Автор Правда.Ру

Обанкротить, чтобы поделить

За последние несколько лет крупнейшие предприятия Кузбасса (как никакого другого региона) были охвачены волной банкротств
Ведущие финансово-промышленные группы России, используя возможности федерального законодательства, таким способом боролись между собой, оттачивая механизмы передела собственности. Нынешняя устойчивость ФПГ на предприятиях Кемеровской области во многом зависит от договоренностей с местными властями, которые за это время провели "кастинг" бизнес-групп.

Много нас, а он один

Передел собственности на кузбасских предприятиях в интересах крупных ФПГ породил особый тип менеджеров. Как сказал кемеровский губернатор Аман Тулеев, "ни для кого не секрет, что Кузбасс — лакомый кусок российской экономики, поэтому с приватизацией сюда ринулся капитал всякого рода: и жулики, и махинаторы, и откровенные бандиты". Самым распространенным способом захвата предприятий стало использование закона "О несостоятельности предприятий".

"Главный плюс банкротства коммерческой организации — низкие издержки, — считает Роман Попов из группы компаний "Баланс". — Зачем покупать акции предприятия, расходуя значительные денежные средства, если можно получить необходимые активы, затратив на порядок меньшие суммы?"

После того как на предприятие обращает внимание бизнес-группа, которой выгодно взять его себе для продажи или долгосрочного контроля, благополучная жизнь владельцев контрольного пакета заканчивается. Покупаются долги предприятия, причем не обязательно большие. Найти просроченный долг довольно легко — главное, чтобы он был юридически правильно оформлен. Сосредоточив значительный объем задолженности предприятия, юридическое лицо инициирует на нем процедуру банкротства, предварительно "договорившись" с региональными властями.

Операция рассчитывается таким образом, чтобы поглощаемое общество заведомо было не в состоянии погасить имеющуюся задолженность, следствием чего становится введение процедуры наблюдения и назначение временного управляющего. Арбитражный управляющий негласно представляет интересы атакующего юридического лица и под видом анализа финансового состояния должника устанавливает "узкие" места в деятельности предприятия. Цель — усугубить сложившуюся ситуацию, а также помешать органам управления общества восстановить платежеспособность предприятия. В то же время в средствах массовой информации начинают формировать негативный образ хозяйственного общества, что ведет к уменьшению реализации производимой продукции, а следовательно, к ухудшению финансового положения предприятия.

Хрестоматийные примеры подобного способа передела собственности на Кузбассе — захват группами МИКОМ и "Альфа" в первой половине 1990-х годов металлургических гигантов — КМК, НкАЗа и "Запсиба". Бизнес-группы, получившие контроль над предприятиями слишком дешево, как правило, намереваются получить короткую прибыль на временном переводе в свою пользу сбытовых потоков. К тому же можно получить неплохие деньги от долгосрочных инвесторов (в их числе могут быть и вытесненные акционеры) за перепродажу бизнеса.

Как отмечал в интервью "КС" в начале этого года губернатор Кузбасса, "все мы помним, каких трудов нам стоило избавиться от московских финансово-промышленных групп "Альфа" и МИКОМ, а ведь именно они вели ожесточенную борьбу за наши металлургические гиганты. Эти "хозяева" не стремились обновлять производство, не заботились о развитии социальной сферы, не повышали заработную плату работникам. Они направили финансовые потоки из Кузбасса на свои личные заграничные счета. Совместными усилиями трудовых коллективов, всей общественности Кузбасса мы выдворили обнаглевших временщиков и остановили разграбление наших предприятий".

Вместе с тем на Кузбассе, в первую очередь у местной власти, зрело понимание: банкротство может быть не только механизмом передела собственности, но и способом оздоровления предприятия. По словам Амана Тулеева, "мы готовы работать с добросовестным инвестором. Если собственник согласен вложить свои средства в развитие наших предприятий — добро пожаловать. Но при этом нужно выполнять социальные обязательства, платить налоги в областной, местный бюджет и территориальные фонды".

Если финансово-промышленная группа собиралась контролировать предприятие долгое время, подход к делу был более серьезным. Например, "ЕвразХолдинг" получил Западно-Сибирский и Кузнецкий металлургический комбинаты в состоянии банкротства. Хотя агрессивного захвата уже не происходило, финансовая несостоятельность этих комбинатов была очевидна. Поэтому когда "Евраз" в качестве управляющей компании начал скупать кредиторскую задолженность этих комбинатов, никто особенно не возражал.

"Вершиной творческой мысли" эксперты называют дополнительную эмиссию акций общества, находящегося в стадии внешнего управления или конкурсного производства. Эмиссия проводится таким образом, что у организаторов банкротства сосредоточивается контрольный пакет акций компании — это позволяет им после восстановления платежеспособности общества принимать любые управленческие решения по отношению к активам компании. Именно такая схема была использована "ЕвразХолдингом" на "Запсибе" - долги были конвертированы в допэмиссию комбината.

Другой механизм использовался при получении контроля над КМК: основные активы предприятия были разделены на отдельные производственные комплексы и после введения конкурсного производства проданы единственному претенденту — "ЕвразХолдингу". В данном случае важная роль отводилась стадии конкурсного производства, когда в целях удовлетворения требований кредиторов реализовывалось имущество должника. "Видимо, не всегда были правы кредиторы, когда решали ввести на предприятии внешнее управление, — говорит заместитель руководителя территориального органа Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО РФ) Кемеровской области Дмитрий Серков. — У предприятия был шанс выкарабкаться, но не хватало времени. Когда заканчивался срок, отведенный на внешнее управление, предприятие так и продолжало работать в этом режиме: копились внешние долги, долги по платежам, по зарплате. Потом компания все-таки была вынуждена перейти на конкурсное производство".

Дмитрий Серков замечает, что в последние годы в Кузбассе появилась тенденция не распродавать имущество предприятия-банкрота по частям, а выставлять его на торги в комплексе. В итоге новый владелец сразу получает производственный комплекс, в котором возможно сохранить производство либо организовать новое. "Стало считаться неким успехом, — замечает Серков, — когда конкурсный управляющий может продать производственный комплекс. Например, в отчете за первое полугодие этого года мы будем должны указывать, какие новые предприятия образовались на базе старых, находившихся в стадии банкротства. Пока, к сожалению, у нас такой статистики не велось".

"Сейчас на ЗСМК, КМК, НкАЗ пришли новые управляющие команды, и положение дел значительно улучшилось, — говорит Аман Тулеев. Уже в прошлом году "Запсиб" и Новокузнецкий алюминиевый завод вышли из процедуры банкротства, подписав мировые соглашения с кредиторами. Это позволило и собственникам, и трудовым коллективам предприятий войти в режим нормальной работы, заняться реконструкцией производства, повышением качества продукции. С приходом новых собственников наладились дела на ОАО "Кузнецкие ферросплавы", "Азот", "Химволокно".

Слухи о банкротстве Кузбасса преувеличены

В департаменте промышленности областной администрации полагают, что в части вывода некоторых предприятий из банкротства у Кузбасса могут перенимать опыт не только российские коллеги. Среди успешно прошедших эту процедуру предприятий в департаменте называют Новокузнецкий алюминиевый завод, ОАО "Кузбассэнерго", "Кузбассуголь".

"Мнение о том, что в Кузбассе слишком много банкротов, неверно, — полагает Дмитрий Серков. — На самом деле по сравнению с другими регионами количество предприятий в стадии банкротства находится на среднем уровне. К примеру, если в прошлом году в Новосибирской области число предприятий в стадии банкротства составляло примерно 2 тысячи, то в Кемеровской — 1,1-1,15 тысячи".

Господин Серков объясняет специфику Кузбасса так: "Например, в Новосибирской области большое количество дел связано с тем, что налоговая инспекция активно банкротила предприятия, существующие только на бумаге. В Кузбассе же в прошлом году из общего количества банкротств порядка 69% составляли предприятия с активами, то есть такие, на которых при конкурсном производстве реально было что-то продать, сформировать денежную массу и расплатиться с кредиторами".

"Среди таких предприятий много мелких и средних фирм, которые не смогли нормально существовать в рыночных условиях, — говорит преподаватель Кемеровского института коммерции Сергей Наумкин. — Сейчас гораздо проще ввести конкурсное производство, продать имущество, чем заниматься их финансовым оздоровлением, хотя 10-15% из них вполне можно было бы вытянуть".

Количество дел о банкротстве в последние три года практически не менялось. В прошлом году несколько больше, чем налоговая инспекция, стал подавать заявлений о возбуждении процедуры банкротства территориальный орган ФСФО. А в этом году налоговики и вовсе лишены такого права: со стороны государства инициировать банкротство теперь может только ФСФО.

По мнению специалистов, сейчас на очереди — оздоровление предприятий ЖКХ. Однако с ними ожидается больше всего сложностей. С одной стороны, у предприятий растут огромные долги, их давно уже пора банкротить, с другой — эта сфера имеет огромное социальное значение. Ликвидировать такие предприятия невозможно — их нужно эффективно реструктурировать, а как это сделать, никто пока не знает.

И администрация Кемеровской области, и территориальный орган ФСФО полагают, что важно сохранять некую социальную стабильность. Поэтому, по утверждению Сергея Наумкина, "ФСФО и "тянет" некоторые социально значимые предприятия — их проще было бы сразу обанкротить, но такой ход означал бы социальный взрыв в регионе с очень высокой плотностью производства. Кроме того, ФСФО не принимает решение об инициировании банкротства в одиночку — на данный момент существует межведомственная комиссия, в которую входят представители ФСФО, обладминистрации, областного Совета народных депутатов. До этого, пока работал старый закон о банкротстве, вместо межведомственной комиссии действовала коллегия полномочных представителей вышеупомянутых органов, которая и принимала решение "банкротить — не банкротить".

"В настоящее время ряд агрессивно настроенных инвесторов по-прежнему считают целесообразным поглощать предприятия посредством покупки его облигаций или долговых обязательств, — говорит директор новосибирской компании "Брокеркредитсервис" Вячеслав Лугинин. — Однако раньше подобные приобретения нередко предполагали дальнейшее банкротство. С новым законом "О несостоятельности (банкротстве)" делать это в чьих-либо интересах стало сложнее и рискованнее. Соответственно, в настоящее время инвестор может идти иным путем. Получив кредитный рычаг предприятия с неблагоприятной экономикой, он выдвигает свои требования. Как правило, они заключаются в том, чтобы предприятие рассчиталось ключевыми активами".

А вот ситуация, сложившаяся при продаже "дочек" КМК (многие независимые оценщики тогда говорили, что имущество комбината продавалось за цену много меньше реальной), по мнению Дмитрия Серкова, сейчас невозможна: "По старому закону "О несостоятельности" продать предприятие можно было кому угодно, как угодно и по какой угодно цене. Сейчас же обязательно должна быть проведена оценка рыночной стоимости активов предприятия. Обязательно должны пройти торги, и только в том случае, если они трижды не состоялись, купить предприятие может тот, кто больше предложит. По старому закону кредиторы могли просто принять решение сэкономить деньги и не проводить оценку и торги. Продавали, как правило, тому, с кем были определенные договоренности. Новый закон устанавливает необходимость оценки. И тут уже гораздо меньше лазеек для занижения цен и разного рода закулисных договоренностей".

Крупные кузбасские банкроты и их владельцы

Кузнецкий металлургический комбинат. Процедура банкротства была начата 2 июня 1998 года, завершилась 17 июня 2003 года. Дочерние предприятия, которые были созданы на базе КМК, в настоящее время предполагается объединить в одно — Новокузнецкий металлургический завод. Владелец — "ЕвразХолдинг".

Новокузнецкий алюминиевый завод. Банкротство было начато 19 января 2000 года, 3 января 2001 года заключено мировое соглашение. Владелец — "Русал".

Западно-Сибирский металлургический комбинат. Процедура банкротства была начата 24 октября 1996 года, 29 ноября 2001 года подписано мировое соглашение. Владелец — "ЕвразХолдинг".

Юргинский машиностроительный завод. 6 июня 2002 года была начата процедура банкротства, 16 сентября того же года на предприятии введено внешнее управление. Нового владельца пока нет.

"Кузбассэнерго". Банкротство было начато 1 января 1998 года, в 2000 году энергокомпания вышла из стадии банкротства. Контрольный пакет акций (49%) принадлежит РАО "ЕЭС России", блокирующий пакет (36%) — МДМ-банку, остальные акции находятся в руках мелких собственников, в том числе членов коллектива.

"Азот". Банкротство было начато в марте 1998 года, завершено в 2000-м. Владелец — "СИБУР".

По данным ТО ФСФО по Кемеровской области

Ольга ГУЛИК, Кемерово;
Михаил СТОЛЯРОВ
Континент Сибирь

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
В небе F-22
Кто не без греха
СМИ: осенью лекарства в России могут подорожать
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Владимир СКАЧКО — об украинских спецротах для алкоголиков
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
СМИ: осенью лекарства в России могут подорожать
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Букве "ё" оставят точки
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Поездка украинских школьников в Россию возмутила общественность
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль