеры и посвежее. На днях разгорелся лютый скандал, инициированный главой авторитетнейшего агентства Fitch. Суть его примерно такова: в Fitch обратились представители очень богатой конторы с просьбой присвоить высший рейтинг некоему сомнительному объекту. Но, то ли сумма показалась агентству недостойной, то ли уж очень паленым запахло, но в Fitch от предложения отказались. А вот в других агентствах — согласились. "Мы наблюдаем сделки, по которым присваиваются более высокие рейтинги, чем есть на самом деле. Если это будет продолжаться в том же духе, то скоро ситуация ухудшится, потому что каждый раз агентства будут понижать стандарты качества оценки", — сетуют теперь в Fitch.

В деятельность экспертов очевидным образом вмешалась "невидимая рука рынка". Если Пур мог позволить себе роскошь быть абсолютно независимым от щедрот тех, кого рейтинговал в хвост и в гриву, то ныне агентства в основном присваивают рейтинги по обращению заказчиков (в ряде стран компании обязаны получать рейтинг по закону) и за их средства. В общем — кто девушку ужинает, того и тапки. Да, капитал рейтинговых агентств — их репутация предсказателей, но, если заказчик готов предложить серьезную сумму, репутация отходит на второй план. Любой каприз за ваши деньги.

Читайте также: Бразилия мечтает вернуться к росту

А иногда — и не за деньги. Эксперты и политологи все чаще обвиняют "большую тройку": Moody's, Fitch Ratings и Standard & Poor's в том, что их рейтинги и прогнозы на удивление совпадают с текущим политическим курсом Белого дома. Причем, до такой степени, что в 2003 году правительство Германии обвинило американские рейтинговые агентства в намеренном занижении рейтинга страны из-за разногласий с Вашингтоном по поводу войны в Ираке. Когда же в 2011 г. на фоне жесточайшего кризиса Standard & Poor's отважилось снизить кредитный рейтинг США с наивысшего до просто высокого уровня, власти страны немедленно инициировали расследование деятельности агентства (с прицелом на слив инсайдерской информации, что по законам штатов грозит немалым тюремным сроком и солидным штрафом). Кончилось дело тем, что глава S&P Девен Шарма был вынужден уйти в отставку.

Так вот и получилось, что за сто-сто пятьдесят лет рейтинговые агентства из гидов фондового рынка и помощников инвестора превратились в инструмент политического и экономического давления. Печальнее всего то, что этот инструмент по преимуществу находится в одних руках — и предъявить агентствам формально нечего. Да, в списке международных правил для рейтинговых агентств, разработанных Базельским комитетом по банковскому надзору (международная структура, разрабатывающая стандарты банковской деятельности), три из пяти пунктов касаются требований объективности и независимости. Но формально, вся их аналитика и прогнозы — не более чем частное экспертное мнение, и кто же виноват, что инвесторы охотно к нему прислушиваются?

Конечно, проще всего было бы прямо запретить деятельность рейтинговых агентств, или, как это сделали в Евросоюзе, обязать инвесторов думать своей головой. Беда в том, что этот шаг в условиях уже очевидной глобализации способен вызвать снижение мобильности капиталов, сузить финансовые потоки и вызвать множество других, весьма неприятных проблем. Оттого попытка создать альтернативное, последовательно придерживающееся Базельских правил, международное рейтинговое агентство — как это сделали страны БРИКС — выглядит явно предпочтительнее.

Читайте самое актуальное в разделе: "Экономика"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google