Автор Правда.Ру

И частный детектив под кроватью...

Высокие мужчины крепкого телосложения, черные костюмы и черные очки, пистолеты. Слежка, перестрелка, погоня на машинах... Таковы будни героев детективов. В реальности носить табельное оружие частным сыщикам запрещено. Газовые баллоны и пистолеты — пожалуйста. Использовать их можно лишь при явной опасности. И не одеваются они, как герои детективов, во все черное. Наоборот, стараются не выделяться из толпы, ведут себя на людях тихо и скромно.

Частные секьюрити в республике развернуться на широкую ногу еще не успели. Да и немного их. Четыре частных детективных предприятия и еще одно объединение побольше — сыскное агентство ветеранов уголовного розыска, плюс его дочерняя организация, занимающаяся охраной. Потому, наверное, конкуренции как таковой между ними нет. Знают друг о друге не понаслышке, встречаются часто, советуются и даже информацией могут поделиться.

Кстати, все детективы — бывшие сотрудники правоохранительных органов. Ушли оттуда по выслуге лет или по личным обстоятельствам. Разрешительную лицензию получают они в МВД. Выдают документ тем, у кого есть высшее юридическое образование или опыт работы оперативником не менее трех лет.

В основном частные детективы занимаются тем же, что и милиция. Только получают за это поболее. Нанимают их хозяева ограбленных квартир, владельцы угнанных машин. Ищут они без вести пропавших людей, выявляют некредитоспособных и ненадежных партнеров по бизнесу. Собирают доказательства по уголовным делам, оказывают помощь и обвинителю, и адвокату обвиняемого — смотря кто наймет. Берутся за расследование краж и угонов, только если по ним заведены уголовные дела в МВД. Заключив договор с клиентом, обязательно ставят об этом в известность сотрудника органов, в чьем производстве находится дело. Сведениями частные сыщики обязаны делиться с ним.

Потерпевшие приходят к детективам не потому, что родной милиции не доверяют. Просто она сильно загружена многочисленными заявлениями. А детективы намного свободнее и принимают заказы только тогда, когда уверены, что докопаются до истины. Потому сначала берут отсрочку — два-три дня, собирают информацию, чтобы взвесить все "за" и "против". За 2001 год, к примеру, частными охранно-сыскными предприятиями пресечено более 150 преступлений, доставлено в органы МВД свыше 200 правонарушителей.

Словом, частные сыщики разгружают милиционеров. И все же последние относятся к детективам по-разному. Иногда наши герои чувствуют неодобрительные и завистливые взгляды бывших коллег. Те думают, что детективы в деньгах купаются. Между тем получают секьюрити от объема проделанной работы. Услуги и вправду недешевые, не каждый может их себе позволить. За найденную угнанную машину берут 30-50 проц. от ее стоимости. Иначе частных сыщиков не наймешь. Ищет, к примеру, владелец свою "двенадцатую" модель, которой недавно лишился. Заплатить готов тысячу баксов. "С нас информатор столько потребует. А что останется нашим людям? Мы не согласны", — отвечают ему.

Порой случается и так, что детективы от клиента ни копейки не получают. Говорят, толстосумы неохотно с деньгами расстаются, жалуются, что нет у них ничего. А люди среднего достатка платят безоговорочно. Хотя оплата заказа не зависит от величины нажитого клиентом капитала — тариф одинаков.

Сейчас частные детективы готовятся к съезду в первопрестольной, хотят создать свою ассоциацию. Закон "О частной детективно-охранной деятельности" (действует он с 1992 года) уже устарел и не соответствует сегодняшним реалиям. Нет нужного количества людей и аналитиков, специализирующихся по старым преступлениям, скажем, угонам. В таких случаях не помогут беготня по гаражам и засады. Надо пораскинуть мозгами, тщательный анализ провести, только так до конца "веревочки" дойдешь. Нет у детективов и своего куратора из "органов", с кем могли бы они посоветоваться. В Казани, к примеру, такой человек есть, там проще.

"Пасут" детективы еще и подростков. Родителям интересно, с кем их чадо дружит, не балуется ли сигаретами, спиртным, наркотиками. Частных сыщиков часто просят поработать и в качестве телохранителя, причем по закону они не могут охранять самого человека. Зато могут "сторожить" золотое кольцо на руке или украшения на шее. Так что клиента охраняют, заключив договор на защиту его драгоценностей от похитителей.

Наблюдение за объектом в среднем обходится в сто рублей за час. Разрешено использовать три-пять машин и пять-восемь пеших людей. "Пасут" объект только на улице. Дом — частная собственность, а, скажем, на предприятия можно заходить лишь с позволения тамошнего начальства.

МВД проверяет детективов раз в два года, еще и внеплановую "ревизию" проводит. Два предупреждения в год запросто приостановят их деятельность. А суд может аннулировать лицензию.

- Мы контролируем только правильность оформления договоров. И чтоб не встревали в имущественно-правовые споры. Как правило, они сами отказываются от подобных заказов, — говорит старший инспектор лицензионно-разрешительного отдела МВД ЧР В. Тихонов.

К частным детективам часто пытаются обращаться по семейным вопросам.

- Неправильное представление о нас сложилось. Думают, мы только за неверными супругами следим. Такое только в кино бывает, а нам это запрещено, — поясняют секьюрити. В основном к ним приходят обманутые жены. Только двое из десяти звонивших с аналогичной проблемой — мужчины. Им еще, как правило, доказательства измены нужны: видеосъемка или фотографии интимного характера.

Как ни клялись частные детективы, что подобные заказы не принимают, оказалось, бывает всякое. Я тоже звонила в одну контору и услышала совсем другое. Проследить за моим выдуманным неверным мужем там не отказались. И улики, мол, раздобыть постараются. Правда, предупредили, что стоит такое удовольствие дорого.

В. Меньшова, "Советская Чувашия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Украина ужесточает въезд для россиян
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Режиссёра Серебренникова ждёт домашний арест
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Скандал: День независимости Украины на фоне карты без Крыма
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Провинциальный роддом заплатит гигантский штраф за подмену детей
Почему человечество может остаться без мороженого
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рабочий зарезал троих на заводе "ГАЗ"
Дипломаты США послали россиян подальше
Флот США к ядерному удару готов
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать