Валерий Шанцев: все решают кадры и инвестиции

Каким образом Нижегородской области удалось в короткие сроки из дотационной перейти в лигу самодостаточных? В чем причина успешной практики привлечения как иностранных, так и отечественных инвестиций? Об этом губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев рассказал корреспонденту "Правды.Ру" в прямом эфире "Точка зрения".

Смотрите видео

— Нижегородская область с 2007 года входит в список из 12 самодостаточных с точки зрения финансирования регионов. Валерий Павлинович, за счет чего в Нижнем Новгороде смогли покинуть лигу дотационных?

— В основе своей это связано с созданием новой налогооблагаемой базы, которая формируется за счет модернизации действующего производственного потенциала и за счет строительства новых предприятий, производительных сил. Мы за последних 8 лет построили и реконструировали около двух тысяч предприятий — и малых, и средних, и крупных. Есть предприятия, у которых капитализация где-то около десятка миллионов долларов, а есть предприятия с капитализацией 1,5 миллиарда евро.

Если говорить по новым направлениям, по инновации, по инвестициям, то вот задача, которую поставил Владимир Владимирович Путин — создание 25 миллионов новых высокопроизводительных рабочих мест, мы в 2012 году прирост обеспечили таких высокопроизводительных мест на 53,4 процента при среднем росте по России 16 процентов.

— Нижегородская область часто упоминается, как регион, в который охотно идут инвесторы. Как этого удалось добиться?

— Самое главное в этом вопросе — это создание нормального, комфортного инвестиционного поля. То есть инвестор должен почувствовать, что в нем заинтересованы все, кто работает в регионе, в области, это и региональная власть, и муниципальная власть, и все, кто потребляет ту или иную продукцию. Там масса вопросов. Прежде всего, это географическое положение территории, логистика, сегодня это самое главное, что снижает себестоимость выпускаемой продукции, делает ее конкурентоспособной, прежде всего по цене.

Дальше идет компетенция рабочих и инженерных кадров, она есть или нет ее. А, прежде всего, идет работа регионального правительства, оно вообще устраняет барьеры или создает эти барьеры. А дальше муниципальная власть. Следующий момент — бюрократия, коррупция. Вот если это присутствует, то инвестор пугается. Если это отсутствует, инвестор не пугается, приходит.

— То есть коррупция и бюрократия у вас в Нижнем отсутствует?

— Мы этим занялись. Мы конечно далеки от утверждения того, что у нас нигде нет коррупции, нереально совершенно. Потому что таких людей во всем мире какой-то процент есть, а в основе своей честные и порядочные люди работают. Такие все равно попадаются, с ними надо бороться системно. Когда вот как по дороге едешь, у тебя светофор, есть зеленый свет, есть желтый, предупреждающий, а есть красный, запрещающий. Как только на красный проехал, все — штраф и наказание. Тоже самое должно быть и в системе работы с инвестором: вот это можно и нужно делать, а вот это нельзя.

— У вас в регионе есть такая система?

— Есть, она работает, это система в режиме одного окна. У нас инвестор приходит один раз, все остальное мы делаем сами и сами согласовываем все документы правоустанавливающие. Есть регламент, в том числе и временной. И вот мы часто встречаемся и проводим наши презентации, встречаемся в посольствах иностранных государств, здесь, в Москве, они приглашают деловых людей, мы приезжаем. В частности, в посольстве Бельгии, мне понравился такой разговор.

Когда я сделал доклад, один иностранец встает и говорит: "а как у вас обстоит дело с административными барьерами, они есть или у вас их нет?". Я ещё не успел ответить, встает представитель бельгийской компании "Данхис", которая у нас строит завод по производству теплового оборудования, и говорит: "вы не беспокойтесь, в этом регионе вас будут толкать, а не вы будете прыгать через барьеры. Вас толкать сзади будут, чтобы вы быстрее реализовали этот проект". Вот это самое главное.

Что за инвестиции, в какие именно отрасли идет бизнес?

— Все спрашивают, какие нужны инвестиции — маленькие, средние, крупные или московские, нижегородские, иностранные. Абсолютно все инвестиции нужны — и маленькие, и средние, и большие. Инвестиции не имеют ни национальности, ни какой-то географической привязки. Инвестиция — это единственный регулятор рыночной экономики. Если приходит потребительский спрос, приходят инвестиции, создают мощности, которые удовлетворяют этот спрос.

Уходит потребительский спрос, опять приходят инвестиции, перепрофилируют производство на новую продукцию, чтобы работать в новом секторе, где есть потребительский спрос. Другого регулятора нет. И если мы это понимаем, то мы должны соответствующим образом работать с инвестором. Инвестор — это главный человек в нашей экономике. Поэтому у нас сегодня достаточное количество известных инвесторов, это и компания "Либхер", и "Фольксваген", и "Шорт", и "Данхис", о котором я рассказывал.

— Сотрудничество с какими компаниями вы только начинаете или планируете?

— Если из крупных, которые ожидаются, мы заканчиваем в этом году монтаж оборудования и пусконаладочные работы на крупном предприятии по производству поливинилхлорида. Это 330 тысяч тонн поливинилхлорида в год, практически полное импортозамещение во всей России.

Сегодня Россия потребляет миллион тонн в год этого полуфабриката, который нужен 20 отраслям промышленности. Стройиндустрия — это оконные блоки, дверные блоки, линолеум, это и авиация, это и автомобилестроение, это медицинская промышленность, это легкая промышленность, искусственная кожа тоже делается из поливинилхлорида. Поэтому вот 400 тысяч тонн мы импортируем. Созданием этого завода, мы закрываем импорт и, это будет полностью наш внутренний полуфабрикат.

Капитализация этого проекта 56 миллиардов рублей, это почти 1,5 миллиарда долларов, миллиард евро. Это 450 новых высокопроизводительных рабочих мест плюс вокруг этого предприятия будут созданы предприятия, которые его будут обслуживать на аутсорсинге, это ещё три тысячи рабочих мест. Это и транспорт, и энергетика, и все то, что для любого производства нужно. Это один пример. Другой — это совместное предприятие нашего холдинга "Сибурт" с бельгийской компанией "Сальвей", которая по поливинилхлориду является лидером вообще в мире. Предприятие "Даниэли", тоже мы заканчиваем, скоро уже будет пробный пуск первой очереди.

Читайте также: Бизнес-саммит с вековыми традициями

Это итальянская фирма, которая выпускает оборудование для металлургического производства. У нас, к сожалению, металлургическое машиностроение в данный момент отсутствует практически, да и раньше его в таких крупных масштабах и хорошего качества не было. Все оборудование в основном поступало от этой фирмы, она тоже является лидером своей отрасли. В частности, мы у себя металлургический комбинат построили с оборудованием фирмы "Даниэли".

Уже заказ у нас есть из Ленинградской области на строительство металлургического производства, от многих других предприятий, которые модернизацию проводят. Первая очередь где-то миллиард 200 рублей, это 10 тысяч квадратных метров, корпус уже стоит, а начали создавать полтора года назад. Административный корпус стоит. А всего будет три очереди, будет построено 65 тысяч квадратных метров, и полный спектр оборудования будет выпускаться для металлургического машиностроительного комплекса с тем, чтобы нам его обновить и выпускать металлургическую продукцию высокого качества.

— А каков вообще объем иностранных инвестиций в Нижегородской области?

— Уже несколько лет подряд, мы в год имеем только иностранных инвестиций, больше миллиарда долларов. Это приобретение оборудования, строительство новых заводов, то есть это чистые материальные активы. А если с нашими, российскими инвестициями, то это где-то 260 миллиардов рублей в год. Поэтому это действительно наше будущее. Мы сейчас рассмотрели более 10 тысяч новых проектов, их капитализация около двух триллионов рублей.

— С какими трудностями вы сталкиваетесь при реализации этих проектов?

— Если посмотреть, материальная часть понятна, но одновременно с этим мы выясняем сегодня очень большую проблему — отсутствие кадров. Есть предприятие, есть портфель заказов, но с современными профессиями, которые необходимы, очень трудная ситуация. У нас уже на многих предприятиях нет универсалов: токарей, фрезеровщиков, как раньше, слесарей.

Нужны совершенно другие специальности: операторы станков с числовым программным управлением. Причем, каких станков? Многошпиндельные, высокооборотные, каждый станок заменяет полцеха. Раньше работали на универсальном оборудовании. А теперь мы говорим о ресурсных центрах. Соединяются бюджетные ресурсы федерации, региона и непосредственно самих бизнесменов, которые вкладываются в создание современного обучающего центра. Там симуляторы, имитаторы, которые позволяют в короткий срок с высоким качеством дать человеку нужную рыночную профессию. Кадры в современном индустриальном производстве важная тема.

— И какое место среди приоритетных тем отводиться вопросам молодых кадров в экономике?

— Молодежный аспект инвестиционной политики действительно существует. А как поддержать молодых, у которых есть только идеи, но нет капитализации. Бизнес-инкубаторы, технопарки, гранты и так далее, и так далее. А ещё есть социальная сфера, которая тоже должна работать на будущее. Ведь нам важно воспитать новое поколение здоровым, хорошо образованным и духовно богатым. Тогда этот человеческий капитал может обеспечить инвестиционный уклад экономики. Поэтому мы говорим о поддержке молодых специалистов социальной сферы — врачей, это учителей, работников культуры, организаторов из области спорта, физкультуры. Так как они работают на будущее.

— Какая поддержка предлагается им сегодня?

— После окончания высшего учебного заведения, если они идут работать в наши больницы, поликлиники, детские сады, школы, физкультурно-оздоровительный комплекс, учреждения культуры, предлагаем приобрести на льготных условиях квартиру или дом и второе — приобрести на льготных условиях автомобиль. Все спрашивают, а чего автомобиль-то? Но дело в том, что молодые люди провели обычно в крупных городах, в стенах университетов, от пяти до шести лет.

Они привыкли к городской жизни, они привыкли быть современными, хорошо информированными, подготовленными. И мы их отправляем за 200 километров в какой-то районный центр, где проживает восемь, десять, пятнадцать тысяч населения. Они все равно должны быть современной сельской интеллигенцией. У них должна быть возможность сесть в машину в субботу-воскресенье, поехать в город, сходить в театр, в музей, на дискотеку, пожить городской жизнью. Вернуться, войти в класс, войти в поликлинику, и чтобы люди сразу увидели, что они действительно принадлежат передовому классу на селе. Тогда это будет давать рост, потому что только хороший педагог может воспитать хорошего ученика. Поэтому мы сознательно эту поддержку оказываем. Уже четыре тысячи молодых специалистов по этой программе пришли работать в наши учреждения социальной сферы.

Читайте самое интересное в рубрике "Регионы"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


В. Шанцев: Приоритет — инвестиционная политика

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Тайна "Прометея": куда направлен ЗРК С-500
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Олег Денисенко: Высокоточное оружие позволяет дать адекватный отпор Украине
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Владельцев СМИ признают неблагонадежными из-за родственников за границей
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Боевая подводная лодка "Сан-Хуан" пропала у берегов Аргентины
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Уфолог разгадал план КНДР — взорвать США через вулкан
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине
Сестры из США, предсказавшие 11 сентября, дали прогноз на 2018 год
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Как воевать с "Черными дроздами"