Автор Правда.Ру

А ВЕТЕРАН-ТО НЕ НАСТОЯЩИЙ!

Когда я служил в армии, к нам в подразделение частенько приглашали участников Великой Отечественной войны. Они рассказывали о своей службе, о боях, в которых принимали участие. Тогда, в 80-е годы, ветеранов приглашали на любое праздничное мероприятие, часто не связанное напрямую с войной. Как правило, такие мероприятия выпадали на выходные дни и потому многие из нас, солдаты и сержанты срочной службы, старались улизнуть от таких встреч под любым предлогом.

Увы, чествование ветеранов превратилось в такую же казенщину, как и строевой смотр или муштра под названием "конкурс строевой песни"...

Я, наверное, был исключением. В армию попал после первого курса исторического факультета Горьковского Государственного университета. Еще в вузе заинтересовался отечественной историей, особенно историей войны. И потому с жадностью и огромным интересом слушал рассказы ветеранов. Многие из таких рассказов до сих пор храню в своей записной книжке.

Однажды к нам в сопровождении замполита явился бодренький старичок, чья грудь вся была увешана медалями. Судя по его рассказу, выходило, что он прошел всю войну, неоднократно отличался в боях и чуть не получил Звезду Героя Советского Союза. Всё шло как обычно: ребята делали вид, что внимательно слушают, замполит кивал в такт рассказу ветерана. А я тем временем изучал медали гостя...

— Ну, какие вопросы будут, товарищи солдаты? — спросил замполит, когда ветеран закончил свое повествование.

Я поднял руку.

— Судя по вашим наградам, вы брали Варшаву, Будапешт и Белград. Но ведь это происходило примерно в одно время и на разных фронтах. Как же вы оказались одновременно в разных точках Европы?

Честное слово, я не ожидал такой реакции. На мгновение ветеран растерялся. Потом его лицо стала заливать краска гнева... Я теперь почти не помню, что он кричал в ответ. Кажется, о том, что такие, как я, позорят советскую молодежь, не чтут святых идеалов Советской Родины и т.д. В общем, встреча сорвалась. Мне влепили строгий выговор и пару нарядов вне очереди.

А через месяц в местной районной газете вышла одна статья. А в ней... рассказывалось об аферисте, присвоившем во время войны чужие документы умершего в госпитале солдата и его награды. Вдобавок он сумел сфабриковать еще несколько наградных листов.

Речь шла о том самом "ветеране", из-за которого у меня случились неприятности на службе...

Через пару дней меня вызвал к себе наш замполит. Прежде чем начать разговор, он долго молча ходил по кабинету, выкурил пару сигарет. На рабочем столе у него лежала та самая газетная публикация.

— Ловко ты его поддел, — наконец сказал он с чуть уловимым чувством вины в голосе. — Скольким людям он запудрил головы, а ведь никто и не обратил внимания на его медали.

Замполит вновь замолчал, продолжая расхаживать по кабинету.

— Свой выговор я, конечно, с тебя сниму, — сказал он, остановившись, — но и ты пойми меня... Ветераны для меня — святое. Моего отца убили на границе в первые дни войны, еще до моего рождения. Я сам родился в концлагере и сразу едва не погиб: фашисты на ребятишках опыты ставили. Если бы не наша армия... В общем, сам понимаешь. Я этим людям всем обязан, самой жизнью. И когда кто-то начинает сомневаться в их подвиге, меня зло берет... Хотя вижу теперь, что и с ними не так всё просто. Наверное, разбираться надо, чтобы разные гады не позорили святое имя ветерана Отечественной войны...

Эта уже давняя история потом не раз вспоминалась мне.

Оказалось, таких аферистов, как тот, что попался мне в годы военной службы, по стране было немало. Центральные газеты неоднократно писали то об одном, то о другом "липовом" ветеране, стремящемся добыть себе льготы на установку телефона, на приобретение квартиры или автомобиля. Не все они пользовались подложными личными документами, но зато почти все фабриковали документы на боевые награды. В Центральном архиве Министерства обороны, где мне приходилось работать над кандидатской диссертацией, одна сотрудница так разъяснила мне эту ситуацию:

— Для опытного афериста изготовить документ на награду не так уж сложно: нужен лишь бланк с печатью. Чем и занимались некоторые дельцы. Подпольные конторы по изготовлению таких "документов" в 60-70-е годы действовали в Прибалтике, Одессе, Москве. Боюсь, они наштамповали столько "липы", что о точном количестве не знает и сама милиция.

— А как быть с орденами и медалями? Ведь они пронумерованы. Такую подделку сделать сложнее, — спросил я.

— А вот их как раз почти не подделывали. Фабриковали лишь документы на награды. Часть наград была расхищена еще во время войны, а другие можно было собирать с поля боя, у убитых или у раненых в некоторых госпиталях. Немало ветеранов умерло сразу после войны. У них не было родственников. Хоронили за казенный счет. А вот потом куда делись их награды — одному Богу известно.

В Подольском архиве хранятся приказы о награждении того или иного человека орденом или медалью. То есть любой наградной документ можно проверить там на действительность. В архив по сей день приходит немало запросов от ветеранских организаций, которые по каким-то причинам засомневались в одном из своих активистов. Увы, часто архиву приходится отвечать, что у нас нет подтверждения о запрошенных наградах. Конечно, не всегда речь шла о присвоенных наградах. Бывало, что документы попросту терялись. Но это — единичные случаи. В основном отсутствие подтверждения награды объяснялось наличием заинтересованного афериста.

Сотрудница архива мне сказала:

— Чем дальше по времени уходит война, тем чаще мы сталкиваемся со случаями неподтверждения. Чем это объяснить — не знаю.

Наверное, правильный ответ на этот вопрос дал мне бывший военный врач, нижегородец Георгий Цингер. Он как-то рассказал о том, что в первые десятилетия после Великой Победы, пока ветераны были трудоспособны, наградные документы строго проверялись. Проверялось не только их наличие, но и как, кем выданы. Так было при приеме на работу, при поступлении на учебу, при выезде в зарубежную командировку. В таких условиях аферисты предпочитали не высовываться, рискуя попасть за решетку. Да и в первые послевоенные годы особых льгот у ветеранов не было. А вот когда участники войны стали уходить на пенсию (70-80-е годы), контроль за их наградами стал поверхностным. Появились и существенные ветеранские льготы, обобщенные Законом 1995 года "О ветеранах". Вот тут-то пожилые аферисты и зашевелились...

Сейчас правоохранительные органы практически не занимаются лже-участниками Великой Отечественной войны. У них и так много работы с мошенниками помоложе и покрупнее. Наверное, контроль за чистотой ветеранских рядов должны осуществлять сами оставшиеся в живых фронтовики. Ибо, как я считаю, это их долг перед павшими товарищами, перед светлой памятью о них.

У безвременно погибшей поэтессы-фронтовички Юлии Друниной в одном из стихотворений есть такие слова:

"Кто никогда не видел рукопашной,

Тот ничего не знает о войне".

Преломляя эти слова к нашему разговору, можно сказать так: того, кто непосредственно не участвовал в боевых действиях, вряд ли стоит причислять к ветеранам войны...

Речь идет прежде всего об уже упомянутом Законе "О ветеранах", принятом в 1995-м и дополненном в 1999 году. Там есть раздел, посвященный ветеранам Великой Отечественной. Когда-то, перед его принятием, закон широко обсуждался в ветеранских кругах. Споры были жаркими. Многих фронтовиков возмутили некоторые положения закона, определяющие категории ветеранов войны.

Категорий очень много: бойцы, воевавшие в действующей армии, работники органов разведки и контрразведки, бойцы партизанских отрядов и истребительных батальонов, работники оборонных заводов блокадного Ленинграда и т.д. Неприятие вызвали только две категории. Цитирую дословно:

"...Военнослужащие, в том числе и уволенные в запас (отставку), проходившие военную службу в воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, не входивших в состав действующей армии, в период с 22 июня 1941 года по 3 сентября 1945 года не менее шести месяцев; военнослужащие, награжденные орденами или медалями СССР за службу в указанный период;

...Лица, проработавшие в тылу в период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года, не менее шести месяцев, исключая период работы на временно оккупированных территориях СССР; лица, награжденные орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны".

Согласно этому закону, под категорию ветеранов войны попали те, кто самой войны не видел, кто служил или работал за сотни километров от линии фронта.

Оговорюсь сразу, я не хочу преуменьшить вклад этих людей в приближение Победы. Во время войны жизнь в тылу была, конечно же, не сахар: голод, работа на износ, почти по 20 часов в сутки, повальная нищета... И все же это был не фронт, когда человека могли убить в любую секунду. Лишения, переносимые в тылу, не могут идти ни в какое сравнение с тем, что человек переживает на войне. Не зря, наверное, до Закона "О ветеранах" существовало четкое разделение категорий тружеников тыла и участников войны. А в 90-е годы власти почему-то решили всех объединить.

У меня нет на руках конкретных цифр, ибо никто не ведет эту статистику. Но, по рассказам ветеранов, тех, кто ходил в штыковые атаки, мерз в окопах, ходил на разведку в тыл врага, осталось на сегодняшний день в живых меньше трети от общего количества ветеранов, кого официально считают участниками Отечественной войны. Ведь многие из них даже не дожили до пенсионного возраста.

Колоссальные стрессы, вызванные боевой обстановкой и гибелью товарищей, и, как следствие, необратимые нарушения нервной системы, ранения различной степени тяжести, ненормальное питание и отвратительные условия жизни напрочь подорвали здоровье этих людей. Придя с войны, некоторые так и не нашли себя в мирной жизни: кто-то спился, кто-то свернул на колею преступной жизни. Те, кто оказался покрепче, вроде бы устроились, однако с годами фронт напоминал о себе сердечными приступами, неизлечимыми ранами, неизвлеченными осколками, давящей гипертонией. И уходили они из жизни один за другим, так и не дождавшись ветеранских льгот.

Спрашивается, разве можно равнять этих людей с тыловиками, которые сейчас составляют большую часть ветеранов?

Наверное, наша власть поспешила принять закон, где в одну колонну собраны те, кто во время войны находился где-нибудь в Сибири или на Урале и те, кто в это самое время захлебывался собственной кровью в атаках под городом Ржевом. Понятно, что наша власть хотела отдать долг всем, кто добывал победу: она ковалась и в тылу. Однако, цена победы для всех была очень разная.

Дело здесь не только в моральной стороне вопроса. Ветеранские льготы обходятся очень дорого государству, а тем более льготы ветеранам войны. Их перечень занимает в законе несколько страниц. Это бесплатное получение лекарств, муниципального жилья, 50-процентная скидка при оплате коммунальных услуг, высокая пенсия и т.д. Руководители страны не раз признавались, что бюджет не в состоянии обеспечить всех, кто подпадает под ветеранскую категорию. Так, может быть, справедливее было бы законодательно разделить тыловиков и тех, кто дрался на фронтах, отдав преимущество последним? Только в этом случае солдаты, проливавшие кровь за Родину, смогли бы сегодня по-настоящему ощутить заботу о себе.

Ведь их осталось так мало. И с каждым годом всё меньше, меньше...

Вадим Андрюхин

Нижний Новгород

«Дело»

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Найдены причины антироссийской политики Канады
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Почему западные рейтинговые агентства льстят России
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Почти всё "оттуда": названа доля иностранной электроники в российский спутниках
СМИ: Россия капитулировала перед SpaceX
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Найдены доказательства продолжения эволюции человека
СМИ: Израиль пригрозил уничтожить С-300 в Сирии
Найдены доказательства продолжения эволюции человека
Рассекречено расследование отравления Юлии Скрипаль
Куба хочет "стакан молока", но не любой ценой
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Американская экспансия в регионе Центральной Азии продолжается
Ввод флота России в Азовское море напугал Украину