Автор Правда.Ру

БЕЗЪЯДЕРНАЯ ЗОНА СТРОГОГО РЕЖИМА

Сообщение Los Angeles Times от 9 марта о «секретном плане» возможного применения ядерных зарядов малой мощности против ряда стран, в числе которых находится и Россия, наделало много шума. «США готовятся к ядерной войне» - вот стереотип заголовков российских СМИ на эту тему.

Увы, речь идет о другом – США готовятся к новому, абсолютно непредсказуемому на сегодня, мировому порядку, и это для России гораздо хуже.

В самом деле, что нового в том, что ядерные заряды малой мощности могут быть применены США на Восточноевропейском театре военных действий? Об этом могли дискутировать еще Брежнев и Тэтчер. Каждый, кто изучал Уставы Вооруженных сил, знает, как надо действовать в случае применения противником тактического ядерного оружия – держать автомат Калашникова на вытянутых руках, чтобы расплавленный металл не капал на казенные сапоги.

Новым же является иное – Россия, вместе с Китаем, поименована в списке стран, не обладающих собственным ядерным потенциалом. То есть стран, против которых применять тактическое ядерное оружие безопасно!

Известно, что применение против нашей страны ядерного заряда любой мощности должно неизбежно вызвать удар возмездия всей мощью Стратегических ядерных сил страны. И никто бы не стал разбираться, какой мощности ядерный заряд применен против наших вооруженных сил. Собственно, на этой основе и строилась система мировой безопасности до недавнего времени – на возможности для великих ядерных держав взаимно уничтожить друг друга, а заодно и все остальное человечество.

О чем собственно идет речь, когда говорят о ядерных зарядах малой мощности, созданных для применения на театре военных действий (ТВД)?

В варианте США – это, прежде всего, ракеты морского базирования типа «Томагавк», способные нести одну боеголовку с ядерным зарядом не более 600 килотонн, что для использования на театре военных действий даже избыточно. Для ТВД достаточно 20 килотонн и даже меньше, чтобы поразить засекреченные командные пункты (ЗКП), узлы связи, а в отдельных случаях и нанести удар по живой силе противника. Также в распоряжении армии США имеются авиационные бомбы с ядерным зарядом с лазерной подсветкой цели, способные применяться не только на стратегических бомбардировщиках, но и на тактических истребителях-бомбардировщиках F-16. На сегодня – это, главным образом, психологический фактор ведения войны – сама возможность применения подобных средств на ТВД способна парализовать волю вероятного противника, не обладающего возможностями для ответного ядерного удара.

Исходя из этого, все утечки подобного рода, скорее всего, также есть средства психологического и политического давления на вероятного противника. Повторюсь, гораздо интересней, что к подобным объектам воздействия США стали относить Россию и Китай, вроде бы обладающих собственным ядерным потенциалом.

На сегодня можно сказать, что тактического ядерного оружия у России больше нет. Все подобные средства в настоящее время складированы и постепенно перерабатываются и утилизируются. Привести же оставшиеся в боеспособное состояние не представляется возможным.

Вся ядерная мощь нашей страны на сегодня сосредоточена в Стратегических ядерных силах (СЯС), общая мощность которых и сегодня составляет более 4 тысяч ядерных зарядов. Если учесть, что для гарантированно неприемлемого ущерба такому вероятному противнику, как США, по мнению специалистов, достаточно 10 попаданий по крупным городским агломерациям и столько же по ядерным электростанциям, то понятно, что мощи наших СЯС пока более, чем достаточно. Пока…

В составе Стратегических ядерных сил нашей страны имеется стратегическая авиация, ядерный подводный флот и, самое главное, ракетные войска стратегического назначения (РВСН).

На боевом дежурстве находятся два типа самолетов, способных нести ядерное оружие – это турбовинтовые ТУ-95МС, отслужившие по нескольку десятков лет и способные нести по 4 крылатых ракеты. Как самолеты, так и ракеты сильно устарели и находятся на грани выработки гарантийного ресурса.

Имеется также около 20 более современных, реактивных ТУ-160, каждый из которых способен нести по 12 крылатых ракет, но существует проблема с производством самих ракет. К тому же далеко не все эти машины находятся в пригодном для эксплуатации состоянии. Во всяком случае, то, что получено за долги с Украины, находится в довольно печальном виде.

Также плохо обстоит дело с боевым дежурством. Советская еще тактическая схема, когда часть машин постоянно находится в воздухе, другая на аэродроме базирования с экипажами, готовыми к вылету непосредственно в кабине самолета, не очень исполнялась и раньше. Во всяком случае, в режиме барражирования находилось не более 10 процентов наличествующих бомбардировщиков. Сегодня же, в условиях дефицита топлива, о постоянном боевом дежурстве в воздухе давно забыто. Как и экипажи, конечно же, не сидят в кабинах, но, правда, в трезвом и чисто выбритом состоянии находятся в непосредственной близости от своих машин.

Однако непрекращающаяся деградация Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) делает эти усилия просто ритуалом – скорее всего, при ядерном нападении все 100 процентов наших стратегических бомбардировщиков будет уничтожено на аэродромах базирования.

Поскольку вариант с возможностью нанесения нашей страной ядерного удара первой мы не рассматриваем, то уже сегодня авиационная составляющая наших СЯС может считаться несуществующей. Ибо даже если случится чудо, и какой-нибудь из наших ТУ-160 успеет подняться в воздух и долететь до точки пуска ракет (не далее, чем в 1,5 тысяч километров от побережья США), то его неполный комплект крылатых ракет, скорее всего, будет перехвачен ПВО вероятного противника. Спустя же 5-10 лет, когда США закончат перевооружение своей армии, шансы взлететь у этого нашего бомбардировщика будут ограничиваться и его техническим состоянием, в первую очередь, степенью износа.

Гораздо более серьезную силу представляет собой наш ядерный подводный флот. Это порядка 15 подводных ракетных крейсеров 3-х классов.

Подводные лодки (ПЛ) типа «Тайфун» (по американской классификации) способны нести по 20 ракет с разделяющейся головной частью (РГЧ), каждая из которых имеет по 10 боеголовок. Формально на вооружении имеется 6 таких ПЛ, но на деле в рабочем состоянии максимум 4, а боевое дежурство несет самое большее – одна. В принципе, остальные способны нанести удар и находясь у причальной стенки, но в случае необходимости нанесения ответного удара и в условиях, как уже говорилось выше, деградации системы СПРН, большинство из них у этой стенки и будут уничтожены. Однако даже одна лодка, выпустив 200 ядерных зарядов, сегодня способна выиграть ядерную войну.

Но что будет с этим, постоянно тающим флотом через 5-10 лет?

Все 7 наличествующих ПЛ «Дельта-4», способных нести по 16 ракет с РГЧ типа SS-N-23 (опять же по американской классификации), с 4-мя боеголовками каждая, также являются весьма грозным средством ядерного сдерживания, но их постепенный выход из строя – дело еще более близкой перспективы.

Лодки «Дельта-3», которых было построено 14, уже сегодня активно списываются по старости. И хотя сейчас они несут по 16 ракет SS-N-18, РГЧ которых содержит от 3 до 7 боеголовок, через 10 лет от них не останется ничего.

Конечно, главной составляющей наших СЯС являются Ракетные войска стратегического назначения, РВСН.

В первую очередь это SS-18 (Satana) числом 154 межконтинентальных баллистических ракеты (МБР) с РГЧ, несущие в сумме порядка 1500 ядерных зарядов. Сегодня этого достаточно для уничтожения всех мыслимых и немыслимых противников. Пока договор СНВ-2 не вступил в силу, они будут стоять на боевом дежурстве еще 5-10 лет, но в конце концов будут списаны из-за исчерпания ресурса. Если же СНВ-2 вдруг примут , то и еще раньше, в 2007-м году.

В составе РВСН имеется также 150 МБР SS-19 (порядка 900 боеголовок) – это также шахтная ракета с РГЧ, максимальный ресурс которой рассчитан еще на 10 лет.

Есть также около 40 МБР SS-24 (около 400 боеголовок) железнодорожного базирования. Помимо того, что их ресурс также заканчивается через 5-10 лет, имеется также самоограничение, принятое кем-то из президентов – они больше не перемещаются по железным дорогам, что делало их практически неуязвимыми для вражеских средств слежения, а стоят на базах, месторасположение которых, конечно, хорошо известно вероятному противнику. И в условиях фактического отсутствия раннего предупреждения, скорее всего, будут уничтожены в случае ядерного удара.

Имеется еще 360 мобильных (перемещаются на тягачах) моноблочных МБР «Тополь», ресурс которых также заканчивается через 5-10 лет.

Существует современная, чисто российская ракета «Тополь-М», ресурс которых рассчитан еще более, чем на 20 лет. Но сегодня их произведено всего около 30 штук, и ракета эта моноблочная. Правда, президент Путин как-то обмолвился, что можно установить на «Тополь-М» и РГЧ, но это все равно будет 3 боеголовки, а не 10, как на SS-18.

Если бывший вице-премьер Клебанов утверждал, что мы в 2001 году произвели 6 МБР «Тополь-М», и это близко к истине, то такими темпами к 2012 году, когда все наши СЯС, доставшиеся нам в наследство от СССР, окончательно придут в негодность, мы будем иметь не более 100 моноблочных МБР. С установкой на них РГЧ – в сумме не более 300 ядерных зарядов, то есть в 15 раз меньше, чем сегодня.

Заметим, что к 2012-му году в США уже, скорее всего, будет развернута новая система ПРО, которую так сильно критиковали наши стратеги за низкую эффективность. Действительно, при наличии у нас 4000 ядерных зарядов, даже 90 процентная эффективность ПРО пропускает около 400 боеголовок – в 20 раз более, чем расчетный неприемлемый ущерб для США.

Более того, даже при наличии у России-2012 двух-трех сотен ядерных зарядов, 90-процентная эффективность ПРО все равно не гарантирует США от неприемлемого ущерба.

Но 200-300 ядерных зарядов, то есть не менее 100 ракет, должны выжить после первого удара вероятного противника для того, чтобы Россия могла чувствовать себя спокойно. А у нее к времени «Ч» остается всего-то не более сотни МБР…

Увы, для полной уверенности и спокойствия нашей стране к 2012-му году надо иметь постоянно не менее 1000 боеголовок, то есть никак не менее 300 ракет типа «Тополь-М».

Производством же единственных на сегодня российских МБР занимается ГПО «Воткинский завод», производство ракет на котором, как сообщают СМИ, вообще проходит под угрозой срыва.

Безусловно, информация о подконтрольности руководства завода некой местной мафии , видимо, сильно преувеличена. Я, например, лично знаком с руководством предприятия, и к их «мафиозности» готов относиться с известной иронией. Скорее всего на описание проблем завода наложилась предвыборная ситуация в самом Воткинске, где мэр В.Фридрих, баллотируясь еще и в местное законодательное собрание, оказался в одном округе с В.Кочетковым, которому приписывают «крышевание» главного производителя баллистических ракет России.

Но ведь нет и дыма без огня. Если на вопрос переоснащения Стратегических ядерных сил России уже способны влиять личности масштаба Кочеткова, Фридриха и иже с ними, дело плохо. А ведь по количеству постоянно находящихся государственных служащих США уездный Воткинск устойчиво держит в России второе место после Москвы. Тоже, знаете ли, «субъективный фактор».

А если на встрече с депутатами Государственной думы главный разработчик МБР «Тополь-М» директор Московского института теплотехники Юрий Соломонов сообщил, что производство этих ракет профинансировано в 2001-м году на 18 процентов, а НИОКР по ним на 2 процента – это что, тоже субъективный фактор? Это при том, что даже при 100-процентном финансировании, как сказано выше, потребность СЯС будет за 10 лет покрыта едва на треть.

Вообще, что это все значит?

К 2010-2012 годам Россия из ведущей ядерной державы превратится в «одну из» – на уровне сегодняшних Англии, Франции, Китая. В случае нанесения мировым гегемоном – США превентивного ядерного удара, Россия сможет ответить только единичными, разнесенными во времени пусками своих МБР шахтного базирования. НПРО США окажется не перед необходимостью отражения массированного удара ядерных сил противника (что гарантированно предотвратить она не в состоянии), а в условиях, приближенных к полигонным. В которых НПРО способна давать хорошие результаты.

Собственно, из этого расчета и появилась новая установка на возможное нанесение ядерных ударов малой мощности по территории вероятного противника, в том числе, и России. Мы в недалеком будущем окажемся не в состоянии ничего противопоставить таким намерениям. Которые, вполне возможно, окажутся просто средством психологического воздействия.

Однако подобная «психология» не может оставить равнодушным Китай, на сегодня до известной степени гарантированный от применения ядерных зарядов по своей территории российским ядерным потенциалом. Когда же голос нашей страны становится все менее существенным, Китаю не остается ничего иного, как обзавестись собственным «решающим голосом» – за 5-10 лет развернуть собственную ядерную группировку с числом боеголовок не менее 1000. И экономике этой страны такая задача вполне по силам.

Естественно, к такому переоснащению СЯС Китая не может остаться равнодушной Индия, также имеющая в своем арсенале ядерное оружие. Следующая очередь Пакистана, более, чем ревниво следящего за успехами Индии, и тоже имеющего ядерные заряды в своем распоряжении. Усиление «исламского» ядерного потенциала не может оставить равнодушным Израиль, давно уже входящий в «ядерный клуб».

В общем, все это на языке времен холодной войны называется новым витком гонки вооружений. Причем не контролируемым и подверженным огромному количеству случайных факторов. Кто из развивающихся стран еще захочет получить свой ядерный арсенал? Индонезия? Северная Корея? Иран? Саудовская Аравия? И в этом ряду у России опять намечающееся отнюдь не доминирующее, а вполне рядовое и даже подчиненное положение.

И все из-за того, что, как в старинной песенке, «в кузнице не было гвоздя». Кто-то перетянул на себя одеяло при формировании бюджета – кому баню за казенный счет на 2 миллиона долларов, кому котельную для конюшни – а на ракеты как всегда не хватило. Кто-то не стал спешить с выделением уже расписанных бюджетом средств – и опять есть дела более важные, чем ракеты. Разработчик, которому не хватает на НИОКРы, эти же самые деньги получил по суду как недоимки прошлых лет, и опять денег хватило на все, кроме этих надоевших «Тополей». На заводе тоже живые люди, оно понятно… В общем, 6 МБР «Тополь-М» в год – это все, что способна произвести новая демократическая Россия для того, чтобы сохраниться на политической карте мира.

Анатолий БАРАНОВ.

"ПРАВДА.Ру".

Ссылки по теме

Утро.Ру:

Буш кует дырявый ядерный щит

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Кто-то очень боится усиления русского народа
История секса всех времен и народов
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
МИД РФ: на санкции США Россия готовит законодательный ответ
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Дефицит бюджета США приблизился к дьявольской цифре $666 млрд
Саакашвили зачитал у стен Рады в Киеве "план спасения Украины за 70 дней"
НАТО признало неспособность отразить удар России
Позиции армии Сирии снова атаковал Израиль
Путин примет участие в сессии ВФМС "Молодежь 2030. Образ будущего"
Поддержит ли Израиль курдов ?
МИД РФ: на санкции США Россия готовит законодательный ответ
У египтян не было ничего святого
Саакашвили зачитал у стен Рады в Киеве "план спасения Украины за 70 дней"
На ВФМС Путин рассказал о новых технологиях, страшнее ядерной бомбы
Чубайс начинает производство мопеда по цене 590 тысяч рублей
Провокация? У Поклонской найдено гражданство Украины
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
У фонтана Треви в Риме можно "заработать" полтора миллиона евро за год
Чубайс начинает производство мопеда по цене 590 тысяч рублей