Путешествие из Цхинвала в Северный Кавказ

Что для населения двух Осетий означает Транскавказская автомагистраль – объяснять излишне. Важность и значимость этой транспортной артерии трудно переоценить. Для Осетии Южной – так вообще этот кратчайший путь, связывающий Закавказье с Северным Кавказом, Россией, является залогом существования, трассой жизни.

Все последнее время сообщения с трассы Транскама не перестают радовать потенциальных путников, всех тех, для кого с дорогой связана жизнь. Благодаря усилиям руководства Республики Северная Осетия – Алания, инициативам федеральных дорожных служб проведены работы по капитальному ремонту дорожного полотна. На трассе построены объездные дороги, мосты, противолавинные галереи, тоннели. Отдельные сооружения из этого ряда являются в своем роде уникальными. А венцом всему стало строительство нового таможенного терминала, по словам специалистов, отвечающего всем мировым стандартам. Все это позволяет надеяться, что движение по Транскаму станет комфортнее, быстрее, а главное – безопаснее.

А между тем, число недовольных положением дел на Транскаме стабильно высокое. Нарекания и жалобы в адрес контрольных служб на границе и постов различных ведомств по всей трассе поступают постоянно. Путников и водителей раздражают искусственно создаваемые длительные и малопонятные задержки, да и просто обилие самих контрольных постов, нередко и искусственные претензии, разрешающиеся только с помощью дензнаков. Естественно, на жалобы граждан следует соответствующее реагирование, но в конечном итоге проблему это не решает. О положении дел на Транскаме часто пишут журналисты обеих Осетий, к журналистам в зоне контроля стали привыкать, хотя телевизионщикам здесь до сих пор снимать категорически запрещают. В одно время на границе устанавливалось дежурство высших чиновников с тем, чтобы все проблемы решались на месте, а число жалобщиков было бы сведено к минимуму. В СМИ сообщались номера телефонов во Владикавказе, по которым можно было бы в случае необходимости позвонить. В принципе такие «телефоны доверия» должны были опять же помочь решать спорные вопросы, помогать тем пассажирам и водителям, которые стали жертвами произвола, незаконных действий. Правда, до сих пор не ясно, многие ли дозвонились по этим телефонам, и каков был итог подобных обращений?

В разные периоды задержки на дорогах бывают вызваны различными причинами. И когда после титанических усилий руководства осетинских республик одну или несколько препон удается устранить, неминуемо появляются новые. Понятно, что в зимнее время заторы возникают из-за обилия снега и гололедицы. Но знающие люди считают, что и тогда «пробок» можно избежать, достаточно элементарно не допускать движения по встречным полосам. Однако менее понятно, когда стоять часами, если не сутками, приходится при отсутствии снега и лавин.

В свое время, когда на российско-грузинской границе вводился визовый режим, для коренных жителей Осетии было сделано колоссальное послабление – безвизовый проезд. Достаточно штампика о прописке. Надо ли объяснять, что было бы с жителями, не будь введена эта льгота. И население с благодарностью восприняло такое понимание проблемы разделенного народа. Тем непонятнее становится, когда без объяснения причин задерживается движение и приходится значительное время проводить в бесполезном простаивании. Ответа на пунктах, аргументированного и вразумительного, ни от кого не добиться.

А ведь одно из преимуществ Транскама именно в том и заключается, что максимально сокращает время нахождения в пути. До того, как был пробит Рокский тоннель, из Цхинвала до Орджоникидзе добирались по Военно-Грузинской дороге через Крестовый перевал. Движение по ней было сезонным, зимой прекращалось. Многие еще помнят, сколь утомительным и долгим бывал этот путь. Даже при самых благоприятных раскладах он занимал более шести часов. По Транскаму же, который официально считается круглогодичной трассой, даже в зимних условиях можно преодолеть 160 км от Цхинвала до Владикавказа быстрее чем за четыре часа. Но это при условии, если не будут создаваться искусственные преграды.

Собкору «СО» по Южной Осетии по долгу службы и личным делам нередко приходится пользоваться трассой Транскама. Счастливым путь оказывается лишь при условии, когда едешь на спецтранспорте. Во всех остальных случаях задержки в пути неминуемы. По опыту, как своему, так и чужому, знаю, что причины простаивания в приграничной зоне бывают самые разные, и раз на раз не приходится. Можно, например, гладко пройти один пост, но безнадежно застрять на втором. Многие справедливо видят в этом несовершенство самой пропускной системы. Работникам контрольных служб приходится трудиться в условиях отсутствия строгой регламентации, постоянно меняющихся правил и установок, несостыкованности действий самих служб. Но путникам, понятно, от этого не легче.

Последний раз маршрут от Цхинвала до Владикавказа довелось преодолеть в начале апреля. Оговорюсь сразу – ехал на частном автотранспорте с югоосетинскими номерами. До южного портала Рокского тоннеля доехали без приключений, хотя все посты (таможенный, дорожный, миграционный, транспортный, ГАИшные) наличествовали. На северном портале пограничники, после недолгого колебания, задерживать также не стали. При въезде на территорию контрольных постов скопилось большое количество грузового транспорта и, по словам водителей, стояли они уже давно. Очередь из легковушек была не столь впечатляющей. Но поскольку в «предбанник» в один заход пропускали по 3–4 машины, ждать пришлось минут сорок. Особо нетерпеливые, минуя очередь, добирались до шлагбаума по пустующей встречной полосе. Судя по тому, что обратно никто из них не вернулся, цели своей, скорее всего, они достигли.

Уже в самой зоне пришлось основательно задержаться у поста пограничников. Здесь также машины пропускались порциями, но только лишь наша машина заняла лидирующие позиции у шлагбаума, как размеренный ход движения был нарушен. На постах дежурили солдаты-срочники, которые ввиду бездействия слушали через наушники музыку и оживленно переговаривались. На наш вопрос о причинах задержки вразумительного ответа не дали, а некоторые по отношению к путникам вели себя не вполне корректно. Конечно, в погранвойска попадают не прямиком из института благородных девиц. Но граница – это лицо любого государства, и здесь складываются первые впечатления об этом самом государстве. Понятно, что офицеры-пограничники (несмотря на наши просьбы, встретиться с ними так и не удалось, по причине субботнего дня, что ли?), направляемые в такие места, как Нижний Зарамаг, представляют собой элиту своего рода войск. Но, видимо, им следует больше времени уделять воспитанию личного состава, привитию ему элементарных норм поведения.

Поскольку наш экипаж никуда не торопился, мы терпеливо ожидали возобновления движения. Совсем другие настроения царили за нами. Объехать нас было невозможно, а сами мы никаких переговорных инициатив не проявляли. В результате к дежурным постам в одиночку и группами стали снаряжаться ходоки. Одни из них с ходу начинали «качать права», другие пытались наладить «конструктивный диалог». Впрочем, и те, и другие в своих стараниях не преуспели.

Примерно через час по какому-то неслышному сигналу свыше шлагбаум поднялся, и мы оказались у пункта миграционного контроля. Здесь выдавали миграционные карты, которые предлагали тут же заполнить. Мы возразили, что данная форма заполняется только теми, кто, минуя Северную Осетию, выезжает в другие регионы. По этому поводу, кстати, компетентными лицами делались соответствующие разъяснения. Но миграционщики были непоколебимы, ссылаясь на некие инструкции. Пришлось предъявить свое журналистское удостоверение и разъяснить, что специально занимаюсь подобными вопросами. Это несколько поколебало уверенность контролеров, но не более. И все же тот факт, что на обратном пути у нас никто корешок этой карты не потребовал, говорит о необязательности этого дорожного документа. И это один из многих непонятных казусов дороги.

Далее состоялся осмотр багажа и автомашины. Были тщательно проверены сумки, портфели, вскрыты коробки и свертки. Для путника это, конечно, создает определенные неудобства. Все знают, как тяжело бывает упаковаться, но проделывать все это в полевых условиях и на скорости – процедура более чем малоприятная. Однако, все, кто пересекает границу, с пониманием относятся к осмотру багажа, поскольку мало кого из законопослушных граждан устроит, если через границу можно будет спокойно перевозить оружие, наркотики, контрабандные товары. Озадачивало лишь то, что вместо таможенников осмотр проводили все те же пограничники.

Представитель же таможни наблюдал за процессом, не внося собственных корректив.

Следующая остановка состоялась у села Нар. Здесь замаскировался передвижной пункт ГАИ. Дежурный офицер сказал, что придется стоять, поскольку сошли лавины. Мы робко заметили, что все шедшие перед нами машины пост проскочили, к тому же наличествует встречное движение. А когда один из проезжающих водителей сообщил, что трасса свободна, мы заявили, что предпримем на свой страх и риск попытку проскочить лавиноопасный участок и, не встретив особого сопротивления, покатили дальше. Как и предполагали, трасса была чистая. Остается гадать: сколько времени мы должны были потерять в Наре, если бы строго выполняли все указания ответственных за трассу лиц?

Подведем итог. Дорога в общей сложности заняла у нас более 6 часов, то есть такое же время, что затрачивается при поездке по Военно-Грузинской дороге. Многие считают, что нам все же повезло. Хорошо еще, что никто из нас в этот субботний день никуда не спешил, потому и особого раздражения и нервных срывов по случаю задержек с нашей стороны не наблюдалось. Но ведь среди путников есть и спешащие. Кто-то опаздывает на самолет или поезд, у кого-то назначена встреча, а иные элементарно хотят уложиться в световой день.

В одном из последних номеров журнала «Новое время» помещен материал Л. Минасян с примечательным заголовком «Прейскурант независимости»: "Грузии вряд ли удастся задушить Южную Осетию в экономической блокаде, но за нее это сделают… погранслужбы и… таможня». Сказано резко, да и само содержание статьи достаточно нелицеприятно как для одних, так и для других. Понятно, что со столичного журналиста, пересекающего Кавказский хребет в лучшем случае раз в год и зачастую получающего информацию из вторых рук, спрос, пусть и за уничижительную критику, небольшой. У всех же нас, постоянно связанных с дорогой, положение совсем иное. Мы знаем проблему изнутри. Нам известно несовершенство отдельных положений порядка пересечения границы, мы знакомы с трудностями, с которыми сталкиваются таможенники, пограничники, работники других контрольных служб. Потому наше критическое отношение более предметно и основательно. Мы многое можем понять и простить, но есть вещи, которые вообще не воспринимаются, приводят к конфликтным ситуациям.

Пожалуй, мало найдется таких, кто, миновав границу, не имел бы претензий к лицам, ее охраняющим, и работникам контрольных служб. Многочисленные жалобы рассылаются по различным инстанциям. При этом огласку получают лишь те случаи, когда задерживается автотранспорт лиц известных, наделенных властью.

Становится привычным с опаской и недоверием относиться ко всем новациям, которые по определению должны активизировать и ускорить процедуру пересечения границы. На деле зачастую все сводится к очередному «закручиванию гаек». Даже предстоящее начало функционирования разрекламированного таможенного терминала у некоторых вызвало тревогу. И угроза, прозвучавшая из уст одного из солдат-срочников, что ужесточения еще впереди, на фоне всего происходящего безосновательной уже не кажется.

Не так давно по служебным делам Владикавказ посетили глава ФСБ РФ Николай Патрушев и руководитель федерального таможенного ведомства Владимир Проничев . В их планы входило и посещение поста Нижний Зарамаг. К большому сожалению, из-за погодных условий поездка была отменена. Быть может, визит гостей столь высокого ранга мог бы способствовать решению многих проблем. Хотя в большей степени эти проблемы – компетенция двух Осетий.

Как бы то ни было, нормальная жизнь в Южной Осетии без эффективного функционирования трассы Транскама существенно усложнится. В этих условиях необходима разработка системы мер, свода правил, которые позволили бы, не нарушая законодательство, предельно облегчить процесс пересечения границы, сделать так, чтобы 160 километров, разделяющие столицы двух Осетий, не становились непреодолимым препятствием и не вызывали у путников стойких отрицательных эмоций.

Батраз ХАРЕБОВ,
соб. корр. «Северной Осетии» в Южной Осетии.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"