Автор Правда.Ру

За чертой - пропасть...

В комиссию по делам несовершеннолетних Сургута приходят разные посетители с самыми необычными просьбами. Недавно сюда обратился мужчина с просьбой о финансовой помощи для проведения рок-фестиваля. Собрался привезти несколько иногородних групп музыкантов, но когда подытожил смету расходов, отказался от этой идеи: оплата проезда, проживание в гостинице, аренда зала, гонорар и прочие затраты вылились в большую сумму. Решил привезти только одну группу, включив в концерт выступление нескольких сургутских. Отправился искать спонсоров, и в частности, наведался в комиссию, где стал горячо доказывать, что этот фестиваль нацелен на отвлечение молодёжи от наркотиков, а потому рассчитывает на всемерную поддержку.
Фирменный бланк, который предъявил мужчина, ни о чём не говорил: название организации было неизвестно, никогда в городе не звучало, о том, как решается болезненная проблема с наркотиками, — имел смутное представление. Единственным достоинством своей предыдущей работы смог назвать организацию гастролей в Сургуте группы “Премьер-министр”. М.Потапенко, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних, предложила визитёру не материальную помощь, а практическую: направить волонтёров во дворец, где будет проходить фестиваль, чтобы ребята распространяли литературу антинаркотической направленности.
Посетитель, чувствовалось, был разочарован, но старался скрыть настроение, согласился на эту помощь, поинтересовавшись, где он может найти более существенную поддержку. Не знал визитёр, что проведение таких фестивалей в городе стало уже традицией. Марина Геннадьевна, прощаясь с посетителем, подчеркнула, что любое хорошее начинание здесь всегда поддерживают, а деньги нужно искать в других местах. Нечаянным свидетелем этого разговора оказалась я, и если быть откровенной, то мужчина показался мне обычным проходимцем, каких немало развелось в последнее время, доверия он не вызывал, доводы высказывал неубедительные.
Из многих десятков материалов, которые рассматривались в прошлом году на заседаниях этой комиссии, лишь в тринадцати фигурировали юные наркоманы. Сегодня у несовершеннолетних появилась новая “забава” — употребление пива. Этот вид алкоголизма превратился в не менее грозное увлечение, привыкаемость к пенному напитку происходит ещё быстрее, чем к наркотикам. Пивной алкоголизм детей затмевает многие другие проблемы.
Сегодня на учёте в этой комиссии состоит свыше четырёхсот ребят, большинство из них мальчишки, у которых, как говорится, молоко на губах не обсохло. А за ними числится уже вереница криминальных дел — кражи, грабежи. Безобидными не выглядят и драки, в которых участвуют несовершеннолетние. “Кулачные бои” происходят и во дворах, и в школах. Причиной выяснения отношений может стать любой пустяк: скажем, один не дал другому учебник. И это уже не забава, а хулиганство, за которое “светит” уголовная статья. Спасает от сурового наказания драчливых пацанов их возраст.
Марина Геннадьевна — сторонница тех родителей, которые воспринимают драку, как ЧП, бьют по этому поводу тревогу, усматривают в ней начальный симптом, который впоследствии может развиться в более грозный криминальный “недуг”. Она считает, что правильно поступают те взрослые, которые обращаются в милицию, пишут заявление об избиении сына ровесником. Наказать его по всей строгости закона нельзя, и тут вступает в дело комиссия по делам несовершеннолетних, где не только делается внушение драчуну, но и разъясняются положения соответствующей уголовной статьи, ответственность, которую бы понёс подросток, если бы он был постарше.

Члены комиссии стараются не часто применять карательные меры — ведь у этих оступившихся ребят вся жизнь впереди, а от клейма не всегда легко избавиться. Здесь пытаются помочь и юному правонарушителю, и семье, в которой он воспитывается, нередко достаточно одного обсуждения на заседании, чтобы в дальнейшем больше не сталкиваться с этой фамилией. М.Потапенко со всей ответственностью заявляет, что в городе хватает структур, которые призваны помогать семьям, детям. Это и центр социальной помощи, и психологическая служба, и муниципальные предприятия для молодых “Наше время”, “Вариант”, и многие другие, где подскажут, как поступать в трудноразрешимых ситуациях, помогут в трудоустройстве подростка, проведении досуга. По словам Марины Геннадьевны, редко случается, чтобы те подростки, которые побывали на заседании комиссии однажды, появлялись здесь во второй раз, хотя рецидивы происходят. Но это, как правило, в тех случаях, когда семья остаётся безучастной. А сколько бы общественные организации, школа и другие учреждения ни бились за мальчишку, попавшего на заметку правоохранительных органов, без поддержки, понимания, родительского участия поставить его на верный путь тяжело.
Здесь придерживаются того же девиза, которому следуют медики: не навреди. И каждый раз после окончания заседания комиссии Марину Геннадьевну одолевают сомнения, правильно ли поступили в том или ином случае, можно ли рассчитывать на то, что ребёнок осознал свой проступок, не повторит его. Решения принимаются не в одиночку, коллегиально, и тем не менее это смятение не покидает её, потому что чужих детей для М.Потапенко не бывает.
Год назад в Сургуте произошло чрезвычайное происшествие, которое повергло в шок всех жителей. Группа подростков, декламируя собственное сочинение, запечатлевая свой поход на видеокассету, в городском парке до смерти забила человека только потому, что он был другой национальности. Скоро состоится суд над ребятами, которые никогда на учёте не состояли, которых считали вполне благополучными. Откуда же взялись жестокость, стадность? По мнению Потапенко, ребята многое черпают с экрана телевизора, фильмы, показываемые сегодня, буквально пропитаны насилием. И этим грешат не только зарубежные ленты.
Когда Марина Геннадьевна начала работать в этой комиссии, а было это десять лет назад, то, как говорит она, подростки были добрее, терпимее. Сегодня же очень многие из них жестоко относятся не только к ровесникам, но и взрослым, они не уважают старость. Сейчас как раз в поле зрения комиссии находятся те дети, процесс воспитания которых в начальной школе был ослаблен. Это время пришлось на середину девяностых годов, когда началось активное увлечение подростков наркотиками. То есть параллель прослеживается.

Тогда и до некоторых родителей было “не достучаться”, не замечали они проблем, изменений в поведении собственных чад. Сейчас отцы и матери в большинстве случаев прислушиваются к рекомендациям членов комиссии по делам несовершеннолетних, соглашаются посетить вместе с детьми психолога, а раньше такой же совет воспринимали в штыки, ссылаясь на то, что, мол, мой ребёнок не слабоумный и не нуждается в консультации такого специалиста. Обычно родителям вручают визитки, на которых значится адрес того центра, куда следует обратиться, часы приёма в нём. И как показывает практика, они обычно посещают специалистов. Поэтому наблюдается снижение числа стоящих на учёте в этой комиссии.

Полтора года назад начала работать детская общественная приёмная. Звонков и от детей, и от взрослых в течение дня поступает немало, они анализируются, обобщаются. Если замечено, что обращений по одной и той же проблеме несколько, то раз в неделю организуют заочную встречу с тем или другим специалистом. Это могут быть медицинские работники, сотрудники паспортной системы, других учреждений. Открыли свою страничку на сайте городской администрации, где размещают разнообразную информацию: какие и сколько дел рассмотрено на очередном заседании, комиссии по делам несовершеннолетних, какие меры воздействия приняты к малолетним правонарушителям, какие мероприятия намечено провести и т. д. Воспользовавшись тем же сайтом, можно задать любой вопрос членам комиссии.
М.Потапенко поведала об одном случае, который произошёл совсем недавно. Неожиданно в комиссию пришёл мальчик с необычной просьбой отправить его в детский дом. Марина Геннадьевна впервые столкнулась с такой ситуацией, когда ребёнок отказывается жить в семье. Причём по внешнему виду парнишки нельзя было сказать, что семья бедствует, не имеет средств к существованию. Функция этой комиссии заключается ещё и в том, чтобы защитить права ребёнка. Она слушала мальчишку и не могла целиком поверить его словам о том, что его не кормят, обижают. Нужно было срочно встретиться с родителями и выслушать другую сторону, что и было сделано. Как и ожидалось, парень сгустил краски. Родителей она застала в панике: занятия в школе давно закончились, а сын где-то задерживался. Хотели сами начать поиск или обратиться в милицию, когда он возник на пороге в сопровождении посторонних людей. Выяснилось, что это долгожданный в семье ребёнок, любимый, заласканный. Может быть, чересчур назойливое внимание, чрезмерная родительская опека вызвали протест мальчишки, или блажь ему пришла в голову о детдомовской “романтике”. Естественно, повода, чтобы направить парнишку в казённое учреждение, не было, к тому же сделать это не так просто, как может показаться. Договорились с родителями о том, чтобы устроить его на некоторое время в реабилитационный центр: пусть поживёт там, поймёт, что не так сладко без родителей в его возрасте. Позже, правда, родители нашли общий язык с ребёнком.
Марина Геннадьевна вспоминает молодого теперь уже человека, судьба которого оказалась сломанной. Его семья состояла на учёте в группе риска — родители увлекались спиртным. Затем на учёт был поставлен и мальчишка — в пристрастии к токсикомании был замечен. В дальнейшем он совершил правонарушение. Занимались с ним много, старались родителей подключить к решению проблемы, а те не желали прислушиваться. Как-то в оздоровительный пригородный лагерь устроили ребёнка, а он там заскучал по дому. Решили устроить встречу с отцом и матерью, привезли в город. Первый вопрос, который прозвучал при встрече, огорошил всех: какого чёрта припёрся? Впоследствии паренёк совершил преступление, был осуждён, получил условную меру наказания, но и этот урок не пошёл впрок. А дальше началась колонистская жизнь, он уже стал совершеннолетним. Спасти его от этой участи не смогли, а всё потому, что самые близкие люди не протянули вовремя руку помощи, отвернулись от сына, которого пытались поддержать посторонние.
“Только действуя в тесной связке, можно добиться результата”, — уверена М.Потапенко. На счету Марины Геннадьевны и её соратников не один десяток спасённых ребячьих судеб.
На столе заместителя председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав лежит новая стопка материалов о проступках ребят. Чью-то фамилию она видит не в первый раз, но большинство тех, кто предстанет перед членами комиссии, новенькие. Что они сами скажут в своё оправдание, какие доводы найдут их родители?
Зоя Сенькина, "Новости Югры"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
The Sun: пассажиры самолетов покупают секс со стюардессами
Божена Рынска собралась в эмиграцию после выдвижения Собчак в президенты
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Новый Майдан: Порошенко спрятался
Провокация? У Поклонской найдено гражданство Украины
Мнение журналиста: Оксимирон выиграл, Россия проиграла
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Поляков вывели из себя частые переговоры венгров с Путиным
Поляков вывели из себя частые переговоры венгров с Путиным
Провокация? У Поклонской найдено гражданство Украины
Поляков вывели из себя частые переговоры венгров с Путиным
Это не смерть: мэр уральского городка призвал жителей пить сырую воду из "мертвой" реки
Поляков вывели из себя частые переговоры венгров с Путиным
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
The Sun: пассажиры самолетов покупают секс со стюардессами
Правда, деньги и ракеты: что Путин показал Западу с "Валдая"
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-глава нацбанка Абхазии обманул актера Владимира Этуша на 28 млн рублей