Автор Правда.Ру

Губернатор Красноярского края: "Мне интересна моя работа"

На вопросы корреспондента "ПРАВДЫ.Ру" отвечает губернатор Красноярского края Александр Хлопонин.

- Александр Геннадьевич, Вы длительное время работаете в Сибири. Каковы основные проблемы, которые сейчас стоят перед Красноярским краем? В какой мере они характерны именно для сибирского региона? И можно ли их назвать проблемами развития субъекта Федерации?
- Моё глубокое убеждение: нельзя разделить федеральный центр и регион, регион не может существовать как самостоятельная территория и развиваться по своим индивидуальным ориентирам. Хотим мы того или нет, мы живём по правилам игры, которые вырабатывались в федеральном центре. И до тех пор, пока в федеральном центре не будет строго построенных стратегий развития России на перспективу, минимум на 10 лет сложно просматривать какие-то перспективы, в т.ч. в отдельно взятом регионе. Я могу привести пример. Вы посмотрите — Красноярский край, то, что есть на территории, зависит, в основном, от конъюнктуры на цветные металлы. Собираетесь создать инвестиционные условия для других отраслей, которые могли бы конкурировать с цветной металлургией. Например, лесная отрасль или какая-то другая отрасль. Но чтобы эта отрасль создавалась нужно создавать условия: снижать экономическую нагрузку на предприятия, стимулировать инвестиции в эти предприятия, стимулировать занятость и т.д. За счёт чего Вы можете это делать? За счёт бюджета, например, Красноярского края, причём законно, закон вы можете принять, причём, всё это косвенно или прямо, в конечном итоге, повлияет на доходную базу бюджета.
Как только вы начинаете делать что-то, не имея информации из федерального центра — будь то изменения в налоговом кодексе, программы по повышению уровня зарплат, вы не сможете выжить. Например, вы вводите какую-то льготу для работников, а завтра повышают зарплату бюджетникам на 33%. И вам остается идти в Минфин и говорить, что у вас не хватает в бюджете денег, чтобы выплатить заработную плату. Другими словами, сегодня у территорий нет стимула заниматься развитием самостоятельно. Те условия, которые сегодня созданы между федеральным центром и территориями, не приведут к перспективному развитию территорий.
Однако в последнее время ситуация все же меняется. Идёт разворот центра в сторону регионов, всё-таки учитывают позицию территорий. Вот это правильно. Но до идеальной модели далеко. Поэтому отдельно взятой территории развиваться отдельно от общей экономической ситуации невозможно.

- Что, на ваш взгляд, позволяет говорить о таком "развороте" центра к территориям. Вы имеете в виду некие конкретные решения?
- К сожалению, в настоящий момент могу констатировать, что только Президент начинает обращать внимание на данную проблему. Хорошо, если вслед за Президентом и Правительство сделает такой разворот к территориям. Сегодня есть возможность Президенту объяснить, что реформы, которые сегодня затеваются, очень поспешные и несут серьёзный ущерб при том налоговом распределении, которое существует. Я имею ввиду приоритет 60х40% в пользу федерального центра в виде налогов, которые сегодня собираются. У меня были встречи в Москве с вице-премьером и министром финансов Алексеем Кудриным и его заместителями. Сегодня нас уже просят создать модель взаимодействия центра и региона по формированию бюджетной политики.

- Вы делаете модель для Красноярского края?
- Не для Красноярского края, а для страны. У Красноярского края своя специфика, у Новосибирска своя, у Кемерово своя. Там самое главное — принцип. Как подсчитать норматив бюджетообеспеченности? Как сделать так, чтобы и территория-донор, и территория дотационная имели стимул для развития? А сегодня получается, что дотационной территории лучше, чем территории-донору. Вот в чём основная проблема. Поэтому надо создавать и для тех и для других определённые стимулы для развития. Или взять фонд финансовой поддержки, который существует сегодня. Фонд финансовой поддержки должен каждый год корректировать свои изменения и должен строить работу исходя из минимум трех-четырехлетней перспективы.

- И когда этот документ будет готов?
- Он сейчас идёт в рамках формирования бюджета 2004 года. И я надеюсь, что в бюджете 2004 года должны произойти существенные подвижки.

- А что делать другим Губернаторам — полагаться на то, что А.Г. Хлопонин совместит интересы их территорий с центром?
- Я могу говорить о тех губернаторах, с кем общаюсь постоянно. Это руководители регионов Сибирского федерального округа. Я считаю, что собралась очень сильная команда, и у нас выстраиваются очень хорошие рабочие отношения. Мы будем представлять нашу модель губернаторам Сибирского федерального округа, в том числе она будет обсуждаться на Сибирском соглашении, где я являюсь заместителем председателя. Дальше можно выходить и на другие округа.

- Можете ли вы привести пример некоего решения, которое состоялось благодаря Полномочному представителю Президента или не состоялось из-за него?
- Положительно хотя бы то, что стратегия развития Сибири и Дальнего Востока рассматривается на уровне Правительства. Презентация программы прошла непосредственно у Председателя Правительства. Создана рабочая группа. Если данная стратегия войдет в федеральную программу "программа Сибирь", то это будет означать федеральное финансирование этой программы. То есть, есть много реальных вещей.
Не хочу вдаваться в подробности о том, как, скажем, Полпред Леонид Драчевский помогает нашему региону решать вопросы с различными Министерствами, ведомствами, которые нам необходимы: финансирование дорожного фонда, развитие физкультуры и спорта и другие задачи. Нередко это вопросы текущие, незначительные, но их много. Важная задача Полпреда — представлять интересы Президента на территории. Это означает, что мне не надо каждый раз ездить в Москву, чтобы решать проблемы, это можно сделать через Полпреда. Считаю, что это нормальный инструмент.

- Какие, по Вашему, наиболее острые вопросы могут возникнуть у федерального центра по отношению к территории?
- Прежде всего, внебюджетные отношения, перераспределение регулярных и нерегулярных налогов в сторону федерального центра. Это не только вопросы к Красноярскому краю, но и к другим регионам России. Это первая проблема.
Вторая проблема. Находясь на территории, богатой сырьевыми ресурсами, сегодня значительная часть крупных компаний работает по так называемому механизму трансфертных цен. То есть, они потребляют природные ресурсы, которые находятся в крае, реализуют продукцию, а прибыль оставляют в других субъектах РФ. То есть, фактически подменяют пункты Минфина, определяющие бюджетообеспеченность.
Например: Минфин считает, что край должен получать налоги от алюминиевой отрасли в таком-то объёме, но в действительности их нет, потому что действующее налоговое законодательство позволяет использовать внутренний толлинг. Таким образом, они, производя глинозём на территории Красноярского края, продают его Красноярскому же краю, КРАЗу, через другой субъект РФ, где прибыли оседают в результате хозяйственно-операционной деятельности.
Или возьмем угольные компании, которые добывает уголь на Красноярских разрезах и поставляют в энергетически-генерирующие компании также через другие субъекты РФ. Или акциз, который ввели по нефтепродуктам. Минфин рассчитывает собрать 2,5 млрд. налоговых акцизов, а реально собираем 0, потому что сами компании принимают решения. Вот что реально происходит. Сегодня ряд крупных ФПГ и компаний подменяют собой регулирующую функцию государства, т.е. функцию Минфина. Вот это проблемы, которые нужно решать и которые мы стараемся решать на уровне Правительства.

- Недавно на одной из встреч с журналистами вы сказали о том, что решается вопрос о выпуске облигаций займа Красноярского края. Можно уточнить, на какие цели, какой объём.
- Займ позволит повысить рейтинг территории. Это все согласовано с Минфином. Займ ни в коем случае не должен пойти на погашение долгов по кредитованию и на повышающий коэффициент по зарплате, иначе подменяется механизм займа.
Сейчас рано говорить об объёмах. Пока прорабатывается сам механизм. Параллельно идёт расчёт, куда сегодня эффективнее инвестировать деньги — в лесную отрасль, агропромышленный комплекс, малый и средний бизнес. Сегодня есть программа на сумму 2 млрд. руб. На самом деле должно быть больше. Это позволит полностью развить на территории края новые виды бизнеса, позволяющие поддерживать малый и средний бизнес, создаст условия для привлечения инвестиций. Вы должны понимать, что на 1 рубль бюджетного инвестирования приходится 3 рубля инвестирования стороннего.

- Еще одно немаловажное условие для инвестиций — стабильность. На той же пресс-конференции вы сказали, что фактор стабильности в Красноярском крае — наименьший передел собственности.
- Надо отметить, во-первых, что у нас осталось не так много инвестируемых объектов, интересных для финансово-промышленных групп.
Вторая мысль заключается в том, что во-первых уже созданы и начинают работать механизмы, которые дают возможность инвесторам быть уверенным в том, что власть не заинтересована в переделе собственности и не заинтересована сама участвовать прямо или косвенно в этом.
Создаётся новый порядок управления имущественным комплексом — тем, который находится у администрации края. Там будет определён перечень предприятий, подлежащих приватизации, перечень социально значимых предприятий, подлежащих приватизации, а также выработан круг мероприятий, направленных на стабилизацию ситуации в случае высвобождения людей в связи с экономическими перепадами.
Второе, будет выделен перечень промышленных предприятий, представляющих огромный интерес для края любой формы собственности, в т.ч. частной. Туда попадает, например, ДЗНВ-2. Это стратегический, потому что на нём держится вся экономика г. Дивногорска. Сегодня на него претендуют несколько собственников, которые через разные механизмы пытаются им завладеть. Поэтому это предприятие находится под особым контролем. А таких предприятий у нас около 500. Прежде чем предприятие будет обсуждаться, будет создана специальная комиссия в администрации Красноярского края с присутствием соответствующих федеральных структур, где будет чётко выработано: и когда будет приниматься решение по банкротству, если ситуация такова, что с этим предприятием нельзя что-либо сделать.

- Что вы можете сказать о развитии малого и среднего бизнеса?
- Проблема заключается в выработке законов, в том числе и федеральных, которые позволили бы малому и среднему бизнесу нормально работать. Вдумайтесь: 50 крупных предприятий формируют 90% доходную базу бюджета России. В этих 50 предприятиях с моей точки зрения заняты 7-8 млн. человек. А в остальных секторах экономики работает 50 млн. человек. И большая часть из них работает в тени, в теневой экономике. Представьте, сколько денег проходит мимо государственного бюджета, мимо. Дайте людям условия зарабатывать. Начиная с того, что человек приходит и говорит: вот у меня есть 1000$, я хочу создать своё предприятие, свой бизнес, попросту его зарегистрировать. Вы потратите 300-400$, потратить 3-4 месяца, для того, чтобы зарегистрироваться. При этом ещё нужно будет нанять огромное количество специалистов, юристов, фирм, которые будут заполнять декларации, формы отчётности, а сверху вас будут накрывать федеральные фискальные службы и силовые структуры. Вы вынуждены будете искать себе крышу, которая помогала бы решать вопросы. То есть реальной экономики не получается. Что нужно сделать? Нужно написать Ф.И.О., год рождения, создаю фирму такую-то, подпись. Всё займёт не более 2 часов. Всё начинайте работать. Форма отчётности: 1 раз квартал. 12 месяцев — 12 доходных статей, 12 расходных. У вас получился по балансу плюс, пожалуйста, заплати налогов 20%, всё больше ничего не надо. Вы сами будете заинтересованы в такой деятельности. Вы никогда не задумывались, почему "Норильский никель" или "Юкос" спокойно ориентируются на рынке. А дело в том, что предприятия работают чисто — идите, проверяйте и люди чувствуют себя комфортно, стабильно.
А когда бизнес идёт в тени, люди вынуждены метаться. Нужно все эту их деятельность "вывести в свет", максимально упростить отчетность, чтобы люди были заинтересованы в легализации. И тогда у бюрократической машины пропадёт инструмент, как забрать честный бизнес под себя. В малом и среднем бизнесе заинтересован как Красноярский край — потому что это реальные рабочие места, так и крупный бизнес, который осуществляет программу модернизации предприятий, без которых они ничего не сделают. Крупный бизнес не может со своими ржавыми станками конкурировать с западными предприятиями. Так что это дорога с двусторонним движением. Я имею в виду помощь малому и среднему бизнесу

- Вы уже завершили формирование системы управления краем, что вы привнесли нового?
- Ситуация с управлением в Красноярском крае была сложной и нетипичной по той причине, что определённое время край жил в системе конфликтов — конфликт между законодательной и исполнительной властью, между местной и центральной промышленной элитами, крупными ФПГ, между энергетиками и потребителями. Частично в эти конфронтации была втянута и местная администрация. В администрации появились люди, представляющие некие отдельные ФПГ, отдельные местные элиты. Единой команды не было. Поэтому была кадровая чехарда. В таком режиме работать было невозможно
Первое, что было сделано — ликвидирован этот конфликт. Сегодня, с моей точки зрения, в администрации края работает профессиональная команда, и должности формируются не под людей, а под задачи.
А дальше идёт устранение дублирующих функций, выдвижение приоритетов, повышение квалификации кадров. Это внутренняя задача, которой мы занимаемся.
Фундамент заложен, теперь надо построить хороший дом.

- Вы пришли из бизнеса, а теперь управляете краем. Вы осознаёте себя как чиновника? Или все же вы остались бизнесменом?
- Мне нравится эта работа. И меня очень интересует экономика края, она своеобразная, она другая, нежели бизнес. Мне нравится решать такие задачи. Ничего нового не происходит, меняется только система координат. Передвигаемся в другое пространство. Ни в коей мере не ассоциирующиеся с бизнесом. Разные задачи. Задачи бизнеса — это прибыль. Это очевидно. Здесь задачи — создание благ для населения, повышение уровня жизни. Источником является тот же инструмент. Это бюджет. Задача интересная, буду её решать.

Беседовала Ирина Петренко,
"ПРАВДА.Ру"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Мед против насморка. Как лечить ребенка без лекарств
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Прогноз на 2018 год: где зарождается Третья мировая
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Пентагон 10 лет изучал НЛО по заказу правительства США
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры