Автор Правда.Ру

Они заглядывают на часок, а остаются навсегда

Поселок N. Пригород Ижевска. До осени 2001 года жизнь в этом местечке текла тихо и размеренно. Но однажды в поселок заехали несколько смуглых мужчин. Местным они сказали, что приехали из Молдавии и хотели бы купить участок земли, чтобы обосноваться здесь. Так в поселке поселился шумный цыганский табор.

Что нам стоит дом построить
К большому удивлению местных жителей, первый дом на голом участке земли вырос буквально за две недели. Основательные русские мужики, конечно, сомневаются в добротности цыганских изб, но все же. Вопреки обыкновению, цыгане не стали утруждать себя долгой и тяжелой заливкой фундамента. Они просто вкопали в землю четыре даже неотесанных бревна и потом стали обшивать их досками с внутренней и внешней стороны. Получившееся пространство между стенами набили опилками. Затем постелили пол, практически на землю, и закрыли крышу. Все, дом готов.

Таким же образом через две недели появился второй. А сегодня на участке в 30 соток стоит уже 5 домов. В то же время их соседи строятся уже десять лет и говорят, что будут строиться еще столько же. Причем речь идет об одном единственном доме.

Валя, она же Галя, она же Света
На купленном участке земли цыгане поселились целым родом. Это несколько семей с одной фамилией (в данном случае — Гаджиевы), связанных друг с другом близкими родственными узами. Старший в роду — войта по имени Петр. Кстати, у цыган, как правило, два имени: русское и цыганское. Женщины меж собой зовут друг друга Смуглянка, Чернявка, Березка и т.д. Для нас же они: Мария, Софья, Галина. Причем русские имена они постоянно меняют, забывая при этом, кем были на прошлой неделе.

Так, одна цыганка, представившись Галиной, попросила на день молоток у соседа дяди Гриши. Вернуть же его позабыла. А когда дядя Гриша пришел за своим молотком и попросил позвать Галину, ее родственники ответили ему, что Галин у них нет. Лишь после долгих описаний цыганка поняла о ком идет речь и во весь голос заорала:"Банджи, Банджи, иди сюда, к тебе пришли!"

Раз в месяц банный день
В народе есть такое понятие как "цыганская стирка" - когда одежду носят, не меняя, до полного загрязнения, а потом сжигают ее в костре. Может быть, это и правда. Но к Гаджиевым не относится. Постельное белье, детская и взрослая одежда постоянно висит у них на заборах.

Удивительным кажется, что в хозяйстве из пяти домов нет ни одной бани. Но сказать, что цыгане — запущенные грязнули, нельзя. Как сами говорят, они периодически (может, раз в месяц) ездят в баню в Воткинск (?). А в так называемые будние дни моются прямо в доме. "Ванная комната" располагается прямо на кухне, возле печи. Чтобы пол меньше гнил, в этом месте покрыт линолеумом, и вода во время мытья стекает в небольшое углубление под полом. Наверное, именно поэтому в доме стоит терпкий запах.

Где ж ты была, Клара Цеткин?
Как уже говорилось выше, самый главный в роду — войта. Его слово — закон для всех. Вообще, в цыганских семьях главенствующая роль принадлежит мужчинам. Женщины и дети беспрекословно подчиняются им.

Каждое утро цыганки, накормив детей и мужей, отправляются на "работу" в город. Здесь у них есть свой "участок", отрезок улицы, за пределы которого они никогда не выходят, но и "чужаков" на свой не пускают. Гадает в роду Гаджиевых примерно треть женщин, начиная с 8-летней Софьи. При этом наиболее "ценным кадрам" не положено ни отдыхать, ни болеть и даже "декретный" отпуск им не полагается. Так, месяца не прошло, как Анна родила, а она уже вновь на "работе". В это время с ее малышкой нянчится сестра мужа.

Глядя на местных жителей, баба Люба, жена старшего цыгана, выкопала две грядки, посадила морковь. Но это скорее, чтобы время занять. Остальные же женщины говорят: "Погано работать с землей".

Вообще, оставшиеся дома цыганки отнюдь не отдыхают, в то время как их сородичи заняты зарабатыванием денег. Детей накормить, дрова наколоть, двор вымести, воды принести — их обязанность. Что больше всего поражает, мужчины им никогда не помогают. Так, за водой нужно идти с флягами на водонапорную башню в конце поселка. Не раз местные жители наблюдали, как маленькая хрупкая цыганка тащит за собой тележку с полной флягой, а ее муж едет рядом на машине.

Кстати, о мужчинах. Утром они садятся на машины и уезжают в неизвестном направлении, возвращаются только вечером. Чем они занимаются, точно неизвестно. Как сами говорят, тут купил, там продал. И, судя по тому, что за два года они не по разу поменяли своих "железных коней", дела идут у них неплохо. Причем в качестве транспортного средства Гаджиевы предпочитают исключительно "Жигули". Непонятно только, как с образованием 1-2 класса они умудряются права получить...

Ромео и Джульетта отдыхают
В роду Гаджиевых 7 мужчин. Самому молодому из них, Семену, всего 15 лет. А между тем этой зимой он сыграл свадьбу. Его молодая жена, по нашим меркам, действительно очень молода, если не мала вообще. Своим 13-летним возрастом она даже Джульетту переплюнула. Неудивительно, что в то время пока муж со взрослыми мужчинами занимается делом, она с остальными ребятишками, которые должны называть ее не иначе как "тетя", босиком носится по полям. Кстати, свекровь юной Марии свою 13-летнюю дочь замуж отдавать пока не собирается. Говорит, молодая еще, жалко.

Этой же весной женили двоюродного брата Семена, 13-летнего Ваню. Правда, это у них говорится, что женили. У нас более уместно будет сказать "сосватали". Сколько лет избраннице Вани, нам не сказали, но известно, что она живет в соседней деревне. Через год-два они сыграют свадьбу, и в роду Гаджиевых появится новая семья и еще один мужчина.

Кстати, к браку цыгане относятся очень серьезно, даже в мелочах. Так, замужнюю цыганку всегда можно узнать по легкому шифоновому платку, обрамляющему заплетенные в култышку волосы. Причем длина волос тоже имеет значение: обрезанная коса говорит, что женщина изменила своему мужу.

Ученье — свет
Нам, наверное, покажется диким, но и в 21-м веке есть люди, которые не умеют даже читать. В роду Гаджиевых самой "образованной" оказалась баба Люба. Она говорит, что отучилась четыре класса в школе, так что писать и считать умеет. Но все равно, если нужно заполнять какие-нибудь документы, Гаджиевы зовут соседку Ольгу Николаевну. Вообще, надо заметить, к соседям за помощью цыгане обращаются едва ли не каждый день. То рубашку погладить надо, то брюки укоротить, то электрочайник отремонтировать, даже ножи точить сами не умеют.

Когда Гаджиевы узнали, что их соседка Ольга Николаевна работает учительницей, они буквально осадили ее дом: каждый день приходили к ней и подолгу упрашивали согласиться учить их детей. На уверения Ольги Николаевны, что лучше определить детей в школу, цыгане заявили, что их для этого надо возить в соседний поселок, так как в этом школы не было, покупать им одежду и, самое главное, завести на каждого медицинскую карту. А чтобы ее получить, нужно свидетельство о рождении. А его как раз и нет.

Так Ольга Николаевна стала учить цыганских детей. О своей новой работе она говорит следующее: "Вначале уроки больше походили на театральное зрелище. В середине комнаты сидят дети, а возле стен стоят их родители. Все бы ничего, но как только ребенок отвечает неверно, раздается громкий смех. При этом мать неправильно ответившего ребенка подходит к нему и отвешивает при всех несколько сильных подзатыльников. А он сидит, даже не шелохнется.

Вообще, моя задача — научить их читать, писать и считать. На занятия приходят около 10 ребят в возрасте от 5 до 16 лет. Самая старшая ученица, Оксана, долгое время не могла научиться писать: вместо букв у нее получались непонятные загогулины. Однажды она не выдержала и со слезами на глазах говорит мне: "Почему у Толика получается писать, а у меня нет?" Я ее спрашиваю: "А ты какой рукой ложку держишь, когда ешь?" - "Этой", — показывает на левую руку. "Ну значит, этой и пиши". "Ага, а остальные-то другой рукой пишут?"...

Город Ижевск. Район центрального автовокзала. Только что закончилась планерка, и я, сдав материал, не спеша иду на остановку. На пути появились несколько цыганок. По-моему, как раз из поселка N. Вцепившись в мою руку, одна из них "завела свою песню": "Ой, молодой красивый, тяжелая судьба у тебя. Дай погадаю, все расскажу". Не знаю зачем, но я согласился.

Чуть позже в переполненном троллейбусе кондуктор попросила оплатить проезд. Уверенным движением лезу в карман и достаю деньги. Одна мелочь, а "полтинника" нет. "Цыганка, чертова!" - невольно вырвалось у меня. Кондуктор, женщина лет пятидесяти, вытаращила на меня огромные удивленные глаза и уже приготовилась заорать на весь троллейбус. Я быстро сунул ей 4 рубля и сказал: "Цыганка сейчас гадала и сперла 50 рублей из кармана". "А ты не связывайся с ними!"

Сергей Веретенников, "АИФ Удмуртии"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор