Автор Правда.Ру

Вот приедет Берия!,.

"Сговор" директоров
2 июня этого года ему исполнится ровно 80 лет. Но только в прошлом году он оставил работу — ушел с поста главного диспетчера производственного объединения "Маяк". До таких годов на такой должности не дорабатывал никто. Не только на "Маяке", но и во всей атомной промышленности России.
- Мог бы и дальше работать, — говорит Шевченко, — никто меня не выгонял. Но сам пришел к генеральному и заявил: "Хватит!"
Впрочем, Василий Иванович далеко от своей кипучей многолетней деятельности не ушел. Это подтвердил зазвонивший телефон. Звонил начальнику центральной заводской лаборатории Сергей Ровный. Он пригласил его принять участие в открывающейся всероссийской конференции молодых ядерщиков.


Райкомовский диван
На свет Шевченко появился на хуторе Батлуки Белгородской области. Корни рода Шевченко восходят к Кобзарю — великому украинскому поэту, сданному в солдатчину.
- Тарас Григорьевич из тех же мест, поэтому вполне возможно, что я — его потомок, — улыбается Василий Иванович. — В пользу этой версии говорит и то обстоятельство, что прежде наша фамилия была Швец, которую носил и Кобзарь. Потом она преобразовалась в Шевченко.
О детстве Васи Шевченко можно написать занимательную повесть. Было ему 15 лет, когда приехал в Харьков.
- По совету вагонных попутчиков я сошел в пригороде, на станции Попово и пошел в райком комсомола. Хочу, сказал секретарю, работать на здешнем станкостроительном заводе имени товарища Молотова. Так тебе же, отвечает, нет 16 лет. Потом позвал уборщицу и велел постелить мне на диване в его кабинете. Пусть, говорит, живет до понедельника, а там посмотрим.
С понедельника 1938 года началась трудовая биография уральского паренька. Такая же, как и у многих его сверстников. Взяли Васю в механический цех: гардеробщиком!
- Только получил паспорт, как перевели в планово-диспетчерский отдел распредом. Одновременно закончил школу рабочей молодежи. И тут началась война. Спустя месяц над Харьковом появились бомбардировщики с черными крестами. Мы, комсомольцы, стали проситься в армию. Но тогда действовал приказ Сталина — до 20 лет на фронт не брать!

Приказ — на восток!
И пошли от Харькова эшелоны с заводским оборудованием. Добрались до Троицка, разгрузились и чуть ли не под открытым небом наладили выпуск мин. Затем завод перебросили в Челябинск. Здесь харьковчане вместе с прибывшими ленинградцами начали производить танки и самоходные установки. К концу войны Шевченко работал уже начальником цеха.
День Победы отметили в столовой стаканом водки и песнями. Затем поступило предложение: кто хочет, может возвращаться в родные края вместе с демонтируемым оборудованием. Пока Шевченко рассуждал, уезжать или оставаться, его пригласили в обком партии.
- Мне сказали: "Организуется новое производство, весьма важное, и там ты нужен". Я оторопел: "А как же, спрашиваю, Харьков?". "Про Харьков забудь. Есть приказ наркома Малышева, иди собирай котомку!" На другой день я пришел в оборонный отдел обкома партии. В кабинете встретил незнакомый полковник. Повторил слова про особо важное предприятие. Потом наклонился к моему уху и шепотом: "Завтра поездом Челябинск-Уфалей доедете до Кыштыма. Выйдете на площадь. Там вас будет ждать грузовая машина".

Знакомство с Курчатовым
Уже ночью машина подошла к деревянному бараку. Это была гостиница. А наутро Шевченко позвали в другой барак — управление. Секретарь говорит: "Вас ждет Ефим Павлович Славский". Из-за стола поднимается крупный мужчина в защитной гимнастерке. А на столе папка с надписью "Личное дело В. И. Шевченко". Он полистал папку и говорит: "Вы радиотехник. Такие специальности нам нужны. Но вам надо подучиться. Поедете на три месяца в Москву".
- Он взял лист бумаги, что-то написал, запечатал и подает мне: "При личной встрече с Курчатовым вручите ему". Я понятия не имел, кто такой Курчатов, но спросить не решился.
В Москве он попал в засекреченную лабораторию N 2. Секретарь приемной, морской офицер позвонил: "Прибыл с Урала Шевченко". Через двойную дверь Василий Иванович прошел в кабинет. Навстречу поднялся высокий, улыбающийся человек с черной бородой.
- Это и был Курчатов, — рассказывает Шевченко. — Первым делом спросил меня: "Как там Ефим?" Я даже не сразу сообразил, что он о Славском спрашивает. Ничего, отвечаю, все нормально. Он, кстати, вам письмецо передал. И подаю конверт.
Более часа продолжалась беседа великого физика-атомщика со своим начинающим коллегой. Они и дальше не раз будут встречаться. И всегда Игорь Васильевич будет подчеркивать особое отношение к Шевченко , отмечая его пытливость, собранность, самоотдачу на всем протяжении становления атомной отрасли. Именно Шевченко он лично попросил остаться в Москве после трехмесячных курсов: "Ты здесь нужен, Василий Иванович. Нужны твои познания в радиотехнике". Оказалось, возникла острая необходимость в разработке приборов дозиметрического контроля.

Вот приедет Берия
- Мне он поручил контролировать эту работу от начала до конца, — говорит Шевченко. — В итоге приборы сделали, они прошли государственную и военную приемку, упакованы и отправлены по адресу первого нашего промышленного реактора. А вскоре, в феврале 1948-го, и меня вызвали. Было указание Сталина пустить завод 7 ноября. Но в назначенные сроки мы не вписывались. Тогда на объект выехал Берия. Он снял начальника строительства генерала Раппопорта и директора завода Быстрова. Но дело все равно не шло, поскольку отставали с материально-технической базой. Берия приезжает второй раз. Снимает только что назначенного директором Славского. Вместо него привозит директора "Уралмаша" Музрукова. А со Славским хотели разделаться. Но Музруков заявил Берии: "Я соглашусь быть директором, если Славского ты мне оставишь главным инженером!" И Берия спасовал: он знал, что Музруков в очень хороших отношениях со Сталиным. В итоге 19 июня первый промышленный реактор в Европе стал нарабатывать оружейный плутоний.
Вскоре произошла очередная встреча Курчатова с Шевченко. Академик сказал ему: "Поручаю тебе сложную и ответственную работу. Нам надо беречь кадры. Ты уже дока в этих делах, поэтому берись руководить дозиметрической лабораторией". Конечно, я не мог не поинтересоваться, какого мнения был Шевченко об одной из самых загадочно-зловещих фигур сталинского окружения.
- Берия был организатором высшего класса, — коротко ответил мой собеседник. — Ведь Сталин хотел сначала поручить контроль за атомным проектом Молотову. Тогда бы мы точно в сроки не вписались. Берия умело проводил совещания. Умел выслушивать специалистов и доверял им. В человеке ценил только деловые качества. Когда его окружение начинало плести интриги, нашептывать, что, мол, ваш выдвиженец не слишком к вам лоялен, он отвечал коротко: "А пошли вы на хрен! Лояльностью мы потом займемся, а пока пусть он делом покажет, на что способен".

Масло в контуре
Еще одной знаменательной вехой в биографии нашего героя стала его работа главным инженером атомной станции в Чехословакии.
- Чехи купили у нас один из проектов атомной станции, — рассказывает Василий Иванович. — Выбрали тяжеловодный вариант. При покупке проекта попросили Советский Союз взять на себя разработку, изготовление и поставку ТВЭлов, систем управления защиты реактора и приборов дозиметрического контроля. Мы все это сделали, причем с высоким качеством и хорошим запасом. Станцию они построили, стали запускать и: забросили в первый контур полторы тонны турбинного масла! Теперь контур, по которому движется газ теплоносителя от ТВЭлов, загрязнен масляной пленкой. На таком реакторе работать нельзя: температура будет расти, что может привести к аварии — расплавлению топлива.
Это было ЧП вселенского масштаба! Повторилась история с АЭС в Норвегии и Швеции. Чехи обращаются в ЦК КПСС с мольбой о помощи. Но вся пикантность ситуации заключалась в том, что советские спецы вместе с проектом отправили чешским друзьям и подробные технические отчеты, где оговаривалась возможность выброса турбинного масла и предлагалась методика, как этой оказии избежать. Короче говоря, приходит телеграмма от министра атомной промышленности Ефима Славского: "Срочно командируйте Шевченко!"
- Приехал я в составе комиссии на станцию. Мне поручили разобраться с первым контуром. Но сначала попросил показать отчеты, которые мы посылали. Глянул, а их даже не открывали: гриф "Секретно" не снят.

Содруг Шевченко
Мнения членов комиссии разделились. Чешские товарищи предлагали закрыть станцию: мол, шведы закрыли, а они не дураки. И тогда поднялся Шевченко.
- Надо, говорю, сказать спасибо вашим строителям. Прекрасную станцию они построили. Осталось сделать так, чтобы она работала. А для этого:
В общем, буквально на пальцах растолковал Василий Иванович своим коллегам из соцлагеря, как надо очистить контур, как добиться того, чтобы масло туда больше не впрыскивалось. В ноябре 1971 года ЦК КПЧ обратилась в ЦК КПСС с очередной просьбой: назначить Шевченко главным инженером АЭС.
- Распоряжение Брежнев подписал, — не без гордости говорит Василий Иванович. — Я имел право брать с собой всех, кого считаю нужным. В общем, станцию мы в следующем году запустили:
А после пуска фамилии и лица Шевченко с товарищами замелькали во всех газетах и по всем телеканалам. "Как отблагодарить вас, содруг Шевченко?" - обратился к Василию Ивановичу чешский замминистра.
- Ну, мы посовещались с ребятами, а их было человек 70 со всего Союза, и сказали: "А вы дайте для нас концерт органной музыки в кафедральном костеле Тырново!"
Министерство вышло на Священный синод, и тот впервые за всю историю своей страны дал согласие сыграть органный концерт не во время службы, а для безбожных советских физиков! Пригласили ведущего органиста из Братиславской консерватории, и тот два часа играл фуги Баха и хоралы Бетховена.
Если чешские министры и партийные функционеры держали свое слово, то наши: Министр Средмаша Непорожний напутствовал специалистов перед отправкой в Чехословакию: "Пустите станцию раньше Воронежского блока, я вам ставлю бочку коньяка!" Шевченко и его команда наказ выполнила, а коньяка так и не дождалась. Тем не менее тремя медалями наградила Чехословакия содруга Шевченко. Все — за трудовой подвиг при пуске АЭС. А в 1973 году вышел Указ Верховного Совета о награждении инженерно-технических работников за высокие достижения по развитию атомной энергетики в СССР и странах СЭВ. В том списке и Василий Иванович. В Кремле ему был вручен орден Ленина.

Виктор РИСКИН
Озерск
"Челябинский рабочий"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
У ВМС Украины нет ракет для своих катеров
Турция купит у США больше сотни истребителей F-35
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Петр Порошенко сбежал с дебатов в Европарламенте
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Петр Порошенко сбежал с дебатов в Европарламенте
Западные СМИ сравнили российский Ил-112В с украинским Ан-140
Петр Порошенко сбежал с дебатов в Европарламенте
Fox News: главной угрозой для США является Китай, а не Россия
Петр Порошенко сбежал с дебатов в Европарламенте
Путин осудил запреты рэп-концертов в стране
Путин осудил запреты рэп-концертов в стране
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Турция купит у США больше сотни истребителей F-35
Турция купит у США больше сотни истребителей F-35
Турция купит у США больше сотни истребителей F-35