Автор Правда.Ру

Как в Сургуте... труп потеряли

Эта чудовищная история длится уже несколько месяцев, похожа она на жуткий детектив с одной лишь разницей, что в нём отсутствует художественный вымысел.

Всё началось в середине сентября, когда супруги Цаплины — Лидия Михайловна и Николай Григорьевич — вернулись в город из отпуска. Позвонили в Кыштым Челябинской области, чтобы узнать о здоровье матери Николая Григорьевича, которой уже под девяносто лет. Заодно поинтересовались, как дела у брата, который, выйдя на пенсию, по полгода проводит на малой родине: заготавливает дрова для престарелой женщины, выполняет другие хозяйственные работы. Цаплины слышали от знакомых, что Леонид Григорьевич нынче собирался уехать в Кыштым в июле. Каково же было их удивление, когда прозвучал ответ, что он не приезжал на Урал. Надо заметить, что братья, живущие в Сургуте, в последнее время практически не контактировали: причина заключалась в том, что Леонид Григорьевич был не равнодушен к спиртному, а Николай Григорьевич не поощрял это увлечение. Но последний старался не выпускать из вида жизнь старшего брата: иногда звонили ему с Лидией Михайловной по телефону, чтобы хотя бы услышать голос, от общих знакомых получали интересующую информацию. Супруги Цаплины звонили в Кыштым несколько раз — там по-прежнему отвечали, что родственник не появлялся. Несколько раз Цаплины пытались застать дома Леонида Григорьевича, но квартира всякий раз была закрыта. Вскрывать жилище не решались: Леонид Григорьевич — человек щепетильный, едва теплившиеся родственные отношения мог окончательно разорвать. Через месяц обратились в отделение по организации разыскной деятельности Сургутского УВД.
Лидия Михайловна и Николай Григорьевич волновались за брата по ряду причин: пару лет назад он продал дачу, а значит, у него водились деньги, о чём могли узнать посторонние. А может быть, какой-то аферист задумал завладеть квартирой? Следователь в тот же день навёл справку: выяснилось, что Леонид Григорьевич билет в железнодорожной кассе не покупал.
Но вскоре из милиции поступило устное сообщение, а потом и письменное, которое гласило о том, что Цаплин Леонид Григорьевич, 1943 года рождения, скончался в реанимации центральной районной клинической больницы 17 июля. Причина смерти — отёк головного мозга, алкогольная энцефалопатия. У супругов сразу же возник вопрос: как всё произошло?
Оказалось, что пятого июля “скорая помощь” доставила Леонида Григорьевича в первую хирургию, девятого июля его перевели в психонаркологический диспансер, а пятнадцатого числа того же месяца — в третью реанимацию, где он и скончался. По логике вещей в случае смерти пациента больница должна была оповестить родственников, чтобы они предали человека земле, однако Цаплиных в известность не поставили. И тут начинаются странности, которые не поддаются объяснению. Лидия Михайловна и Николай Григорьевич даже представить не могли, какой изнурительный марафон им придётся пройти, скольких физических и моральных страданий им будут стоить хождения по кабинетам, где они не получат вразумительных ответов на простейшие ответы.

Раскручивать спираль они начали с последнего витка, то есть с реанимации. Супруги задали вопрос, почему не сообщили о смерти? Последовал ответ, что о существовании родственников в отделении не знали. Допустим, так и было, но ведь могли связаться по телефону с психонаркологическим диспансером и прояснить картину о пациенте там. В ПНД тоже посетителей приняли, что называется, в штыки, потом выдали пенсионное удостоверение умершего, страховой медицинский полис, ключи от квартиры. В общем, было понятно, что скончавшийся человек — не заезжий бомж, а житель города, имеющий все необходимые документы, в страховом полисе и адрес был указан: не какая-нибудь хибара, не барак или балок во временном посёлке, а центральная улица города. Не поленился бы персонал реанимации сделать ещё один звонок — в первую хирургию, куда был доставлен пациент первоначально, то смогли бы выяснить искомую информацию: в графе медицинской карты значатся фамилия и адрес брата умершего, то есть того, кому и следовало сообщить о несчастье. Но никто из медиков не попытался навести справки об умершем. Даже простейшим способом не воспользовались: открыть телефонный справочник и поискать фамилию Цаплиных, чтобы потом справиться у них, однофамильцы ли они или родственники покойного. Наконец, сообщить соседям того дома, где жил Леонид Григорьевич. Наверное, в обязанности персонала такие действия не входят, но есть ещё человеческие понятия и этика. Кстати, в телефонном справочнике значится всего одна такая фамилия — словом, попали бы в точку. Лидия Михайловна и Николай Григорьевич в июле находились в Сургуте и похоронили бы родственника с соблюдением необходимых формальностей.
Получив в ПНД ключи, супруги поехали на квартиру умершего. Там всё говорило о его сборах в дорогу на Урал, а ещё обнаружили таблетки, пустой медицинский флакон, шприцы: очевидно, прежде, чем доставить пациента в стационар, ему оказывали первую помощь дома. В морге родственники выяснили, что Леонида Григорьевича похоронили 2 августа в общей могиле, как НЕОПОЗНАННЫЙ И НЕВОСТРЕБОВАННЫЙ труп.

И тут начинается другая история, ещё более загадочная. Похожа она на триллер, какими усиленно пичкают сегодня телезрителей. Родственники решили произвести перезахоронение, обратились с этим вопросом к прокурору города, который 29 октября на заявлении наложил визу о том, что возражений и препятствий он не усматривает. Цаплиных огорошили: за эксгумацию нужно заплатить пятнадцать с половиной тысяч рублей плюс стоимость гроба, креста, могилы — в солидную копеечку вылетает эта процедура. Доходы семьи, в которой — один пенсионер, а другой готовится им стать, не позволили прибегнуть к посторонней помощи: решили всё сделать своими силами. Если бы они знали, с чем придётся столкнуться! Но прежде пришлось собрать ещё несколько справок, не раз съездить на кладбище, в бюро ритуальных услуг, чтобы всё согласовать, утрясти. Наконец, всё было улажено и можно было приступать к делу.
Заранее заплатили за отдельную могилу, пригнали машину на погост, чтобы перевезти гроб с телом усопшего, собрали команду мужчин, согласившихся участвовать в этом акте. Лидия Михайловна стала готовить поминальный стол: пусть поздно, но справить положенный ритуал. В морге Цаплиным сказали, что захоронен Леонид Григорьевич в гробу под номером тринадцать. Смотритель кладбища, которого все зовут Петровичем, сразу сказал, что такого захоронения второго августа не производилось: он пересмотрел все записи, которые почему-то делаются на картонках, и не обнаружил нужной. Но решили всё же копать в указанном месте.
Картина, которая предстала взору, была не для слабонервных: от тошнотворного запаха разлагающихся трупов мужчин мутило, немного оправившись, глотнув свежего воздуха, они продолжали копать, вытаскивать гробы одного ряда, чтобы дойти до следующего, — тринадцатого гроба не было. Провели обратную процедуру и всё повторили уже в другом месте, а затем в третьем: то, что искали, не обнаружили и там. В какой-то миг отчаяния Николай Григорьевич подумал уже о том, чтобы взять гроб под номером двенадцать и захоронить его: уральская родня буквально требовала поставить точку в этом туманном деле. Или даже в пустую могилу зарыть личные вещи брата, поставить крест и успокоиться, считая это место погостом, но сердце противилось таким предательским мыслям. Мужчины закончили безрезультатный поиск, когда уже начало темнеть. Естественно, выполняли раскопки они без респираторов, перчаток, других защитных средств: кто же думал, что придётся перерыть столько песка, поднять и опустить такое количество гробов.

На следующий день было воскресенье, и потому выяснение всех обстоятельств исчезновения трупа отложили до начала следующей недели. И опять продолжились хождения по мукам — в морг, муниципальное коммунальное предприятие, Николай Григорьевич оформил отпуск без содержания, чтобы заниматься хлопотами.
В списке невостребованных трупов за второе августа, копию которого они потребовали в отделении судмедэкспертизы, значилось двенадцать фамилий, и Цаплина в нём не было. Но, как оказалось, существует и другой список из пяти фамилий, в котором помечены один взрослый человек и четверо детей. И он тоже датирован вторым августа. Этот список открывается той фамилией, чей розыск ведётся. Но составил его заведующий патологоанатомическим отделением А.Новосёлов. И в нём указаны дата и место смерти, номер гроба — тринадцатый. Дети из того же списка поместились в одной домовине под номером четырнадцать, которая, кстати, тоже при эксгумации мужчинам не попалась. Выходит, бесследно исчезли два гроба в один и тот же день?
Лидия Михайловна — человек настойчивый, предусмотрительный, аккуратный, у неё собрано немало документов, связанных с этой странной историей. Есть даже обычный тетрадный листок, исписанный смотрителем кладбища Петровичем: в нём колонка цифр, под которыми значатся двенадцать гробов, какие-то арифметические действия, на другой страничке — захоронения за двадцатое августа, где значится цифра тринадцать. На листке приписка Петровича, адресованная работницам коммунального предприятия: “Девки, проверьте по спискам. У меня в этих числах его нет”. В конце концов 11 ноября Цаплины, по своему требованию, получили справку, подписанную директором муниципального коммунального предприятия Ф.Жуковым. Цитируем её: “Муниципальное коммунальное предприятие ставит в известность родственников умершего Цаплина Л.Г. (№ протокола 327, дата смерти 17. 07. 2002 г., место смерти — ЦРКБ РАО3), что гроб с телом не забирался из патологоанатомического отделения (зав. отделением Новосёлов А.И.) и не захоронен на городском кладбище”. Указанный в этой справке человек, в свою очередь, заявляет, что гроб был передан для захоронения, есть даже акт, почему-то не подписанный. Делается также им предположение, что покойника могли ошибочно забрать другие. Что же это за порядки в этом учреждении, и как получается, что две службы, призванные работать в тесной связке, расходятся во мнениях? У смотрителя кладбища даже отсутствовал список на второе захоронение в один и тот же день.

Когда делилась этой историей с коллегами, знакомыми, то наслышалась немало подобных историй — одна страшнее другой. И все выдавали их за истинную правду. Может быть, не зря роятся слухи вокруг деликатной темы — как видим, подтверждение им есть.
Цаплины повторно обратились в городскую прокуратуру с просьбой разобраться в этом тёмном деле с криминальным оттенком. Намерены они отправить заявления и в другие, более высшие инстанции. Николай Григорьевич и Лидия Михайловна говорят, что не успокоятся, пока не найдут и не захоронят усопшего. Интересуется, нашли ли отца, и его сын, приславший письмо из колонии. Звонят и пишут с Урала три других брата, как продвигается поиск. Старенькой матери пришлось сообщить о смерти сына, скрывать от неё известие дальше уже нельзя.
Так куда же всё-таки исчез труп, и как могло случиться, что люди, находящиеся при исполнении своих служебных обязанностей, допустили подобное происшествие? Надеемся, что рано или поздно ответы на эти и другие вопросы не заставят себя долго ждать — и без того история со многими неизвестными слишком затянулась...
Зоя Сенькина, "Новости Югры",
Сургут

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Молдавия перепишет Конституцию на румынском языке
Литва придумала новый повод для давления на Россию
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Террорист и оккупант: Эрдоган обрушился на Израиль
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Террорист и оккупант: Эрдоган обрушился на Израиль
Медкарты всех россиян обещают разместить на портале госуслуг
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Литва придумала новый повод для давления на Россию
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Литва придумала новый повод для давления на Россию
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Лукашенко сообщил о серьезном разговоре с Путиным
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры