Байкальский тупик: судоверфь вместо ЦБК

Близка к осуществлению полувековая мечта экологов: власти РФ заявили о решении прекратить работу Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. По словам иркутского губернатора Сергея Ерощенко, это должно произойти в течение 1,5-2,5 лет. Но активисты вновь бьют тревогу: на освобождающихся промышленных площадях может возникнуть судостроительная верфь.

Как и многие крупные предприятия, рожденные в СССР, Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат — детище оборонно-промышленного комплекса. Бумага была лишь вторичным продуктом работы предприятия, а в первой половине пятидесятых годов прошлого века, когда было принято решение о строительстве ЦБК, страна нуждалась в сверхпрочном целлюлозном корде. Не стоит полагать, что злые военные намеренно решили построить комбинат там, где он мог бы нанести максимальный урон райской природе Байкала. Просто применявшиеся в то время технологии производства целлюлозы для изготовления сверхпрочного авиашинного корда предполагали использование воды определенного и относительно постоянного химического состава — и в Байкале оказалось именно такая. А бескрайняя тайга по берегам озера гарантировала сырье для работы на много десятилетий вперед.

По крайней мере, так выглядели перспективы к июню 1954 года, когда было принято решение о создании комбината. Но строительство началось только в апреле 1960, а когда осенью 1966 года ЦБК был введен в строй, выяснилось, что за это время технологии ушли вперед, и производство авиационных шин перешло с целлюлозного корда на металлический. Байкальский комбинат, однако, не только не утратил своей актуальности, но и не вышел из-под опеки ВПК. Выяснилось, что в его продукции нуждается ракетостроение. Помимо беленой целлюлозы комбинат производит бумагу, скипидар-сырец и талловое масло. Но именно первый продукт обеспечивал львиную долю выручки предприятия, а по совместительству был и основным источником экологических проблем.

В производстве беленой целлюлозы используется хлор, полностью очистить от которого сточные воды предприятия невозможно. Пробовали перейти на замкнутый цикл — но оказалось, что и это нереально: образующиеся в технологическом процессе хлорные соединения накапливаются в используемом объеме воды и в итоге делают её непригодной к использованию. В итоге вся эта гадость льется в Байкал. Но и помимо хлорных соединений, комбинат "обогащает" природу дальневосточной жемчужины невероятным количеством различной дряни — от диоксинов до нефтепродуктов и тяжелых металлов. Особо запальчивые активисты-экологи даже уверяют, что накопленных за время работы комбината отравляющих веществ хватило бы, чтобы отравить все население Земли. Накопленных в прямом смысле: за прошедшие полвека на полигонах Байкальского ЦБК скопились миллионы тонн жидких и твердых отходов.

Читайте также: Чаепития в Академии: Гибель Байкала - миф

Между тем, практическая целесообразность продолжения деятельности ЦБК именно на Байкале вызывает все больше сомнений. Практически все, что производит комбинат, можно производить в иных местах, не являющихся уникальными экосистемами. Более того — возможно, перенос производства будет не столь губителен для местной экологии в иных регионах: изношенное и морально устаревшее за полвека оборудование и инженерные системы ЦБК просто не допускают использования природосберегающих процессов. В случае же переноса производства — отчего бы и не использовать новейшие технологии? В частности, отбеливание той же целлюлозы не хлором, а кислородом, могло бы снять значительную часть претензий экологов. Основной же продукт ЦБК — вискозная целлюлоза, отнесенная к перечню стратегических материалов, по уверениям экологов, отечественным оборонно-промышленным комплексом не востребована.

Журнал "Эксперт" в августовской статье, посвященной перспективам Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, ссылается на мнение ученых Сибирского государственного технологического университета, считающих, что производимая комбинатом целлюлоза отличается невысоким качеством и российские потребители высококачественной целлюлозы перешли на продукцию Котласского ЦБК. В итоге, указывает автор материала, по данным ФНС РФ в 2009 году Байкальский ЦБК поставлял на внутренний рынок СНГ всего 1-2 процента своей продукции. А основная часть произведенной здесь вискозной целлюлозы прямиком отправлялась в Китай. Есть и другой парадокс, не менее странный, чем уничтожение уникальной природы Байкала в интересах китайского ВПК.

Наивысшие объемы токсичных сбросов пришлись на период с 1999 по 2007 годы, когда комбинат работал на полную мощность. В те времена основным собственником комбината была управляющая компания "Континенталь Менеджмент", входящая в холдинг "Базовый элемент" Олега Дерипаски. Однако, когда в 2008 году экологам удалось добиться перевода предприятия на замкнутый цикл производства и производство беленой целлюлозы — основного источника дохода — пришлось прекратить, Дерипаска быстро избавился от этого актива, а комбинат погрузился в череду банкротств. Причина проста: за почти десять лет олигарх не вложил ни копейки в модернизацию устаревшегооборудования и изменение технологии. Поэтому, лишившись возможности производить наиболее выгодный продукт, предприятие топором пошло на дно. Нынешние владельцы ЦБК, основным из которых является "Альфа-банк" Петра Авена, также не в состоянии предложить сколько-нибудь внятной программы реконструкции предприятия и обновления технологии.

 

В итоге с 2009 года работа комбината практически парализована, а штат рабочих сокращен до минимума. А в конце декабря 2012 г. "Известия" со ссылкой на слова вице-премьера Аркадия Дворковича, сообщили, что "вопрос о закрытии Байкальского ЦБК уже решен, а его окончательные сроки определят до лета 2013 года". Слова вице-премьера конкретизировал в своем интервью тем же "Известиям" губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко, уточнивший, что ликвидация комбината займет 1,5-2,5 года.

Однако прихлопнуть комбинат в одночасье, объявив его яко не бывшим, невозможно — это все же не какая-нибудь шиномонтажная мастерская. Прежде всего, начиная с первого дня, когда в тайге застучали топоры первых строителей и за прошедшие полвека, вокруг ЦБК вырос моногород — Байкальск — в котором сегодня живут около двух десятков тысяч россиян. Безальтернативная ликвидация комбината не только оставит большинство из них без средств к существованию, но и создаст серьезные коммунальные проблемы городу, чьи инженерные системы завязаны на ЦБК. Затем, не рассосется сама собой и экологическая проблема. Мало прекратить выбросы в атмосферу и в воды Байкала — предстоит как-то рекультивировать полигоны, хранящие в своих недрах миллионы тонн ядовитых веществ. Оставить их, как есть — опасно: комбинат вместе со своими полигонами зажат в относительно узком пространстве между озером Байкал и отрогами хребта Хамар-Дабан. Случись здесь сход селевого потока — и в озеро, по подсчетам ученых хлынет объем токсичных органических отходов, эквивалентный сбросу ЦБК за семьсот лет! Эту мину замедленного действия необходимо вывезти подальше от Байкала — но на это необходимо 50 лет и 17 миллиардов рублей.

Есть и другие варианты нейтрализации опасного наследия ЦБК — но и они не менее затратны. Представляется вполне разумным, что эти работы должны оплачиваться не только за счет федерального и областного бюджетов — но и, хотя бы в какой-то мере за счет частного бизнеса. Поиски компромиссного варианта, который позволил бы сохранить в Байкальске градообразующее производство, не наносящего катастрофического ущерба природе, шли десятилетиями. Еще в конце советского периода ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли Постановление "О мерах по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987–1995 годах", в соответствии с которым на ЦБК планировалось организовать мебельное производство. Уже в наше время предлагались различные идеи — от организации розлива бутилированой байкальской воды (для чего в регион всячески пытались заманить такого гиганта, как Coca-Сola) до организации на площадях ЦБК международного центра хранения данных для нужд IT-компаний.

Читайте также: В Сибири и на Дальнем Востоке построят БАМ-2

Однако, оценив масштабы рекультивации, сложность логистики, наличие конкуренции с дешевой китайской продукции, ставящей под сомнение рентабельность работы на рынке Сибири и Дальнего Востока любые иностранные инвесторы (включая производителя газировки и прочих напитков) убегали со всей возможной скоростью. А деятели IT-компаний, действительно нуждающиеся в площадках, подобных Байкальскому ЦБК, отчего-то предпочитают размещать свои серверы в северных европейских странах. Так, сообщает "Эксперт", новый дата-центр Google в городе Хамина (Финляндия) будет расположен как раз на базе бывшего ЦБК.

Но теперь, кажется, подходящий вариант все же нашелся. Как сообщил "Известиям" министр экономического развития и промышленности Иркутской области Руслан Ким, достигнуты предварительные договоренности о создании предприятия по строительству судоверфи на Байкале совместно с южнокорейскими компаниями Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering и Hyundai Heavy Industries. Предполагается, что в Байкальске разместиться сборочное производство и логистическо-распределительный центр, чему способствует выгодное географическое положение и энергоизбыточность региона. Экологи, впрочем, продолжают высказывать беспокойство. "Судостроение — если это не отверточная сборка, конечно, — это полный спектр производств: и металлообработка, и гальванические покрытия, не говоря уже об окраске и лакировании. Плюс неизбежные нефтепродукты. То есть широкий спектр загрязнений", — приводят "Известия" мнение директора Института водных проблем РАН Виктора Данилова-Данильяна.

Наиболее бескомпромиссных из защитников природы вообще устроил бы единственный вариант, при котором Байкал использовался не более, как курортный, туристически-рекреационный регион. В принципе, это вполне возможно — но, чтобы добиться этого, предстоит решить такую массу проблем, в сравнении с которыми перепрофилирование ЦБК кажется задачкой для начальной школы.

Читайте самое интересное в рубрике "Экономика"