Автор Правда.Ру

В России пишутся стихи…

Достаточно долго в России поэтические сборники выходили крайне редко. Сначала, после дарования литературной свободы россияне взахлеб читали то, что раньше невозможно было достать — Ахматову, Цветаеву, Бродского, Николая Гумилева, Осипа Мандельштама — переиздания выходили огромными тиражами, а рынок все не был насыщен.

Поэты читали поэтов. Потом было — чересчур тяжело — России было не до стихов. Сборники выходили крайне редко и раскупались с трудом. После российских запрещенных поэтов, читатель накинулся на запрещенную классику — весь Вийон, Бодлер, Аполлинер. Стихи современников казались чтением слишком тяжелым — читателю хватало газет и классиков —

Я самых известных поэтов на свете
Читаю при свете в своём туалете.
А самые лучшие строки на свете
Пишу не при свете на старой газете. (Владимир Терехов)


И только в последнее время стали появляться сборники хороших поэтов, которые не являются классиками, но чьи стихи интересуют читателя — вернулось время любовной лирики и гражданской поэзии.

На днях вышла книга "Покаянные дни" интересного автора, директора музея Н.А. Добролюбова в Нижнем Новгороде, заслуженного работника культуры России, члена Союза литераторов России Владимира Терехова.

Владимир Терехов участвовал в создании Пушкинского музея, музея поэта Бориса Корнилова в Семенове, музея академика Сахарова. Заслуженный работник культуры РФ. Автор книг "Без славы и денег"(1997г.), "Завтра будет бой" (1998г.), "Поэт Божью милостью"(1999г.), "Три часа свободы" (1999г.), "Русский монолог" (2000г.).

Поэзия Терехова — это исповедальная лирика с осмыслением себя в мире и мира в себе.
Судьба сурово жизни нить прядёт,
реальности земной груба основа:
всему свой век, свой срок и свой черёд,
прошедшему не повториться снова.
Но я по-прежнему чудес от жизни жду
и, что подвластна Богу вечность, верю.
Как ветер смерти по земле ни дуй,
ему не распахнуть все разом двери.
Пускай маячит вдалеке беда
и жало низости людской резвится...
Мне милостыню счастьем Бог подал:
сурова нить, но продолжает виться.


И камни стираются в прах,
Ничего под луною не вечно,
Но живём мы в разных мирах,
И эти миры бесконечны.
Нам на лунного света постель
Всем придётся когда-нибудь лечь,
Но оттуда всегда ждём вестей,
В вечность вера свята и беспечна.
Душ людских выгорает жнивьё,
Дуновением смерти овеян,
Хаос рядом, но память живёт,
Век недолог, но вечно мгновенье.

На фото: Владимир Терехов и Евгений Евтушенко

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Трамп рассказал Порошенко об ураганах, а Порошенко — как Украине хорошо живется под началом мудрого друга Дональда. Постыдились бы разыгрывать такую плохую сценку. Впрочем, стыдно — это не про них

Театр двух актеров: чем "блеснули" Трамп и Порошенко
Комментарии
Тесный круг госзакупок тюменского главврача Альберта Суфианова
Александр Новиков. Про Пугачеву, Киркорова, слизняков и жаб на эстраде
Тесный круг госзакупок тюменского главврача Альберта Суфианова
В Смоленском государственном медуниверситете разразился международный скандал
На телешоу "Голос" впервые прозвучал русский мат
Новый владелец НК "Бердяуш" раскрыл хищение в компании РЖД
Потомок Александра II: Путин — сильный и харизматичный лидер
"Яблоко" предлагает России смириться
Потомок Александра II: Путин — сильный и харизматичный лидер
Как немецкий орел чуть не клюнул британского льва
Гендерная несовместимость перестанет считаться психическим расстройством
Потомок Александра II: Путин — сильный и харизматичный лидер
Маск смоделировал видео "полета" космического корабля на Марс
Российская авиация ударила по боевикам в Идлибе
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Порошенко поставил подпись под новым законом об образовании
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Вашингтон отвергает свою причастность к гибели в Сирии российского генерала
Маккейн: Врачи дают мне мало шансов на выздоровление
Маккейн: Врачи дают мне мало шансов на выздоровление